Все новости

Так ли страшен черт: стоит ли смотреть детективный триллер "Девятая"

Николай Долгин — о стильном отечественном фильме с налетом чертовщины и комикса

7 ноября в прокат вышла мистическая костюмная драма "Девятая" Николая Хомерики. В центре сюжета — серия ритуальных убийств в Санкт-Петербурге конца XIX века. Когда полицейские следователи Ростов (Евгений Цыганов) и Ганин (Дмитрий Лысенков) находят в одной из жертв вместо сердца дьявольский "киндер-сюрприз" с пентаграммой, они обращаются за советом к девушке-медиуму Оливии Рид. Барышня из Туманного Альбиона развлекает питерский бомонд спиритическими сеансами и, возможно, сама нечиста на руку. Вместе этой троице предстоит докопаться до истины.

Кадр из фильма "Девятая" Централ Партнершип
Описание
Кадр из фильма "Девятая"
© Централ Партнершип

Финальный трейлер "Девятой" настраивал на странный лад: рисованные вставки, заливистая музыка Чайковского, игривый тон и сумрачный видеоряд. Было непонятно, чего ожидать от такого сочетания (хотя скептики скажут, что от российского кино ничего хорошего ожидать не приходится), но фильм посмотреть хотелось. Пусть действо на экране временами и походило на ремейк голливудского "Шерлока Холмса", но парадоксальным образом выглядело свежо.

Не в экшене счастье

Как водится, итоговый результат вышел неоднозначным. В том, что касается экшен-сцен, Николай Хомерики определенно не Гай Ричи. Отечественный режиссер лишь в последние годы понял, что хочет быть ближе к народу, и снизошел до сериалов и затратных блокбастеров, хотя прежде промышлял высоколобым арт-хаусом. Видно, что человеку до сих пор не по себе от жанровой суеты: всех этих шумных потасовок, перестрелок и преследований. В таких условиях Тарковским себя, конечно, не почувствуешь, но деваться некуда.

Кадр из фильма "Девятая" Централ Партнершип
Описание
Кадр из фильма "Девятая"
© Централ Партнершип

Как итог — нервные дерганья камеры, суматошные склейки, неразбериха и безыдейная хореография. Постановка событийных эпизодов напоминает неуклюжий доклад вызванного к доске троечника, который норовит поскорее отмучиться и ретироваться за уютный бастион последней парты. Заветную удовлетворительную оценку позволяет получить лишь вполне пристойная погоня с героем на крыше кареты.

Впрочем, Хомерики вверили не боевик, а детектив, поэтому основная часть хронометража отведена расследованию. Интрига, к которой приложили руку писатели-фантасты Марина и Сергей Дяченко, хоть и более-менее работает, но не застраховывает фильм от провисаний.

Чем черт не шутит

Увлекательность повествования вызывала вопросы еще во время съемок. Понаблюдав за постно-гробовыми физиономиями актеров, продюсер Александр Роднянский почуял неладное: дело запахло вторым "Дуэлянтом". Мрачный психологизм этой исторической драмы обернулся кассовым провалом, поэтому "Девятой" сделали срочную операцию на монтажном столе, пересадив ей чувство юмора. Прижилось оно не до конца, но, безусловно, повысило шансы картины на выживание в прокате.

Кадр из фильма "Девятая" Централ Партнершип
Описание
Кадр из фильма "Девятая"
© Централ Партнершип

Персонаж Лысенкова превратился в хохмящего ненадежного рассказчика, ломающего четвертую стену, а заодно и в первого на Руси автора комиксов. Нарисованные им триптихи периодически иллюстрируют происходящее в ироничном ключе. Главная проблема данного костыля в том, что он никак напрямую не влияет на сюжет, из-за чего выпирает его искусственность. Тем не менее комичные картинки все же добавляют фильму самобытности и легкости, которых у него явный дефицит.

Горе-детектив

Из Ростова и Ганина тоже не получилось наших Шерлока и Ватсона, но это лишь отчасти плохо. Между ними совершенно иная динамика отношений, нежели у гениального сыщика и его соратника. Их нельзя назвать друзьями, и значительную часть расследования они ведут параллельно, соревнуясь за звание главного героя картины. Ростов концентрируется на оккультном аспекте дела (хотя кажется, что он просто попадает под женские чары представительной барыни и бегает за юбкой).

' Central Partnership/YouTube'

Ганин в это время занимается честной сыскной работой с опросом свидетелей, не раз отпуская ехидные замечания о профпригодности своего коллеги. В конечном счете из этой пары именно персонаж-скоморох Лысенкова производит впечатление более компетентного специалиста.

Герой Цыганова вообще олицетворяет один из главных промахов фильма. Он не может похвастаться ни головокружительной дедукцией, ни харизматичными ужимками, ни интересными особенностями характера. Столь постная фигура просто не в состоянии держать на себе картину, и вина здесь лежит не только на актере, но и на не выручившем его сценарии. Неудивительно, что его решили подзадвинуть на второй план в угоду сюжетной арки Ганина.

Изначально с ролью в "Девятой" связывали Каю Скоделарио, засветившуюся в "Пиратах Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказок". В итоге зазвать в культурную столицу удалось менее статусную (хотя и Скоделарио не бог весть какая звезда), но, пожалуй, даже более эффектную англичанку Дэйзи Хэд с поистине необъятными глазами. Есть шанс, что ее участие не просто украсит картину, но и поможет ей выйти на международные рынки.

Красота спасет мир

Кто и впрямь постарался на славу в "Девятой", так это художники-постановщики Сергей Иванов и Татьяна Патрахальцева. Они преобразовали Петербург в духовный город-побратим старого Лондона, в темных улочках которого могут водиться свои Джеки-потрошители. Бледную кладбищенскую эстетику оценил бы даже король готики Тим Бертон. В России действительно научились находить красивые визуальные решения для фильмов, не уступающие западным образцам. 

Кадр из фильма "Девятая" Централ Партнершип
Описание
Кадр из фильма "Девятая"
© Централ Партнершип

"Девятая" — это, конечно, не девять из десяти, но и не постыдное пятно на репутации отечественного кино, где, к слову, чистых мест осталось не столь уж и много. Заупокойная тематика и сверхъестественные мотивы наверняка придутся по душе поклонникам киносериала "Гоголь", которые могли повесить нос в ожидании "обеспетровленного" продолжения (как известно, Александр Петров посчитал, что вырос из парика великого писателя). Николай Хомерики смастерил неровный, но вполне занимательный детектив — и то хлеб.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru