Все новости

Вместо оружия — камни и палки с гвоздями. В чем корни конфликта на границе Индии и Китая

Евгений Пахомов — о том, как один британец Индию с Китаем на целый век поссорил

После того как индийские и китайские пограничники вступили в рукопашное сражение в Восточном Ладакхе, в ходе которого, по данным источников в индийских сухопутных силах, погибло 20 человек и ранено более 70, весь мир пытается понять, почему солдаты двух ядерных держав принялись воевать друг с другом в безлюдных горах, да еще вооружившись камнями и палками с гвоздями. Политические обозреватели при этом освоили словосочетание "линия Макмагона".

Военнослужащие сил безопасности Индии в Ладакхе Kevin Frayer/Getty Images
Описание
Военнослужащие сил безопасности Индии в Ладакхе
© Kevin Frayer/Getty Images

Действительно, говоря о пограничной проблеме современных Индии и Китая, нельзя не вспомнить имя представителя старинного рода Макмагонов сэра Винсента Артура Генри Макмагона, скончавшегося еще в 1949 году. Все началось в 1913 году, когда в "летней столице" Британской Индии Шимле (тогда на российских картах этот город обозначали как Симла) встретились представители Великобритании, Китая и Тибета, чтобы обсудить статус последнего. Важный вопрос был, где провести границу между Китаем и Тибетом, а также между Внутренним Тибетом (который находился под управлением далай-ламы) и Внешним Тибетом. Британскую сторону и представлял сэр Макмагон.

Сначала, в апреле 1914 года, был подписан первый вариант карты. Потом переговоры зашли в тупик, и китайский полномочный представитель покинул встречу. Но Макмагон продолжил переговоры с тибетцами, и в итоге появилась еще одна карта. По ней и была проведена та самая "линия Макмагона", а в июле между тибетцам и британцами была подписана Симлская конвенция, которая определяла границы Британской Индии в Восточных Гималаях.

Словом, Британская Индия подписала этот договор, Тибет (статус которого тогда был спорным) подписал, а Китай — не подписал. Более того, сама линия была проведена в ходе обмена секретными нотами между Макмагоном и тибетским полномочным представителем Лонченом Шатрой. Полномочный представитель Китая вообще был не в курсе. Да и сами британцы долго не объявляли об этом соглашении — до середины 1930-х годов. Главная причина молчания: британцы опасались реакции на договор еще одного участника "большой игры" в Азии — России.

Лондон в начале века страдал навязчивой идеей, что царская Россия, проводившая в XIX веке экспансию в Средней Азии, захватит Тибет.

Словом, Лондон объявил о соглашении с Тибетом о границах только в 1930-е годы. Когда не было царской России. Но сегодня уже нет и Британской Индии, да и Китай совсем другой. Но проблема осталась.

Почему Галван?

Благодаря Симлской конвенции Индия получила ряд территорий, в том числе и княжество Ладакх. Но власти Китая не признавали линию имени британского чиновника действительной. И не только китайские. Стоило в 1947 году Индии получить независимость, как власти Тибета (который тогда еще не был частью КНР) потребовали от Нью-Дели вернуть земли от Ладакха до Ассама, включая и знаменитый Дарджилинг, где растет самый известный индийский чай.

Но вскоре, в 1951 году, Народно-освободительная армия Китая вошла в Лхасу, Тибет стал частью КНР. И Индия теперь объяснялась по вопросу о границах с Пекином, который не был готов признать какие-то соглашения о границах, подписанные прежними тибетскими властями. В том числе и соглашение о линии Макмагона.

Ни та ни другая сторона не готова была идти на уступки. В итоге в 1962 году дело кончилось полномасштабным вооруженным столкновением. Пекин до сих пор выдвигает претензии на 3,5 тыс. кв. км территории индийского приграничного штата Аруначал-Прадеш. Нью-Дели, в свою очередь, считает, что КНР "незаконно оккупирует" более 43 тыс. кв. км индийской союзной территории Джамму и Кашмир.

И вот теперь на границе Индии и КНР снова столкновения между военными и снова жертвы.

"Самым удивительным для меня стал тот факт, что столкновения произошли в районе реки Галван. Это горная река, которая течет вдоль хребта и впадает в реку Шайок. Раньше этот район не был проблемным", — сказал ТАСС независимый политический обозреватель Пандей Пракаш.

"Возможно, это ответ на решительные действия Индии в Кашмире", — добавляет он.

Индийский контрольно-пропускной в районе реки Галван EPA-EFE/FAROOQ KHAN
Описание
Индийский контрольно-пропускной в районе реки Галван
© EPA-EFE/FAROOQ KHAN

Напомним, что в августе прошлого года Нью-Дели принял решение упразднить северный штат Джамму и Кашмир и создать на его месте две союзные территории — Джамму и Кашмир и Ладакх. Тогда это вызвало резко отрицательную реакцию Пакистана, который претендует на территорию Кашмира, с 1947 года разделенную на индийскую и пакистанскую части.

Но недоволен был и Пекин — поскольку счел неприемлемым нарушение статус-кво в этом спорном районе в одностороннем порядке. Китай тогда даже инициировал заседание по ситуации в Кашмире в Совете Безопасности ООН. Однако Индия не намерена менять решения — по мнению индийских властей, раздел Кашмира будет способствовать нормализации обстановки в этом неспокойном регионе, где не прекращается борьба с боевиками-исламистами, выступающими за отделение от Индии.

Какой будет ответ?

И Индия, и Китай тем временем полагают, что причиной столкновений стали действия другой стороны. Индия заявляла, что китайские военнослужащие препятствуют нормальному патрулированию вдоль разделяющей две страны линии фактического контроля в Ладакхе и Сиккиме. Пекин, в свою очередь, утверждает, что эскалация напряженности между военными двух стран вызвана вторжением индийских солдат на китайскую территорию.

"Возможно, причиной стало какое-то непредвиденное событие. Напомню, что стороны договорились решать пограничные проблемы мирным путем. В настоящее время шли переговоры, прошло уже несколько встреч между представителями военного командования двух стран", — сказал ТАСС известный индийский политолог, почетный научный сотрудник фонда Observer Research Foundation (Нью-Дели) Нандан Унникришнан.

Он полагает, что главный вопрос не в том, почему это произошло в Ладакхе, а в том, почему это произошло сейчас. 

"У Индии немного возможностей ответить — войны в настоящее время никто не хочет, поэтому Индия должна будет искать другие пути ответа. Например, активнее сближаться в Тихоокеанском регионе с США, Австралией, Японией — эту группу иногда рассматривают как антикитайский союз", — говорит политолог.

Он отмечает, что еще одна проблема в том, что внутри Индии оппозиция, различные политические силы начнут обвинять кабинет Моди в слабости. "Можно не сомневаться, что найдутся силы, которые начнут требовать дать Китаю "достойный" ответ. Потребуют занять более жесткую позицию", — сказал Унникришнан.

Индийские протестующие на митинге в Калькутте, 18 июня 2020 года Samir Jana/Hindustan Times via Getty Images
Описание
Индийские протестующие на митинге в Калькутте, 18 июня 2020 года
© Samir Jana/Hindustan Times via Getty Images

Последние столкновения прошли между пограничниками без применения огнестрельного оружия. Об этом существует договоренность между сторонами — в случае стычек огонь не открывать, а стараться удерживать противника в рукопашной схватке.

В последние годы так и было. Летом 2017 года между военными двух стран произошло 73-дневное противостояние, сопровождавшееся стычками на плато Доклам (Докалам, Дунлан — регион на стыке границ Бутана, индийского штата Сикким и Тибетского автономного района КНР). В сентябре 2019 года военные двух стран около суток стояли друг напротив друга цепью в районе озера Пангонг-Цо в том же Ладакхе, чтобы не пропустить друг друга. Огнестрельное оружие в этих случаях не применялось: военные дрались кулаками, кидались камнями. Но на этот раз в ход пошли еще и утыканные гвоздями дубинки. Возможно, поэтому жертв на этот раз так много. Только эти две страны — ядерные державы. И в арсенале у них не только палки и камни.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru