Все новости

Снова вместе. История Медведевой и Тутберидзе похожа на голливудский фильм

Владислав Жуков — о возвращении фигуристки к бывшему тренеру

Фотографии Евгении Медведевой в официальных группах Этери Тутберидзе в соцсетях. Пхенчханские флешбеки. Мы засыпаем в реальности, в которой одну из величайших фигуристок мира выводит на лед телефон. А просыпаемся от новости о ее возвращении к той, к кому, кажется, она не могла вернуться ну просто никак.

Фигурное катание, тут иногда такое бывает. В свое время я лелеял в голове один сценарий — прямо готовый байопик. У Евгении Медведевой не ладятся дела с тренером Брайаном Орсером. Вроде бы есть бронза чемпионата мира, да и отношения семейные (хотя сам Орсер говорил мне, что они вполне себе рабочие, хоть и теплые), но что-то не то — нет прежней стабильности, да и о больших победах речь уже не идет. А ведь надо еще как-то отобраться на вторую в карьере Олимпиаду и добрать единственную недостающую золотую награду — самую главную в жизни любого спортсмена.

Назрели перемены. Ради достижения цели Медведева прощается с Орсером и возвращается в Россию к… Татьяне Анатольевне Тарасовой, у которой давно не было собственных учеников. Великая фигуристка — к величайшему тренеру. А дальше — упорная работа, блестящие программы, набор формы, усложнения, Олимпиада, слезы счастья на глазах обеих. Безумие.

Но лучший сценарист в мире не человек, а сама жизнь, потому что ее версии почти всегда превосходят ожидания. Работать с Тарасовой Медведева все ж таки начала, но результата достичь так и не получилось. В Москве, где Евгения готовилась к сезону после возвращения с несостоявшегося шоу в Японии, у нее не было недостатка в ледовой практике, зато был серьезный дефицит в самом главном — в тренерском внимании. Татьяна Анатольевна старалась изо всех сил, но работать с полной нагрузкой на каждодневной основе не получалось. Орсер пытался пробиться к своей ученице через закрытые границы по видеосвязи, но экран смартфона и звук из динамика не заменят живое общение.

А в особенности — не заменят ощущения, когда тренер перед выходом на лед берет тебя за руки, смотрит в глаза и говорит: "Иди, ты все можешь".

Кто знает, быть может, именно этого Медведевой не хватило в прошлые выходные на контрольных прокатах. Тех, на которых Евгению за бортиком после не самых удачных прокатов встречал оператор Первого канала, держащий телефон с Орсером на другом конце провода. В этой сцене — одновременно и большая гордость за двух взрослых, самодостаточных людей, не теряющих коннект, что бы ни случилось, и какая-то безнадежная грусть. Потому что после таких выступлений тебя должен встречать кто-то, кто поддержит и пойдет с тобой в зону kiss’n’cry. Спросит, как твоя больная спина (Евгения мужественно отказывалась обсуждать здоровье, но, по данным ТАСС, проблемы все же были), скажет хоть что-нибудь ободряющее или — ладно уж — немного покритикует. Кто-то, от чьего присутствия рядом тебе просто будет немного спокойнее.

Орсер был для Медведевой таким человеком. Несколько раз общался с Брайаном лично, и в большинстве случаев, конечно же, мы обсуждали Евгению. Очень часто натыкался на слова болельщиков о том, что его в сотрудничестве с ней интересует лишь финансовый вопрос, но знаете, я не увидел в его глазах золотого блеска, когда он рассказывал об их совместной работе — как успешной, так и неудачной. Зато разглядел заботу если не на бытовом уровне, то хотя бы на учительском, наставническом, и искреннее желание помочь. Это, конечно же, никакой не альтруизм, но и уж точно не потребительское отношение по графику 9−18 с обязательным перерывом на обед. Возможно, в эти непростые два года для Медведевой в принципе не могло найтись никого лучше, чем он.

Что было дальше — все прекрасно знают. Пандемия, границы и абсолютная неопределенность поставили Медведеву перед фактом — ей нужен тренер именно здесь и именно сейчас. А потом открылся вариант, который — так уж вышло — выгоден обеим сторонам.

Для Евгении возвращение к Тутберидзе — вероятно, даже больше, чем возможность вернуться в топ. Склонен полагать, что даже сейчас, когда отношения между двумя, как метко заметила Тарасова, великими женщинами все еще могут нуждаться в окончательной стабилизации на всех уровнях, каток "Хрустальный" и хорошо знакомая команда для Медведевой — невероятная отдушина и возможность забыть обо всем и просто работать. Парадокс, но в 2018-м Евгения уходила от Этери Георгиевны, чтобы найти спокойствие, и спустя два года близка к тому, чтобы вновь обрести его… У Этери Георгиевны.

Учитывая заряженность Тутберидзе на результат, успокоение и сосредоточенность вряд ли будут расхолаживать. Скорее даже наоборот — внутренняя гармония и пахота на тренировках могут дать совершенно невероятный эффект как со спортивной, так и с психологической точки зрения. Что бы ни случилось, Евгения вернулась в родную Москву, и рядом с ней находятся люди, с которыми она прошла больше половины жизни. Если это не положительный фактор, тогда я не знаю, что эта фраза вообще обозначает.

Для Этери Георгиевны этот трансфер — одновременно большой риск и огромная удача. Сравнительные степени, если что, выбраны верно — потенциальные проблемы точно меньше возможной выгоды. На фоне нынешней формы Медведевой и не самых высоких результатов за эти пару лет любой, даже локальный успех будет расценен как большая победа. А в том, что этот успех будет, нет никаких сомнений. В последнем фильме про Алину Загитову Тутберидзе рассказывала, с каким типом спортсменов ей работается легче всего. Важнейшей характеристикой была психологическая — нужно, чтобы фигурист был как бы немного отчаявшимся, потому что именно такие люди ради перемен готовы на многое, если не сказать больше. Комментируя возвращение Медведевой, Этери Георгиевна охарактеризовала ее как "немного надломленную". Пазл сошелся.

Вместе с тем именно это сулит для Тутберидзе наибольший риск. Отчаянная работоспособность Медведевой, о которой все говорят с ее первых соревнований, не самое оптимальное здоровье и амбиции (как ее, так и Этери Георгиевны) могут доломать фигуристку окончательно, и этого болельщики точно не простят. Лично я в такой сценарий не верю по двум причинам. Во-первых, разговоры о победе любой ценой в отношении "Хрустального" преувеличены (той же Александре Трусовой штаб Тутберидзе иногда уменьшал количество четверных в программе во избежание проблем со здоровьем), а во-вторых, вряд ли двум самодостаточным личностям, к тому же имеющим такой контрастный бэкграунд, не удастся прийти к соглашению по части необходимых нагрузок и тренировочных нюансов.

Да и все это, если честно, мелочи на фоне крайне положительного имиджевого фона, от которого выиграют обе стороны. Медведева уходом к Орсеру сильно испортила себе репутацию в болельщицкой среде — во многом из-за того, что сообщила о своем решении Тутберидзе постфактум. Теперь же Евгения не только показала ментальную зрелость, решившись наладить с ней отношения, но и проявила уважение к уже бывшему наставнику, тепло поблагодарив его как лично, так и в интервью. Все это — ну просто максимально хорошо, с какой стороны ни посмотри.

Что же до Тутберидзе, то уход от нее к Евгению Плющенко Александры Трусовой и Алены Косторной — двух из трех лучших фигуристок как минимум прошлого сезона, как максимум — в истории поставил ее в уязвимое положение. На эти несколько месяцев, с мая по сентябрь, школа Этери Георгиевны потеряла статус главного ньюсмейкера российского фигурного катания, а реноме самого тренера вернулось в зону разговоров о "работе только с юниорками" и "неумении найти подход к взрослой, сформировавшейся спортсменке". На то, чтобы вывести из строя "Хрустальный", у Плющенко ушло как минимум пять месяцев — примерно за такой же срок Тутберидзе не только восстановила свою школу, но и модернизировала ее. Теперь в глазах общественности Этери Георгиевна — тренер, к которой хочется не только попасть в детстве, но и вернуться — в зрелом возрасте.

Чего можно достичь от такого возвращения — посмотрим позже. Сама Тутберидзе подписала новую фотографию с Медведевой на катке очень лаконично: "Без громких обещаний. Просто работаем". Наверное, в этой ситуации на официальном уровне это самый уместный комментарий из всех возможных.

Мы же уровень неофициальный. Так что пока сезон подвис в неизвестности, вот вам еще один сценарий, который я придумал буквально только что. Медведева и Тутберидзе окончательно восстанавливают отношения в формате "как мать — как дочь". Евгения получает индивидуальный подход, которого ей не хватало раньше, поправляет здоровье и выходит на пик формы. Разучивает четверной. Отбирается на Олимпиаду. Берет золото. А интервью у новой чемпионки и ее тренера берет… Алина Загитова, которая сейчас как раз учится на журналиста и уже пробуется на ТВ.

Сумасшествие в чистом виде. Но вы же поняли, что именно такие сюжеты и любит жизнь?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru