Все новости

РФ — "исконный враг" Эстонии, но голоса русскоязычных нужны: дилеммы политика Марта Хельме

Евгений Антонов — о том, как эстонский политик превратился из маргинального консерватора в один из центров власти в стране

Летом прошлого года глава МВД Эстонии Март Хельме на съезде Консервативной народной партии, которую тогда возглавлял, отчитался об успехах этой политической силы.

"Мы обеспечили себе стабильную поддержку на уровне 18–20%, мы представлены в половине местных самоуправлений, наша фракция в Рийгикогу (парламенте) увеличилась с семи до 19 депутатов, у нас есть свой депутат в Европарламенте, и мы входим в правительство, где нам принадлежит треть министерских портфелей. Мы идем против ветра, но мы идем вверх. Будущее в наших руках", — заявил он.

За полтора года в правительстве Хельме много раз оказывался в центре громких скандалов, но всякий раз выходил сухим из воды. Последний случай, когда из-за слов Хельме в адрес секс-меньшинств едва не развалилось правительство, лишь укрепил за этим 70-летним политиком статус одного из центров власти в стране.

Глава МВД Эстонии Март Хельме Madis Veltman/Scanpix Baltics via REUTERS
Описание
Глава МВД Эстонии Март Хельме
© Madis Veltman/Scanpix Baltics via REUTERS

От марксизма к консерватизму

Март Хельме родился в Пярну, окончил исторический факультет Тартуского университета, где занимался историей, культурой и религиями стран Дальнего Востока, после чего работал в отделе марксизма-ленинизма издательства Eesti Raamat, был корреспондентом газеты Harju Elu, сотрудничал с журналом Pioneer, а в конце 1980-х стал исполнительным директором Союза писателей Эстонии.

В 1994 году он поступил на службу в МИД, а через год отправился послом в Россию, где провел четыре года. По возвращении из Москвы Хельме начал самостоятельную политическую карьеру: основал Консервативный клуб, состоял в различных консервативных политических силах. В апреле 2007 года он подписал открытое письмо, в котором поддержал перенос памятника Бронзовому солдату из центра Таллина на Военное кладбище.

"Эстония — пограничное государство, а эстонский народ — пограничный народ, чье существование в течение всего последнего тысячелетия находилось под угрозой, — сформулировал тогда свое политическое реноме Хельме. — Мы не можем позволить себе роскоши прикидываться дураками по рецептам красных профессоров или левых либералов. Мы должны видеть вещи такими, какие они есть в реальности: Россию — своим исконным врагом, критическую массу здешних русских — пятой колонной Москвы, а мультикультурных либералов — ослабляющими и разрушающими тело нации".

В 2013 году он возглавил Консервативную народную партию (КНП). Одним из первых шагов этой политической силы стала организация массового факельного шествия в столице. Через два года КНП завоевала семь мест в 101-местном парламенте, одно из кресел досталось и Хельме.

Площадка для взлета

Статус парламентской оппозиции предоставил радикальной КНП новые возможности для распространения своих идей. В 2017 году партия предложила, чтобы все государственные учреждения распространяли информацию только на эстонском языке, а сама КНП заявила, что больше не будет общаться с журналистами на русском. Когда через год в работе на российскую разведку были обвинены майор Сил обороны Эстонии Денис Метсавас и его отец Петр Волин, Хельме призвал присмотреться ко всем русскоязычным чиновникам на госслужбе на предмет их лояльности.

"У нас арестованы около 20 агентов или разведчиков, из которых 14 или 15 были русскими, — сказал он премьер-министру, лидеру Центристской партии Юри Ратасу. — Если из этого не сделать выводов, о том, что национальность является мотивацией, что это дополнительный риск, когда люди, чьи отцы и деды воевали против независимости Эстонии, занимают высокие должности, владеют конфиденциальной информацией, то вы в принципе ведете нас к следующим крупным шпионским катастрофам".

Против мигрантов

Самыми жесткими эпитетами КНП традиционно награждала мигрантов.

"Несмотря на то что мусульмане и беженцы из исламских стран уже живут в Эстонии некоторое время, с приемом мигрантов по квотам правительство выпустило джинна из бутылки, — заявил Хельме в 2016 году по случаю прибытия в Эстонию первой группы беженцев из стран Ближнего Востока по квотам ЕС. — Правительство просто должно было сказать Еврокомиссии, что наша квота равняется нулю, как это сделала Польша".

В конце 2018 года КНП протестовала против ратификации Эстонией Всемирного пакта ООН о миграции. На один из митингов активисты партии принесли виселицу с надписью "для предателей", в петле которой болтался миксер — явный намек на главу МИД республики Свена Миксера.

Представители КНП не раз оскорбляли русскоязычное население республики, а в сентябре 2018 года провели митинг, на котором призвали восстановить демонтированный ранее памятник солдату СС.

На выборах в марте 2019 года КНП получила 19 мест в парламенте и вскоре стала партией власти. Пригласили консерваторов в новое правительство именно центристы, которых всегда называли главными защитниками интересов русскоязычных жителей.

Юри Ратас остался премьером, Март Хельме — его первым замом и главой МВД, а новый кабинет министров превратился в источник постоянных скандалов.

Факты и эмоции

Особенно острый конфликт разгорелся между министрами КНП и президентом республики Керсти Кальюлайд, которая не раз публично заявляла, что партия Хельме недостойна находиться в эстонском правительстве. Во время церемонии вступления в должность нового кабинета Кальюлайд демонстративно вышла из зала, когда присягу приносил министр внешней торговли и информационных технологий от этой партии Марти Куузик, которого подозревали в домашнем насилии.

"Такое может себе позволить лишь эмоционально разгоряченная женщина", — отреагировал Март Хельме.

В декабре Хельме вновь оказался вовлеченным в сексистский скандал. В связи с назначением на пост премьер-министра Финляндии 34-летней бывшей помощницы в пекарне Санны Марин он вспомнил цитату Ленина о том, что любая кухарка может стать министром. Бывший президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес отметил, что этим "беспрецедентным оскорблением в адрес правительства Финляндии управление внешней политикой Эстонии перешло от президента, премьер-министра и МИД в МВД".

Последний скандал с участием Хельме произошел в октябре этого года, когда в интервью Deutsche Welle он предложил эстонским геям отправляться в Швецию, если местные порядки их не устраивают. Правительство три дня находилось на грани краха, но вновь устояло. Коалиция даже договорилась провести весной референдум о том, что брак следует признать союзом исключительно мужчины и женщины. На такой формулировке давно настаивает КНП — как защитник традиционных семейных ценностей.

Новые надежды

На съезде КНП минувшим летом Март Хельме передал бразды правления партией своему сыну, министру финансов Мартину Хельме. Тот пообещал, что уже на следующих выборах эта сила постарается одержать победу и сформировать новое правительство.

Цель, на первый взгляд, труднодостижимая. По всем опросам общественного мнения, за КНП сегодня готовы голосовать не более 19% избирателей, тогда как за Партию реформ — до 33%, за центристов — 22%. Чтобы изменить эту пропорцию, КНП необходимо расширить свой электорат и найти поддержку принципиально новых групп населения. И в КНП, похоже, рассчитывают, что эти голоса им могут обеспечить русскоязычные избиратели.

Некоторые комментаторы обратили внимание на то, что скандальное интервью Deutsche Welle Март Хельме давал на русском языке. "Ответ прост: Март Хельме ловил голоса русскоязычных избирателей, — написал колумнист портала ERR. — Тех самых избирателей, которых центристы по сей день считали своими".

Хотя Хельме не раз делал враждебные заявления в адрес России (например, призывал вернуть Эстонии 5,2% "ее территории", включая Ивангород и часть Печорского района), он выступает за диалог с Москвой. Президента России Владимира Путина в интервью Deutsche Welle он назвал "аптекарем, который должен на своих чувствительных весах решать, чтобы все было уравновешенно и чтобы на основе этого равновесия было можно вести эффективную внешнюю политику".

В отличие от Партии реформ, которая последовательно выступает за скорейший перевод школьного образования на эстонский язык обучения, КНП считает, что этого нельзя добиться быстро.

"Мы знаем, что у нас нет педагогов и методик, — сказал Март Хельме. — Переводить русских детей в эстонские детсады против воли их родителей — это контрпродуктивно. Поскольку мы не сумели подготовить подходящую почву, я предпочел бы сохранить нынешнюю систему образования".

Держаться корней

При этом резкие слова Хельме в адрес мигрантов и представителей секс-меньшинств многим русским избирателям в Эстонии явно импонируют. Русскоязычная редакция газеты Postimees в этой связи недавно опубликовала комментарий, в котором упрекнула читателей в короткой исторической памяти.

"Среди комментаторов публикаций Postimees также можно увидеть большое количество людей, которые разделяют гомофобные высказывания министра внутренних дел, — сказано в тексте. — Сказать ненавистным гомосексуалам фразу "чемодан — вокзал — Швеция" является для них нормальным и правильным решением. Только давно ли в этой формуле вместо гомосексуалов были русскоязычные, а вместо Швеции — Россия?"

Однако центристы первыми пошли на политический союз с "нерукопожатной" КНП, после чего в Эстонии их стали обвинять в предательстве своего электората. Кроме того, в ноябре прошлого года именно лидер центристов премьер Юри Ратас заявил, что возглавляемая им правящая коалиция взяла курс на перевод всего образования в стране на государственный эстонский язык.

В таком контексте борьбу за голоса русского избирателя в Эстонии будут решать, скорее всего, не политические принципы, а правильный подход. Здесь у Марта Хельме есть свои аргументы.

"Эстонцы не понимают, что русские — это не только нация, не только народ, — сказал он однажды Postimees. — Русские — это цивилизация. И эстонцам не понять, что такое вера русских в свою цивилизацию. Эстонцы более примитивно подходят к понятию "национальность", "нация". Я читал Гумилева и многих русских классиков, которые занимались теориями этногенеза, описывали понятия этноса. Я лучше других эстонцев понимаю, почему русским трудно отказаться от своих корней. Поэтому русскими нужно заниматься более тщательно".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru