Все новости

Киноиндустрия как зона особого риска. Как "дело Вайнштейна" изменило мир

Елена Мезенцева — о том, почему после "дела Вайнштейна" традиционная модель отношений между полами уходит в прошлое

7 марта в США начинаются предварительные слушания по делу голливудского продюсера Харви Вайнштейна. Последние полтора года это имя не сходит со страниц мировых СМИ и с телеэкранов, после того как актриса Эшли Джадд обвинила продюсера в сексуальных домогательствах.

После этого неприятности лавиной посыпались на голову Вайнштейна: с жалобами на него выступили около сотни актрис, его уволили из созданной им компании, исключили из нескольких киноакадемий и гильдий, запустили процедуру лишения наград, и в довершение бед из-за скандала от него ушла жена.

По большинству эпизодов уже истек срок давности, и на сегодня остается пять пунктов обвинения, три из которых основаны на том, что в марте 2013 года он изнасиловал женщину в номере отеля. Впрочем, сам продюсер вины не признает, а новая команда адвокатов, нанятая Вайнштейном, не без оснований надеется, что их клиенту удастся избежать наказания.

#MeToo и #ЯНеБоюсьСказать

История Харви Вайнштейна подарила миру движение #MeToo и породила одну из самых ожесточенных глобальных общественных дискуссий. Начало положила актриса Алисса Милано, которая разместила в Twitter пост и предложила женщинам, пережившим насилие, выставить хештег #MeToo. За первые 24 часа на ее пост поступило свыше 500 тыс. ответов. Движение #MeToo продемонстрировало солидарность с жертвами и показало, что американские женщины больше не склонны разделять мужскую точку зрения на взаимоотношения полов и готовы отстаивать собственные интересы — даже если это не нравится мужчинам.

В России движение #MeToo не получило широкой популярности — во многом потому, что годом раньше в Сети уже бушевали страсти по поводу его русскоязычного аналога #ЯНеБоюсьСказать. 5 июля 2016 года украинская активистка Настя Мельниченко в своем посте в Facebook призвала женщин рассказать о пережитом насилии. Кампания охватила несколько стран постсоветского пространства, однако в отличие от движения #MeToo флешмоб #ЯНеБоюсьСказать выявил не только солидарность с жертвами, но и нередко солидарность с насильником, причем как со стороны мужчин, так и со стороны части женщин. Да и в истории с Вайнштейном российские участники увидели в первую очередь желание меркантильных и амбициозных актрис любыми средствами получить хорошие роли, а потом еще и отомстить больному льву за свое давнишнее унижение. По словам одной известной российской актрисы: "Если ты имеешь роль, то какая разница, как ты ее получила?"

Флешмоб #ЯНеБоюсьСказать имел и неожиданный побочный эффект. Массовость и жесткость того контента, который выплеснулся на страницы Facebook, оказались неприятным сюрпризом для читателей. Еще большей неожиданностью стал тот факт, что жертвы насилия больше не хотят молчать и готовы предать огласке свою историю. Аудитория соцсетей отреагировала на флешмоб неоднозначно: критики (чаще мужчины) пытались обесценить признания участниц, подозревали их во лжи, лицемерии, "погоне за лайками и западными модными трендами". Казалось бы, за последние десятилетия наше общество должно уже привыкнуть воспринимать насилие как универсальный способ решения проблем, однако в случае с флешмобом #ЯНеБоюсьСказать насилия оказалось слишком много.

Поговорим о власти

Все истории взаимоотношений Харви Вайнштейна и актрис структурированы единообразно: она имеет в своем распоряжении таланты и женские достоинства, а он располагает властью открыть или закрыть ей путь в карьере. Можно бросать любые камни в адрес феминисток, но трудно отрицать их вывод о том, что отношения полов всегда структурированы как отношения власти. И история продюсера — тому яркое подтверждение.

Понятно, что представления Харви Вайнштейна о том, как следует вести себя с женщинами, были сформированы в годы его молодости, когда подобные вещи отлично вписывались в голливудский стандарт. Его жертвы тоже до поры до времени молчали, придерживаясь старой модели отношений продюсер — актриса. Но стоило упасть одному камешку, как стронулась с места вся лавина, и это показало, что время традиционной модели отношений между полами уходит в прошлое. В случае США это уже свершившийся факт. Да и в России ситуация сдвинулась с мертвой точки, о чем говорит успех кампании #ЯНеБоюсьСказать. Впрочем, у Харви Вайнштейна до сих пор немало поклонников в России, убежденных в том, что он "правильно делает, что смеется над этими дурами".

Но почему же все эти актрисы так долго молчали?

Молчали действительно очень долго. Самый давний случай домогательств знаменитого продюсера, о котором сообщили СМИ, относится к 1984 году, когда его жертвой стала молодая актриса Томи Энн-Робертс, которую Вайнштейн пригласил на прослушивание в свой номер и встретил, лежа в ванне. Похожие истории были рассказаны десятками женщин. Все они молчали долгие годы из страха перед скандалом и лично Вайнштейном, из чувства стыда и боязни общественного осуждения.

А Вайнштейн пользовался серьезными ресурсами, чтобы предотвратить публичный скандал: он платил женщинам за молчание, просто запугивал, мог организовать негативные публикации в СМИ, пользовался своими связями, чтобы помешать несговорчивым актрисам получить хорошие роли. Гвинет Пэлтроу и Кейт Бекинсейл признавались, что Вайнштейн угрожал им, актриса Лорен Холли рассказала, что "влиятельные люди в Голливуде" советовали ей не выступать против продюсера, "потому что это Харви Вайнштейн".

"Эффект Вайнштейна"

Харви Вайнштейн сумел вписать свое имя даже в научный дискурс. Википедия любезно сообщает нам, что "эффект Вайнштейна" — феномен массовых частных публичных обвинений в сексуальных домогательствах и нападениях в адрес знаменитостей, за которыми следует реакция со стороны предприятий и учреждений".

Вслед за Харви Вайнштейном жертвами кампании по искоренению сексуальных домогательств стали известные актеры, режиссеры, издатели. Легенда телевидения Лес Мунвес (сериалы "Скорая помощь" и "Друзья") за многолетний безнаказанный харасcмент был уволен с работы и лишился выходного пособия в $120 млн. Врач олимпийской сборной США Ларри Нассар, которому было предъявлено обвинение в изнасиловании 140 детей, получил пожизненный срок. В отличие от прошлых лет, когда в сексуальные скандалы были замешаны непубличные люди, теперь объектом обвинения стали медийные персоны, и "неприкасаемых" больше нет.

И "эффект Пенса"

"Эффект Вайнштейна" породил обратную реакцию, и она получила название "эффект Пенса" в честь вице-президента США Майка Пенса, который неоднократно заявлял, что никогда не ужинает с женщинами наедине, за исключением собственной супруги. Вслед за ним владельцы многих компаний стали разрабатывать внутренние правила, регламентирующие деловое общение с женщинами. Теперь деловые встречи не могут проходить в кабинете один на один или при закрытой двери, если речь идет о женщинах моложе 35–40 лет. Кинокомпании ввели запрет на проведение кастингов "на дому", а для съемок сцен секса теперь необходимо приглашать специальных консультантов. Отныне молодым женщинам будет сложнее получить работу в богатых и крупных компаниях, поскольку в глазах работодателей их наем связан с определенными рисками.

На этом фоне вполне логично выглядит заявление Трампа о том, что для мужчин Америки настали тяжелые времена: любая женщина может обвинить тебя в чем угодно. Правда, он почему-то забывает добавить, что каждый второй обвиняемый добровольно признал свою вину еще до начала расследования. Кстати, актрисы, обвиняющие Вайнштейна в домогательствах, за немногим исключением не получили от этой истории ничего в материальном плане. И это лишний раз подтверждает, что Харви Вайнштейн реально обидел очень и очень многих.

Что бывает с теми, кто пытается играть не по правилам

В некоторых ситуациях человек не может быть наказан по закону. Однако это вовсе не означает, что он невиновен. Если его вина очевидна для общества, оно всегда может разобраться с провинившимися своими силами через инструменты общественного осуждения. Именно это сейчас и происходит с Харви Вайнштейном и его собратьями по несчастью.

Я думаю, что в судебном плане у него есть серьезные шансы выйти сухим из воды: на него работают лучшие адвокаты Америки, им уже удалось снять с него одно из самых тяжелых обвинений, договориться со многими жертвами о материальной компенсации и частично дискредитировать работу следователей. Так что уголовная перспектива становится все более туманной. Но разве это снимает с него вину?

Беда Харви Вайнштейна не в том, что он позволял себе лишнее в отношениях с актрисами, и даже не в том, что потом пытался запугивать и/или подкупать своих жертв. Его беда в том, что он не понял, в какой момент в американском обществе изменились негласные правила игры, и то, что могло сойти за норму в годы его молодости, перестало восприниматься как нормальное поведение. Американское общество показало, что оно не готово признать "право на безнаказанность" даже за такими влиятельными и известными людьми, как Вайнштейн.

Справедливо ли такое жестокое общественное наказание, да еще и до оглашения решения суда? Тут однозначного ответа нет, да и быть не может. По мнению части российских интернет-пользователей, оно совершенно несправедливо — ведь "мужчина и должен домогаться понравившейся ему женщины, это же нормально". Но вот в Америке это уже ненормально, и еще более ненормально пользоваться своей властью над актрисами, чтобы принудить их к интимным занятиям.

Проблема Вайнштейна заключается в том, что с общественным мнением невозможно договориться полюбовно или бороться теми средствами, которыми он привык действовать, — то есть подкупом и угрозами. Так что выбор у него невелик: придется либо примириться с потерей прежнего статуса, либо сменить страну на такую, где к мужским шалостям относятся более снисходительно.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru