Все новости

Полицейские рейды и задержания. Как Марокко пытается сдержать коронавирус

Первин Мамед-заде — об усилиях марокканских властей по борьбе с вирусом и тревогах населения

Прошел ровно месяц с того момента, как специалисты Института Пастера в Касабланке официально подтвердили информацию, которой с тревогой ожидали миллионы марокканцев, — до страны добрался таинственный коронавирус COVID-19. В том, что это рано или поздно произойдет, практически никто не сомневался. К этому времени с инфекцией уже длительное время боролся Китай, "полыхали" Италия и Иран, регулярно поступали тревожные цифры о количестве заболевших и умерших в Испании, Франции и других странах.

Надо отдать должное марокканским властям — с решительными мерами по сдерживанию угрозы они тянуть не стали. Очевидно, перед глазами дворца и правительства маячил печальный пример ряда стран Южной Европы, которые на старте эпидемии действовали недостаточно энергично и в результате потеряли драгоценное время. Что обернулось резким ростом числа заболевших, стремительным расползанием инфекции по регионам и высоким уровнем смертности.

Поэтому власти Марокко, отчетливо понимая, насколько опасен малоизученный враг, стали действовать быстрее и подошли к делу предельно серьезно. Менее чем через две недели после того, как Министерство здравоохранения сообщило о первом заболевшем (это случилось 2 марта), было полностью приостановлено регулярное пассажирское авиасообщение с внешним миром, временно закрыты все учебные заведения, кафе, рестораны, кинотеатры, театры, спортклубы, бани, игровые и прогулочные пространства.

Отдельным решением власть объявила "вплоть до нормализации санитарной ситуации" о закрытии мечетей, что многие правоверные расценили как экстраординарный, но в тоже время вынужденный и необходимый шаг. Для минимизации риска переноса инфекции пришлось на время отказаться от выпуска и распространения бумажной прессы.

Еще через несколько дней, когда схлынула первая мощная волна опустошительных набегов покупателей на супермаркеты и аптеки, власти 20 марта ввели минимум на один месяц на всей территории Марокко чрезвычайное санитарное положение, установив режим обязательного пребывания населения в своих домах и наложив запрет на перемещение в общественных местах без специального письменного разрешения. А в ночь на 22 марта прекратилось транспортное сообщение между городами.

Примерно тогда же в крупные населенные пункты вошли части Королевских вооруженных сил (КВС) с целью обеспечения правопорядка и создания необходимых условий для санитарного ЧП. Многих впечатлила разошедшаяся по социальным сетям видеозапись, запечатлевшая въезд длинной колонны бронетехники в Касабланку — крупнейший город страны. Кстати, на сегодня именно он удерживает лидерство в Марокко по числу инфицированных. Что, впрочем, неудивительно. Густонаселенная пятимиллионная Касабланка — экономическая столица королевства и один из крупнейших транспортных узлов Африки, пропускающий через себя ежегодно миллионы пассажиров со всего мира.

Важно отметить, что ограничительные и профилактические меры в Марокко принимались в ситуации, когда общее число зараженных коронавирусом в королевстве еще не достигло даже первой сотни, а умерших было только трое. Власти взяли курс на то, чтобы в самом начале сбить темп распространения инфекции и постараться снизить нагрузку на объекты здравоохранения. По данным главы Минздрава Халеда Аита Талеба, в Марокко подготовлено 44 госпиталя, способных принять заразившихся коронавирусом (сейчас их уже больше 650 человек), а также 32 специализированных консультационных центра.

Свое веское слово сказал король Марокко Мухаммед VI. По его указанию был создан специальный фонд по противодействию пандемии коронавируса, куда от разных компаний, общественных и иных структур стекаются средства. Они предназначены для покрытия расходов медицинской системы, а также поддержки национальной экономики, прежде всего наиболее уязвимых секторов, в частности туризма. Деньги спецфонда также будут потрачены на сохранение рабочих мест и смягчение социальных последствий возникшего кризиса.

Без туристов и фестивалей

Всего за несколько недель повседневная жизнь в королевстве изменилась до неузнаваемости. Энергичные, деятельные и весьма общительные марокканцы вынуждены запереться в своих жилищах, отказавшись от любимых привычек и видов досуга, и с тревогой ожидать конца ограничительных мер, которые, с одной стороны, необходимы для сдерживания расползания коронавируса, а с другой — парализуют экономическую деятельность. Мелкий бизнес, который дает заработок сотням тысяч марокканских семей, сейчас почти полностью замер.

В крайне плачевном состоянии оказался туризм — одна из важнейших отраслей экономики, обеспечивающая почти 10% ВВП королевства. Интернет-пользователи ежедневно делятся друг с другом фотографиями опустевших средневековых кварталов "имперских" городов Марокко: Марракеша, Феса, Мекнеса. Еще недавно представить себе такое было совершенно немыслимо! В прежние годы туристический сектор страны демонстрировал завидную устойчивость и даже рост, например, во время тревожных событий "арабской весны" или нарастания террористической угрозы в Арабском Магрибе и зоне Сахеля и Сахары.

Однако сейчас ситуация кардинально иная. Львиную долю гостей королевства традиционно составляли европейские туристы. И уже очевидно, что после окончания пандемии мировую экономику ожидает рецессия. Поэтому говорить о перспективах и даже примерных сроках массового возвращения гостей из Европы на марокканские курорты пока преждевременно.

Национальный совет по туризму в марте обнародовал неутешительный прогноз. По его данным, пандемия угрожает будущему по меньшей мере 9 тыс. марокканских предприятий, так или иначе связанных с туристическим сектором. Среди них — большие и маленькие гостиницы, кафе и рестораны, агентства путешествий, обслуживающие путешественников транспортные компании, фирмы по аренде автомобилей и так далее. Уже ясно, что убытки будут колоссальными и будут исчисляться миллиардами долларов.

Еще одна потеря для Марокко — отмена крупных культурных событий. В 2020 году в связи с пандемией коронавируса не состоится, в частности, очередной Международный фестиваль музыки и ритмов мира "Мавазин", Фестиваль духовной музыки мира в Фесе, музыкальный фестиваль "Тимитар" в Агадире. Все эти мероприятия каждый год собирали огромную аудиторию, формировали привлекательный имидж королевства, а заодно приносили хороший доход гостиничной и развлекательной индустрии Марокко.

Тревожные вопросы

В угнетающей атмосфере повторяющихся дней нарастает тревога. Прежде скептически относившиеся к медицинским маскам и перчаткам марокканцы теперь берегут их как дефицитный товар. Как долго продлится чрезвычайное санитарное положение, ставшее испытанием для нервов миллионов марокканцев? Выдержит ли система здравоохранения королевства негативный сценарий с массовым наплывом инфицированных в больницы? Надолго ли хватит в стране запасов продуктов питания, газовых баллонов и дезинфицирующих средств? Эти и другие насущные вопросы марокканцы задают ежедневно друг другу в социальных сетях и во время телефонных бесед.

Власти призывают марокканцев проявлять ответственность, патриотизм, солидарность и коллективную сознательность для соблюдения положений чрезвычайного санитарного положения. Звучащий отовсюду призыв "Оставайся дома!" ("Бка фи дар") воспринимается в текущей обстановке, скорее, как руководство к действию, которое даст шанс преодолеть кризис и начать возрождение экономики. "Ни одна власть не может заставить людей соблюдать карантин, если сами граждане не готовы сотрудничать", — рассуждал на днях премьер-министр Саад ад-Дин аль-Османи, призывая марокканцев взять себя в руки и четко исполнять изданные предписания.

Впрочем, введенные ограничения и запреты соблюдают далеко не все. Сложнее всего убедить оставаться дома жителей трущобных районов и обитателей густонаселенных кварталов с преимущественно бедным населением. Они привыкли проводить много времени на улице и относятся к своему району как своего рода большой коммунальной квартире. Такие пространства — главные зоны риска возникновения крупных очагов заражения.

Чтобы загнать людей в малогабаритные жилища, полицейские проводят ежедневные рейды в Касабланке, Танжере, Фесе и других городах, заканчивающиеся сотнями задержаний, скандалами и нередко — рукоприкладством. Все чаще в сводках правоохранительных органов можно увидеть сообщения о том, что для задержания нарушителя силовикам пришлось использовать табельное оружие.

Много времени и усилий сотрудники силовых структур тратят на выявление и поимку мошенников, пытающихся продать с огромной наценкой медицинские маски и антисептические гели, провокаторов, публикующих в интернете ложные сведения о распространении коронавируса, и телефонных хулиганов, треплющих нервы сотрудникам кол-центров.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru