Все новости

В МИД России заявили, что регион Черного моря должен остаться зоной мира

Замглавы внешнеполитического ведомства Александр Грушко отметил, что Москва заинтересована в том, чтобы Греция не была втянута в геополитическую игру, связанную со сдерживанием России

АФИНЫ, 30 января. /ТАСС/. Черноморский регион должен остаться зоной мира и сотрудничества, равно как и Восточное Средиземноморье. Об этом заявил в пятницу вечером заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко в беседе с российскими журналистами в Афинах. Он встретился с главой МИД Греции Никосом Дендиасом и его первым заместителем Мильтиадисом Варвициотисом.

По его словам, Россия заинтересована в том, чтобы Греция, дружественная страна по отношению к РФ, не была втянута в геополитическую игру, связанную со сдерживанием России. "Мы выступаем за то, чтобы и Черноморский регион, и Восточное Средиземноморье оставались зонами мира и сотрудничества, и надо сделать все для этого. Поэтому вот эта политика сдерживания России имеет региональное измерение", - сказал Грушко.

"Мы видим сейчас усиливающиеся атаки на региональную систему безопасности в Черноморском регионе, принятые в НАТО решения об увеличении количества дней нахождения там групп боевых кораблей, попытки поставить под сомнение режим Монтре, который в течение десятилетий служил надежной гарантией военной стабильности и безопасности в этом регионе, планы оснащения и переоснащения флотов Болгарии, Румынии, сейчас уже говорят о Грузии и Украине. Это путь, который ведет к повышению потенциала конфронтации в этом регионе", - сказал замминистра.

Укрепление безопасности

Он напомнил, что именно на Черном море был реализован в прошлом целый комплекс мер повышения стабильности и укрепления безопасности, в частности, была создана группировка BLACKSEAFOR, в которой участвовали все прибрежные государства. "И впервые - это была революция в деле согласования режимов мер укрепления доверия и безопасности - было подписано соглашение о мерах по укреплению безопасности в военно-морской области на Черном море. Впервые в таком изолированном, может быть региональном сегменте, но меры доверия были распространены на морские акватории. Против чего Запад возражал в течение десятилетий. И, собственно, если говорить о том, что еще осталось в Европе, это Венский документ, он как раз регулирует или обеспечивает транспарентность в наземной деятельности", - пояснил Грушко.

Однако, по словам замминистра, в силу жесткого отказа западных государств данный документ так и не был распространен, вопреки их обещаниям, изначально данным, на прилегающие военно-морские территории. "А вот на Черном море этого удалось добиться за счет того, что возобладало понимание того, что главную ответственность за поддержание безопасности здесь должны нести прибрежные государства. Сейчас мы видим, как НАТО пытается повысить свой профиль. Все это делается под совершенно надуманным предлогом милитаризации Крыма. Это абсолютно не соответствует действительности, хотя бы потому, что еще с екатерининских времен Россия всегда в военном отношении присутствовала в Крыму. И если говорить о современных временах, советского периода, постсоветского периода, Черноморский флот в Крыму состоял из наземного компонента, естественного морского компонента и воздушного компонента, и в этом смысле ничего не изменилось. Поэтому все эти рассказы о каком-то там качественном наращивании на самом деле не имеют никакого отношения к реальности", - сказал дипломат.

Грушко отметил, что в Крыму идет обычная модернизация сил, адекватная тому, как изменяется военно-политическая обстановка в регионе. "И кроме того, хочу сказать, что, когда превалировало сотрудничество, Черноморский флот был неотъемлемым участником международных усилий по борьбе с общими угрозами и вызовами. Это борьба с терроризмом и, конечно, борьба с пиратством. Сейчас, к сожалению, НАТО оборвала любое практическое сотрудничество с нами, и это тоже негативно влияет на состояние безопасности. Получается, что у нас со странами НАТО нет позитивной повестки дня в военной сфере, и к этому еще добавляется отсутствие системных военных контактов, хотя бы ради деэскалации, ради улучшения работы механизма предотвращения опасных военных инцидентов", - отметил замглавы МИД РФ.