Все новости

Уголовное дело против литовских судей за приговор Язову. Чего хочет добиться Россия?

Александр Гущин — о том, почему среди осужденных литовским судом по делу о событиях 1991 г. есть экс-министр обороны СССР Дмитрий Язов, но нет бывшего Верховного главнокомандующего Михаила Горбачева

Уголовное дело, заведенное Следственным комитетом против литовских судей, — это во многом символический жест России. Наша страна обозначает в этом вопросе свою позицию. Это — правильный первый шаг, так как нельзя оставлять без ответа подобные демарши, однако недостаточный.

Нарушение основ права

Приговор, вынесенный в Литве, — это незаконные действия против наших граждан и вопиющее нарушение основ права, о чем заявляет и Следственный комитет. Ведь россиян судят по законам независимой Литвы, тогда как в январе 1991 года Литва еще была одной из советских республик. Она не была независима, не была признана международным сообществом, и поэтому действия советских спецслужб и армии по прекращению беспорядков носили правомочный характер.

Более того, есть вопросы и по существу дела. Многие эксперты и очевидцы говорят о неизвестных снайперах, которые вели огонь по участникам столкновений у Вильнюсской телебашни, однако само предположение об этом является крамольным в Литве. Точное число жертв до сих пор тоже не установлено.

Однако похоже, что литовские власти это не очень волнует и они выбрали тактику обвинения лиц, которые наиболее уязвимы. Один из двух россиян, приговоренных к реальным срокам, Юрий Мель, был задержан во время поездки из Калининградской области в Литву. Теперь его используют для того, чтобы оказывать давление на Россию.

При этом характерно, что среди тех, кого осудили в Литве, нет Михаила Горбачева, хотя он был Верховным главнокомандующим СССР. Но очевидно, что это связано с тем, что Горбачев имеет для Запада определенное сакральное значение. Он является историческим символом распада СССР и всего социалистического блока.

При этом он остается человеком, который не смог удержать ситуацию в СССР под контролем, и события в Литве это показывают. Даже законные силовые акции — это свидетельство того, что в Москве не смогли ничего сделать с сецессией Литвы. Горбачев несет за это политическую ответственность.

Однако если среди обвиняемых будет Горбачев, то вся пиар-конструкция, связанная с процессом, не будет восприниматься так позитивно на Западе. В то же время маршал Язов — это член консервативного крыла советского руководства, член ГКЧП, глава армии, которого можно выставить оккупантом. Поэтому Язов — удобен, а Горбачев — нет. 

Для чего это нужно Литве

Этот процесс может быть использован для предъявления Литвой требований по компенсации за "советскую оккупацию" и для того, чтобы представлять Россию в литовских и мировых СМИ как наследницу агрессивного советского руководства, которое "душило литовскую независимость". Литва сейчас — это застрельщик антироссийских кампаний даже в большей степени, чем две другие страны Балтии, и нынешняя пропагандистская кампания, связанная с осуждением Язова и других россиян, содействует негативному восприятию России на Западе. Это четко понимают в Литве и пытаются на этом заработать какой-то капитал. Кроме того, внешняя политика Литвы лишена субъектности и полностью находится в фарватере США, что особенно четко проявилось во время украинского кризиса.

В то же время процесс, который имеет вполне определенный политический окрас, можно рассматривать как свидетельство того, что литовский государственный проект в постсоветское время является только относительно удачным. Иначе зачем государство чувствует необходимость обращаться к событиям 30-летней давности и постоянно апеллировать к проблеме якобы имевшей место "советской оккупации"?

Литва связывает свое правопреемство с республикой межвоенного периода, которая, однако, фактически была авторитарной диктатурой. Идеализация межвоенного периода идет рука об руку с демонизацией советского этапа истории Литвы. Однако трудно очернить факты строительства новой инфраструктуры, развитие театра и кинематографа, культуры во времена СССР. Поэтому выбираются эпизоды по типу событий 1990–1991 годов, когда началось движение республики за выход из состава СССР. Это — очень благоприятная почва для серьезной политической и пиар-кампании.

Откуда фиксация на истории

Основная причина фиксации на исторических вопросах — трудности настоящего. Литва испытывает серьезные проблемы с развитием инфраструктуры, сталкивается с огромной убылью населения: в год из Литвы уезжают более 30 тыс. человек при населении всего несколько миллионов. Молодежь не видит перспектив для себя внутри страны.

В этих условиях у литовских властей есть не так много возможностей для консолидации общества — мало на что можно опереться. Поэтому внимание концентрируется на исторической политике, которая уводит общество от обсуждения реальной повестки дня. Поднимая события давно ушедшей эпохи и обвиняя советское руководство в преступлениях, власть решает таким образом вопросы собственной легитимации. Вместо того чтобы найти консенсус в своей истории, признать хорошее и плохое в советской истории, этот период мажется только черной краской, а люди, которые выполняли свои обязанности и не определяли политическую линию советского руководства, признаются преступниками и осуждаются на многолетние сроки.

Для России важно здесь продумать ответную реакцию. Мы хотим нормализовать отношения с Западом, но со стороны малых стран "новой Европы" существует такое давление, что курс на нормализацию оказывается нереализуемым. Случаи, подобные приговору Язову, используются для давления на Россию не только Литвой, но и более серьезными западными странами. Поэтому желая улучшить отношения с Западом, следует понимать, что если мы будем пропускать такие вещи, то они будут только повторяться с новой силой.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru