Все новости

Сообщество в 2 миллиарда пользователей. Facebook отмечает 15-летие

Полина Колозариди — о том, как изменилась социальная сеть и как менялся мир вместе с ней

Facebook исполняется 15 лет. За эти годы компания успела изменить мир, но еще больше — изменилась сама. Сегодня Facebook — это более 2 миллиардов пользователей по всему миру, политические скандалы, "корпорация зла" в Америке и Европе и при этом часть публичной сферы многих стран, в том числе России.

О многих компаниях, модных в 2004–2007 годах, мы уже забыли. Но Facebook держится, хотя в 2018 году количество пользователей и доходов стало сокращаться. Американцы не доверяют непрозрачности алгоритмов, которые создают ленту постов и собирают их данные. Молодые пользователи во многих странах предпочитают другие сервисы: Instagram, мессенджеры, в России — "ВКонтакте".

И все же Facebook остался популярным. Одна из причин этому — парадокс, лежащий в основе сервиса. Основатель компании, Марк Цукерберг, не раз говорил, что главная задача его проекта — объединять людей и бороться с одиночеством. Facebook называет своих пользователей сообществом. Но как возможно сообщество из 2 миллиардов человек?

Корпорация зла

В апреле 2018 года Марк Цукерберг выступал в американском Сенате. Ему пришлось оправдываться по самым разным поводам.

Его спрашивали о сотрудничестве с одними государствами (Россией) и укоряли за недостаточное внимание к другим (США). Цукерберг пообещал, что компания будет менять свою политику.

Одна из претензий к Facebook — непрозрачные алгоритмы. Открывая сервис, вы видите ленту и рекламу, но никто не знает, как они сформированы. Именно из-за этого были возможны манипуляции, которые связаны с Cambridge Analytica, компанией, отвечавшей за онлайн-пиар Дональда Трампа на президентских выборах. Считается, что с помощью рекламы, настроенной специально под каждую группу пользователей, в Facebook смогли развернуть кампанию, которая объясняла каждому, чем хорош Трамп, используя уникальные слова и образы. Данные пользователей при этом не были достаточно защищены. В свое оправдание Марк Цукерберг пообещал отслеживать, из какой страны приходят рекламодатели и разработчики сторонних приложений (например, тестов, в которых запрашивают доступ к профилю, чтобы узнать, на какую актрису или актера вы похожи), и с чем они пришли в Facebook.

Эти скандалы — далеко не единственное, чем прославился Facebook за последние несколько лет.

Пожалуй, самая яркая иллюстрация его амбиций — приложение Free Basics в странах Африки. В этом приложении собрано несколько сервисов, в том числе Facebook. Пользоваться им можно бесплатно, но список очень ограниченный. Например, в Гане в него не вошли основные местные новостные сайты, а в Кениии — местный аналог Госуслуг.  Надо сказать, люди придумали немало оригинальных способов узнавать новости, распространять важную информацию и читать книги через это приложение. Но сам факт, что все многообразие интернета сводится к одному сервису, многих возмутил.

Однако не стоит судить Facebook лишь реакциям в СМИ, которые пишут на английском. Все эти годы в России социальная сеть выполняет роль публичной площадки, где спорят и взаимодействуют друг с другом известные журналисты, писатели, ученые. Но российский рынок очень невелик, и для публичного образа Facebook все это не имеет такого большого значения. Более известный пример, позволяющий взглянуть на Facebook иначе, — "арабская весна", в которой компания играла важную роль. И это во многом усугубило ее претензию на роль главной сети, которая раз и навсегда изменит отношения между людьми.

Сеть, которая должна была все изменить

Десятки публикаций в СМИ и научных журналах рассказывали о том, что социальные перемены, названные мгновенно "арабской весной", изменят мир. Все свержения режимов на Ближнем Востоке происходили при участии социальных сетей. Образ объединенных групп, свергающих тиранов с помощью новых технологий и медиа, — вот что вдохновляло больше всего. Казалось, бюрократия и вертикальная власть исчезнут, а на их место придут самоорганизация и политика, лишенная обычных минусов любого лидерства. Facebook и Twitter были главными социальными сетями того периода. 

Уже в следующие несколько лет стало ясно, что социальная сеть не делает мир горизонтальным, демократичным и пластичным

Стали выходить исследования, показывающие, что роль онлайн-платформ сильно преувеличена. На место прежних лидеров в вертикали власти приходили новые, вместо офлайн-посредников в экономике появились электронные средства взаимодействия. И мы знаем уже, с высоты 2019 года, что бюрократии не становится меньше в рыночной экономике, если она переходит в онлайн-форму. 

Для Facebook и других сервисов начало 2010-х годов было очень важным. Дело в том, что во многих странах произошло то, что исследователи Барри Веллман и Ли Рэйни называют "тройной революцией", — появились социальные сети, дешевые смартфоны и недорогая цена за интернет-трафик. Это сочетание новшеств позволило приложениям, гаджетам и интернету распространяться так, как никогда раньше. И Facebook оказался на своем месте. Он стал социальной сетью номер один во многих странах.

В те же годы оформилась идея Марка Цукерберга об одной идентичности: пользователи будут обозначаться в интернете в рамках одного сервиса, одной среды. И да, эта онлайн-личность будет обрастать связями, свидетельствами, воспоминаниями (это воплощено в таймлайне Facebook, представленном в 2011 году).

Исследователи и технокритики сразу начали говорить о том, что это чревато усилением самоцензуры из-за того, что люди все время будут смотреть друг на друга. Второе опасение, возникшее тогда же, — за удобство использования алгоритмизированной ленты сообщений, где есть только классные новости, нам придется платить своими данными.

Взрыв цветущего многообразия

Переместимся в самое начало истории. 2000-е годы были необычным временем для всей IT-среды. В 2005 году Guardian писала о том, что "cамыми быстрорастущими интернет-брендами в Великобритании стали не традиционные гиганты вроде Google и Yahoo, а маленькие сайты сообществ, которые собирали пользовательский контент".

За несколько лет до этого Америку накрыл кризис доткомов: вложенные в интернет-компании деньги инвесторов не оправдали себя, онлайн-бизнес оказался мыльным пузырем. После этого начали развиваться новые сервисы, с небольшим стартовым капиталом, не требующие технологических перемен, но в первую очередь вовлекающие людей в производство новых ценностей. И одной из главных ценностей стало само общение.

Форумы, блоги, Livejournal, "Одноклассники" и их родственники, Classmates, "Википедия" и многочисленные Wiki-проекты — все это возникло в нулевые. Это проекты на стыке медиабизнеса, технологического предпринимательства и социальных проектов. Многие из этих многочисленных сервисов стали сегодня артефактами, о которых пользователи не помнят. Другие несколько — обрели успех и миллиарды пользователей.

Когда в 2004 году Марк Цукерберг начинал создавать Facebook, он, конечно, хотел не только знакомиться с девушками и удивлять друзей, как говорят об этом фильмы и массовая культура. Он знал, что такое социальная сеть не как онлайн-сервис, а как понятие, важное для людей. Цукерберг и люди, которые его окружали, были частью своего времени и среды, нулевых годов.

Для понимания Facebook нужно увидеть главный тренд эпохи — начало распада глобализации. Спустя три года после взрыва башен-близнецов еще не было очевидно, что однополярный мир с неизбежным прогрессом и движением к общему будущему всех стран не состоится. Мир уже начал поворачиваться к фрагментации, и социальным сетям предстояло сделать важное — стать способом связи для сообществ людей, которые могут никогда не видеть друг друга

Эпилог о превращениях

В 2003 году в России запустилось одно из самых известных и успешных телешоу: "Дом-2".

Оно выходит до сих пор, став одним из немногих выживших в эпоху YouTube и трансляций в Instagram реалити-шоу. Конечно, в 2003 году транслировать свою жизнь в прямом эфире могли только люди "за стеклом" (другое некогда популярное подобное шоу). Жизнь с малознакомыми людьми под прицелом телекамер казалась чем-то, по крайней мере, странным для зрителей и тем более притягательным. В социальных сетях мы все немного подставляем себя под взгляды других, не всегда хорошо понимая, кто может стать публикой и критиками.

То, что изменилось за прошедшие 15 лет в нашем понимании далекого и близкого, своих и чужих, публичного и приватного, — это результат сложных процессов.

В нем нет проигравших и выигравших, и технологии сыграли в нем не самую главную роль, ведь Facebook — это не технологическая и даже не медиановинка. Он стал бенефициаром союза социальных, технических и медийных проектов, когда успешный бизнес начинает жить в самих пользователях

Как пользователи мы, глядя на все это, подстраиваем любые сервисы под свои нужды. Люди в африканских странах, имея лишь бесплатный facebook, узнают о новостях и читают книги. Мы в России говорим в facebook о политике и морали, превращая интернет-инновации в инфраструктуру повседневной жизни.

Сейчас политические скандалы превращают репутацию Facebook в нечто монструозное. Но не стоит забывать, что современная политика стала такой, как сегодня, уже в эпоху социальных сетей. Когда мир меняется очень быстро, он уничтожает тех, кто первым создает перемены и символизирует их.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru