Все новости

Шведская стратегия борьбы с коронавирусом: стакан наполовину полон, или бизнес как обычно

Ирина Дергачева — об экономическом эффекте выбранного Стокгольмом пути противостояния пандемии на фоне нового роста заболеваемости

Стакан наполовину пуст или наполовину полон? Классический вопрос для определения оптимистического или пессимистического склада человека или группы людей, или даже общества в целом. 

В Швеции позитивное отношение ко всему происходящему, проявляющееся в стремлении даже в негативе видеть что-то положительное, является одной из характерных особенностей местного менталитета, и сейчас, подсчитывая причиненные пандемией убытки, шведские экономисты с радостью говорят о лучах солнца, проникающих в царство коронавирусной тьмы и отрицательных финансово-экономических показателей уходящего года.

"Негативный позитив"

Считать, что стакан так или иначе наполнен, основания есть. Так, один из главных "негативных позитивов" состоит в том, что в процентном отношении падение производства в королевстве оказалось меньше, чем в среднем по Евросоюзу: 3–3,5% против 8%.

В положительную сторону пересмотрели свои прогнозы правительство и Центральный банк.

Остается проблема с безработицей, но предприятия уже начинают возвращать временно уволенных и увеличивать занятость работающих часть рабочего дня. И хоть, по прогнозам, безработица вырастет с 7% до 9,5%, в следующем году, дальше вверх она ползти не будет. При этом в мае агентство Блумберг предрекало ее увеличение до 17% в случае, если отправленные в вынужденный отпуск сотрудники предприятий не вернулись бы к работе в кратчайшие сроки. В то же время рост зарплаты обещает быть меньше закрепленного в коллективных договорах профсоюзов и работодателей.

Экономическую ситуацию на ближайшую перспективу главный экономист "Хандельсбанкен" Кристина Нюман сравнивает с пылью, которая должна улечься. "Возможно, этого [с пылью] пока не случилось. Мы вышли из самого большого пике в экономической активности. Восстановление идет полным ходом, но еще не ясно, куда мы движемся", — говорит она.

Главный экономист банка "Нордеа" Анника Винст при взгляде на ближайшее будущее также испытывает оптимизм, несмотря даже на новый рост заболеваемости: ведь в большинстве прогнозов была обещана вторая волна, значит, ситуация в пределах ожидаемого.

В борьбе с экономическими последствиями пандемии сила и резервы Швеции состоят в структуре ее экономики, которую наряду с небольшим государственным долгом отличают высокоразвитая цифровая инфраструктура, которая позволяет большому количеству людей работать и делать покупки в режиме онлайн, а также меньший, чем в других странах, сектор услуг, повсеместно больше всех пострадавший от кризиса. 

Поскольку шведская экономика является экспортнозависимой, радостным обстоятельством для нее является и то, что на сегодняшний день мировая торговля уже отыграла 2/3 своих потерь из-за пандемии.

Анника Винст считает, что должно произойти что-то сверхсерьезное, чтобы страны снова ввели ограничения, аналогичные весенним. Простого роста заболеваемости будет уже недостаточно; условием для новых локдаунов станут увеличение смертности и числа нуждающихся в интенсивной терапии.  

Все это создает благоприятные предпосылки для того, чтобы Швеция уже не испытала такого удара по экспорту, как в первом полугодии.

По словам главного экономиста объединения "Бизнес Свиден" Лены Сальгрен, шведские предприятия пока не ощущают дополнительного давления в связи с новым ростом заболеваемости, хотя и "замерли, встав на цыпочки".

Помимо пандемии, влияние на мировую конъюнктуру оказывают также и предстоящие выборы президента США. По мнению местных экспертов, для экономики Швеции предпочтительнее победа Байдена, в то время как Трамп, если он останется в Белом доме, обеспечит подъем биржи. Объяснение простое: склонность к протекционизму нынешнего американского президента противоречит интересам ориентированной на экспорт шведской экономики, а его победа на выборах, вероятность которой больше у его противника, "удивит" биржу и скажется на котировках.

"Незаметная" пандемия

В остальном жизнь в Швеции продолжается как и раньше — business as usual. Для невооруженного взгляда присутствие пандемии в Швеции заметно больше по статистике заболеваемости и смертности, чем картине уличной жизни.  В пешеходном потоке люди в масках являются лишь незначительным вкраплением, хотя дискуссия о необходимости использования этого средства индивидуальной защиты была более чем обстоятельной. Жизнь течет как обычно: магазины работают, в ресторанах и кафе сидят посетители, хотя, может быть, и не столь плотно, как раньше, школы и детсады открыты. Правда, продолжает действовать запрет на скопление в одном месте более 50 человек, что создает серьезные проблемы для организаторов культурных и спортивных мероприятий.

Некоторое время назад власти собрались было разрешить поднять эту планку до 500 человек, однако 8 октября, в день рассмотрения вопроса, было решено оставить все как есть — из-за роста распространения инфекции. Деятели культуры и организаторы спортивных мероприятий уже обращались с петицией к своему министру с требованием защитить их интересы, поскольку при 50 зрителях в зале ни один театр или концертный зал, не говоря уже о стадионе, нормально существовать не может и рано или поздно придет к трагическому grand finale — грандиозному финалу. Но, когда эхо взываний смолкло, снова воцарилась тишина.

В условиях пандемии еще более рельефно проявилась традиционная склонность шведов к дисциплине и порядку, а именно в том, как ведут себя люди в общественных местах: без суеты, толчеи, с соблюдением социальной дистанции. Вышел из обихода, хочется верить, лишь на время, традиционный "крам" — дружеские объятия при встрече и расставании, аналог французских и итальянских трех- и двукратных поцелуев. Равно как и рукопожатие, вместо которого многие теперь используют буддийское приветствие — сложенные у груди ладони в сопровождении легкого поклона.

В то время как новый всплеск заболеваемости заставил власти таких городов, как Париж, Мадрид, Нью-Йорк и других, с населением, сопоставимым с населением всей Швеции,  ввести новые ограничения, в королевстве говорят пока лишь об "умном закрытии регионов и городов" — в зависимости от конкретной эпидемиологической обстановки на местах. 

Обама критикует Швецию

Однако было бы неверно говорить о единодушном отношении шведов к пандемии. Несогласных с политикой властей много как среди простых обывателей, так и среди специалистов.

Так, например, профессор Гётеборгского университета Эндрю Ивинг предупреждает другие страны об опасности следования шведской модели и осуждает стратегию, предложенную государственным эпидемиологом королевства Андерсом Тегнелем. Она не предполагает введения жестких ограничительных мер на ранней стадии пандемии и сводится к тому, чтобы, изолировав/ограничив в свободе передвижения тех, кому за 70, дать остальным самостоятельно выработать коллективный иммунитет к коронавирусу и тем самым обезопасить все общество.

По мнению Ивинга, единственно правильным способом защиты является вакцинация. В качестве аргумента профессор приводит статистику Университета Джонса Хопкинса по состоянию на середину октября: в Швеции уровень смертности на душу населения составил 58,4 на 100 тыс. человек, что ставило королевство на 12-е место в мире (без учета Андорры и Сан-Марино). В период с 2–8 сентября до 30 сентября — 6 октября заболеваемость в среднем по стране выросла на 173%, а в Стокгольме — на все 405%. Власти объяснили столь большой всплеск ростом тестирования.

Помимо архитектора пандемийной стратегии Андерса Тегнелла, Ивинг обвиняет в недальновидности и управление здравоохранения — за то, что оно не стало активно призывать граждан использовать защитные маски. В этом с ним солидарны многие другие, в том числе бывший президент США Барак Обама, который в подкасте Pod Save America высказал мнение, что избранная Швецией стратегия прохождения пандемии себя не оправдала. 

Однако, когда в споре по вопросу о том, как защитить здоровье и материальное благополучие общества от смертоносного вируса, консенсуса нет даже у специалистов, остается лишь одно: дождаться конца пандемии и уже тогда, со всеми данными на руках, делать окончательные выводы. 

На 16 октября количество подтвержденных случаев заражения новым коронавирусом в Швеции достигло 103 200. Умерло после заражения COVID-19 5918 пациентов, а интенсивная терапия потребовалась 2645 больным.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru