f v t

НТВ в лицах: каково это, работать в прямом эфире, несмотря ни на что

Сизый дым над Сикстинской капеллой, поющий Берлускони и изможденный Чубайс — чего только не случалось перед камерой за 25 лет существования канала

НТВ, отмечающий 25 лет со дня основания, всегда был известен и сериалами, и кинопоказом, и ток-шоу, и лайфстайл-проектами. Сейчас здесь же идут "Квартирный вопрос", "Едим дома", легендарные "Своя игра", "Жди меня" и "Брэйн Ринг". Но в первую очередь НТВ — это лица ведущих и корреспондентов информационной службы, которые каждый день в круглосуточном режиме рассказывают о том, что происходит в стране и в мире.

Суть НТВ действительно всегда составляли люди, которые говорят перед камерой то, что думают, без экивоков и купюр: в первые годы все зрители знали в лицо Евгения Киселева, Татьяну Миткову, Светлану Сорокину, Леонида Парфенова, Михаила Осокина, Павла Лобкова, Вадима Глускера и многих-многих других. А также, конечно, невозможно забыть лица спародированных российских политиков из культовой передачи "Куклы".

По случаю четвертьвекового юбилея ключевые обозреватели и ведущие современного НТВ вспоминают себя в 25 лет, а также рассказывают о самых ярких рабочих моментах на канале.

Татьяна Миткова, автор и ведущая проекта "Крутая история"

Когда мне было 25 лет, я работала в программе "Время", в отделе международной информации. Начинала младшим редактором, потом стала редактором, старшим редактором, комментатором. Работала шеф-редактором "Международной панорамы" — у меня была очень интересная и насыщенная профессиональная жизнь.

Нашему поколению посчастливилось прожить несколько очень важных исторических периодов: мы жили в СССР, застали горбачевскую перестройку, когда над страной начал витать воздух свободы, приоткрылся железный занавес, хлынул поток информации, фильмов, музыки. Люди начали выезжать за рубеж. И единственное, что с нашей точки зрения, с точки зрения молодых и амбициозных, оставалось несвободным — это журналистика. Правда, как показало время, свободной журналистики вообще практически нигде нет, но тогда мы верили, что вот сейчас сделаем что-то новое, и будет нам всем счастье.

На самом деле это новое начало создаваться еще в СССР, когда, например, Эдуард Михайлович Сагалаев дал добро на производство альтернативных официозному "Времени" новостей ТСН. Он же придумал программу "Семь дней", прообраз будущих итоговых программ. Правда, через несколько месяцев ее закрыли по решению Политбюро ЦК КПСС. То есть потребность во всем этом достаточно долго в обществе зрела.

Когда я уходила с "первой кнопки", и не только я, мы не знали, что из этого получится, довольно долго работали просто на честном слове и энтузиазме. Создание НТВ пришлось на очень тяжелый период в жизни молодого государства, которому на тот момент исполнилось всего два года. Это были лихие 90-е — годы, когда вооруженные конфликты один за другим вспыхивали на пространстве бывшего СССР. Мы переживали тяжелейший конфликт в Чечне. И корреспонденты НТВ всегда оказывались на передовой. Одним из главных принципов работы новой информационной службы было присутствие журналиста на месте событий. Мы должны все увидеть своими глазами. И необстрелянные корреспонденты, молодые ребята бесстрашно отправлялись в командировки в горячие точки. И работали там просто на мировом профессиональном уровне.

Татьяна Миткова с председателем ВГТРК Олегом Добродеевым и гендиректором ОРТ Константином Эрнстом, 2001 год

Вот поэтому все и следили за новостями НТВ. Такого раньше просто не было. Информационная служба, которую создал Олег Добродеев, была по сути своей новаторской. Работала команда — молодая, амбициозная. Мы чувствовали поддержку со стороны руководства, руководство чувствовало поддержку со стороны коллектива, и очень долго это сочетание, эта сцепка давали совершенно потрясающий результат. Был совершен очень сильный прорыв, и НТВ тогда стал профессиональным ориентиром для остальных. Речь идет и о качестве подачи информации, и о качестве съемок, и, конечно, о производстве контента.

Вадим Глускер, европейский обозреватель НТВ 

Как раз в 25 лет я уже полным ходом работал на НТВ, куда пришел практически сразу с момента основания канала. Это был 1996 год, и мои 25 лет прошли на фоне предвыборной кампании Ельцина и ее лозунга "Голосуй или проиграешь". Для, по сути, начинающего журналиста это — и огромный опыт, и кредит доверия, который был выдан руководством телекомпании. 37 городов за три месяца: хрипящий и объявляющий о своем выдвижении Ельцин в Екатеринбурге, спуск в шахту в Воркуте и, конечно, знаменитый танец президента в Ростове-на-Дону под Женю Осина. Согласитесь, подобные 25 лет уж точно не забываются!

Ельцинская предвыборная кампания 1996-го запала в душу не по-детски. Это же первый раз, когда, по сути дела, у нас в России использовались политтехнологии. Когда Ельцин покупал икру на рынке в Астрахани, а у него не оказалось денег. Или, заходя в каждый магазин, в любом городе, он обязательно должен был спросить: "А карамель "Мечта" у вас есть?"

А 1994 год? Самое начало! Когда я занимался всеми разорявшимися финансовыми пирамидами и фондами: от "Хопра" и "Властилины" до "Селенги" и МММ. Когда мне реально было страшно ходить по улицам, так как на меня просто бросались обманутые вкладчики с просьбой решить их личные проблемы и помочь выручить их акции или ваучеры.

Есть, конечно, моменты, которые не забываются.

Ельцин танцует на сцене во время концерта звезд российской эстрады в Ростове-на-Дону, 1996 год

Когда я два раза рассказывал про выборы нового Папы Римского, был в командировках в Ватикане на двух конклавах. И каждый раз, по удивительному стечению обстоятельств, именно в момент прямых эфиров появлялся дым над Сикстинской капеллой. Черный, белый…

Телекомпания НТВ дала мне возможность снять и спродюсировать большое количество документальных фильмов. Были удивительные проекты: абсолютно артхаусный "Настоящий итальянец" и докудрамы про генерала де Голля или Юрия Левитана. Интервью с Сильвио Берлускони для проекта "Настоящий итальянец" — это, наверное, не просто журналистская удача, это именно то редкое ощущение и чувство, когда ты с собеседником, да еще такого уровня и масштаба, находишь полное взаимопонимание. Это интервью с тогда еще премьером Италии проходило у него дома, на знаменитой сардинской вилле "Ла Чертоза" — вилле, где и проходили вечеринки бунга-бунга. Особых договоренностей не было. Были смутные обещания его окружения, что интервью продлится максимум пять минут, максимум два вопроса. В результате это действо превратилось в час полного безумия, когда Берлускони нам представил всю семью, усадил нас за стол вместе обедать, пел и читал стихи, и вообще, явно не хотел нас отпускать.

А потом появился проект "Мировая закулиса", благодаря которому мы смогли побывать в удивительных местах, как, например, в эпидемиологических лесах Уганды, или спуститься на 40-метровую глубину дамбы под Венецией, или попасть внутрь адронного коллайдера. В ближайшее время выйдут четыре серии нового сезона, и, поверьте, мы вас очень удивим!

Владимир Кондратьев, обозреватель НТВ

В жизни каждого человека есть, как принято говорить, судьбоносные моменты, когда жизнь складывается совсем иначе, чем представлялось до этого. Для меня таким событием, несомненно, стало приглашение на работу на НТВ. Это произошло неожиданно. Осенью 1993 года, во время моего приезда в Москву из Бонна, где я в тот момент работал корреспондентом Гостелерадио СССР, я случайно встретил товарища по программе "Время" Олега Добродеева. Олег, ставший после примечательной карьеры на государственных каналах одним из основателей новой коммерческой компании, сделал мне предложение возглавить самый первый корпункт НТВ в Германии. Я согласился и не скажу, что решение далось мне тяжело.

На протяжении четверти века я спрашиваю себя, а правильно ли тогда поступил? И не жалею. Ведь можно было остаться на Первом канале, никто меня не гнал, наоборот, Борис Березовский, подбиравший телеканал под себя, лично звонил мне в Бонн и предлагал весьма высокий пост в ОРТ. Я отказался, ведь уже дал согласие Добродееву, и, возможно, это уберегло меня от будущих потрясений.

После долгих лет, проведенных за рубежом, мне пришлось привыкать к работе внутри страны. Особенно — что касается специфики освещения политической жизни. Кремль, правительство, Государственная дума. Помню, каким шоком стал для меня один из моих первых походов в Кремль, когда еще действовал порядок, что в один день съемки проводит одна телекомпания, на следующий день — другая… Моя группа снимала начало встречи Ельцина и Примакова после августовского дефолта 1998 года. Вдруг Ельцин начал стучать кулаком по столу, грозить, что тотчас же подпишет указ о запрете КПРФ, мол, хватит терпеть. Я думал, что становлюсь очевидцем настоящей сенсации. Но как только покинул кабинет, сразу же получил указание главы президентской администрации: ни слова об этом, забудьте!

Думали, что это произойдет позднее. Вместо запланированных нескольких минут мне пришлось быть в эфире до конца, целый час. Это был очень трудный и чрезвычайно ответственный экспромт. После эфира рубашка у меня промокла насквозь, а коллеги спрашивали, работал ли я с телесуфлером, так гладко все прошло.

Путин и Медведев на том самом съезде партии "Единая Россия", 24 сентября 2011 года

Помню бешеную автомобильную гонку с нарушением правил из Кельна в Дрезден во время "наводнения века" в восточной Германии в 2002 году, объезд затопленных улиц и полицейских кордонов в самом Дрездене. В результате вставал перед камерой и прикреплял наушник с микрофоном в тот момент, когда ведущий новостей уже читал подводку к моему включению.

А самый нелегкий — в прямом, чисто физическом смысле — репортаж я сделал в начале 2000-х, в Давосе, во время традиционного форума. Горными лыжами не увлекаюсь, в юности занимался беговыми, поэтому эффектный стендап — слова в кадре — решил сделать, катаясь на коньках.

Словом, и мне, и моим коллегам есть что вспомнить, чем гордиться по прошествии стольких лет, проведенных на канале. Я считаю, что НТВ действительно уникальное явление в нашей жизни. 25 лет назад практически на пустом месте, без опоры на государственную телевизионную техническую базу и видеоархивы, группа энтузиастов создала канал, отличающийся особой динамикой, остротой, выразительностью телевизионной картинки и текста. Многое из всего этого со временем переняли конкуренты, и сейчас столь разительных отличий на каналах нет, практически все работают в одной и той же журналистской стилистике, как в сообщающихся сосудах, бывшие НТВшники представлены и на многих других каналах. Но НТВ все же был первопроходцем, и в этом его огромная заслуга.

Ирада Зейналова, автор и ведущая программы "Итоги недели"

Я пришла на телевидение в 25 лет, имея весьма романтическое представление о том, что это вообще такое. И погрузилась в мир абсолютно новый. В этом мире были свои боги, свой Олимп. И неофициальным признанием заслуг было приглашение на НТВ. Можно было пойти, можно было сохранить преданность своему каналу, но само приглашение было как знак: заметили, оценили, самая модная и сильная команда зовет в свои ряды. Победить НТВшника в поле — это была доблесть.

Конечно, мы все внимательно следили за церемонией ТЭФИ. Это тогда считалось пропуском в закрытый клуб великих. Самой лакомой номинацией для нас, безусловно, была "Лучший репортер". Побеждали в ней из года в год только НТВшники. И мы раз за разом пытались предугадать, кто из НТВшников станет новым лауреатом.

Звезды НТВ казались нам богами. А звездами были все без исключения репортеры канала, потому что только на НТВ журналист и оператор представлялись голосом в конце сюжета. У других был просто титр: "Ирада Зейналова, Андрей Тихонов, репортаж оттуда-то", — а они представлялись именно вслух. Это была первая такая персонификация в истории российского телевидения.

Честно — меня тогда не позвали на НТВ. А я, между прочим, всю свою репортерскую карьеру об этом мечтала. Но зато стала первой женщиной из московских корреспондентов, которая получила репортерскую ТЭФИ и разбавила, наконец, мужской клуб НТВшников. За несколько лет до меня была репортер из Екатеринбурга, я страшно ей завидовала.

Прошли годы. Когда меня пригласили на НТВ, главный редактор канала сказала: "Послушай, мне кажется, у тебя получится, потому что ты очень НТВшная". Раскрывать ей душу и говорить: "Знаешь, я всю свою жизнь представляла, что пишу для вас", — это было бы, вероятно, каким-то подхалимажем. Но это была правда.

Есть история, которую я мечтала снять больше десяти лет. И сняла ее только на НТВ. История о том, как в Испании, когда к власти пришел Франко, у его политических врагов — коммунистов и республиканцев — прямо в роддомах отбирали новорожденных детей. Делали это врачи и монахини, объявляя родителям, что их дети умерли. А сами отдавали их на воспитание в богатые и законопослушные семьи сторонников Франко. Счет таким детям шел на десятки, а может, и на сотни тысяч. То есть отнимали повально, пытаясь человеческим разумом установить "божескую справедливость". Мол, зачем нужен ребенок в семье неблагонадежных? Пусть он вырастет примерным гражданином в семье благонадежной. Вот такая у них была тогда фашистская социальная справедливость.

2018 год, Митинг у здания мадридского суда, где проходит заседание по делу о похитителе детей

Франко не стало в середине 70-х, но особенность человеческой натуры состоит в том, что это не прекратилось сразу, а продолжилось аж до 90-х. Уже не было Франко, но уже и не нужен был диктатор, чтобы творить ад. Простые люди — монахини, врачи, социальные работники — по-прежнему отнимали детей, врали их родителям, продавали их в бездетные богатые семьи. Это превратилось в огромный бизнес, существовали целые больницы, в которых боялись рожать. А в 2000-х возникло огромное движение под названием Niños robados ("Украденные дети"). Многие из этих детей — уже пожилые люди, и они годами пытаются найти своих биологических родителей. Ужас истории состоит в том, что даже несмотря на старания знаменитого адвоката Бальтасара Гарсона, борца с русской мафией, человека, который посадил Пиночета, они ничего не могут сделать. Потому что существуют тайна исповеди и врачебная тайна. Ни церковь, ни Минздрав не сотрудничают.

И вот мы в "Итогах недели" сделали эту историю, душераздирающую, на самом деле. Ведь это не только про Испанию, это про всех. Вот, что бывает, когда люди свои придуманные идеалы превращают в такое зло. Уже нет никакого Франко, уже никто не заставляет по политическому признаку воровать детей, но их продолжают воровать. В Европе, в конце XX века. 

Владимир Чернышев, обозреватель НТВ, ведущий программы "Сегодня"

Мне не было 25, когда я пришел на НТВ — я тогда был младше, чем НТВ сейчас. В тот момент это было очень круто — НТВ смотрели все вокруг и после первых прямых включений (ранним заснеженным утром от закрытых еще дверей Госдумы), в тебя даже тыкали пальцем в метро — вот тот парень, что сегодня был по телеку.

В то время НТВ был одновременно и "ютьюбом", и "фейсбуком", и "инстаграмом" 90-х — ощущение того времени могут, наверное, испытать сегодняшние блогеры-миллионники, мы тоже были молоды и безбашенны, у нас тоже не всегда включалось чувство ответственности, но тогда ощущение вседозволенности витало вокруг и границ не было — ни на экране, ни в жизни.

Годы работы на НТВ — это сотни интересных встреч, десятки стран и миллион впечатлений. Вот и понимаешь, что для творчества это не худшее место на планете.

Я вместе с НТВ изучал историю "с погружением", снимая документальные фильмы, командировал себя в прошлое, чтобы сделать не просто фильм, а репортаж из тех времен: полистать в архиве следственное дело об убийстве царевича Димитрия, погулять по дачам Сталина и избам, где он до этих дач бывал в ссылках, посидеть за столом, где арестовали Временное правительство, и даже бежать из Зимнего на таком же автомобиле, что и Керенский, спуститься в подземные лабиринты тайных заводов Третьего Рейха и выйти на балкон особняка Кшесинской, подержать в руках тонкий листок с карандашной росписью Николая II под отречением — все это мое личное НТВ.

А еще адреналин прямых эфиров в студии новостей — прямой разговор со зрителем, которого ты не видишь через объектив камеры, но знаешь, что твое слово все равно отзовется, если ты говоришь его искренне и не лукавя.

И главное, чему я научился за годы работы на НТВ, — это постоянному и неиссякающему интересу ко всему, что творится перед камерой. Надеюсь, пока зритель будет видеть интерес в моих глазах, ему тоже будет интересно.

Андрей Норкин, ведущий ток-шоу "Место встречи" 

Когда телекомпания НТВ впервые вышла в эфир, то есть 25 лет назад, мне было ... 25!

НТВ смотрели все друзья и знакомые. Потому что это было какое-то удивительное телевидение! Оно удивляло и программами, и лицами, и просто тем, как выглядело. Конечно, тогда я даже не предполагал, что когда-нибудь тоже появлюсь в кадре с логотипом НТВ. Удивительно, но эта пора наступила довольно быстро, уже через три года я стал членом коллектива НТВ. За эти годы я сменил несколько телевизионных профессий, уходил с канала, возвращался, снова исчезал на какое-то время и опять обнаруживал себя на старом месте.

Выделить что-то "самое-самое" за эти годы крайне трудно! Было "самое-самое" в информационной программе "Сегодня", в "Герое дня", в "Списке Норкина", в "Месте встречи". Каждый раз я думал, что вот именно сейчас я и делаю это "самое-самое": интересное, нужное, увлекательное. Потом открывалась какая-то новая дверь, за которой ждали новые задачи и новые перспективы. Поэтому я написал книгу "От НТВ до НТВ" про себя, конечно, но и про множество событий, участником которых мне довелось стать. Я ее пролистал и понял, что нашел самый подходящий комментарий к теме "Я и НТВ". Это — фрагменты из книги. Зато становится понятно, что я вообще думаю о телевидении, о журналистике и о себе.

"Работа в "Герое дня" оказалась для меня не слишком продолжительной, но, как принято говорить, этапной, поэтому я хочу остановиться на этой теме чуть подробнее. Эта небольшая 15-минутная передача, выходившая по будням в 19:40, сразу после "Сегодня вечером", быстро стала одной из визитных карточек НТВ.

Как ни странно, первые пару лет, с 1995 по 1997 годы, "Герой дня" никак не мог получить своего постоянного ведущего. Самый первый выпуск провел Парфенов. Кроме него, в желтых декорациях "Героя" побывали Владимир Кулистиков и Павел Лобков, Александр Шашков и Александр Герасимов. Сиживал в "песочнице" и Евгений Киселев. Тем не менее эта чехарда продолжалась довольно долго, что, естественно, сказывалось на программе отрицательно. Только с переходом на НТВ Сорокиной кадровый вопрос был решен и "Герой дня" стал стремительно набирать популярность.

За время работы в этой программе я провел несколько десятков интервью. Некоторые из них получались лучше, некоторые — хуже, хотя, конечно, сейчас я вижу, что большинство этих бесед выглядело сыровато. Мне сегодняшнему не хватает собственной реакции на ответы собеседников. Беседы как таковой не получалось, все сводилось к чередованию "вопрос — ответ", "вопрос — ответ". Тем не менее настоящая катастрофа произошла лишь однажды, когда нашим "героем дня" был Анатолий Чубайс, возглавлявший РАО "ЕЭС России".

Эта программа была выездной, мы снимали ее в студии НТВ в гостинице "Россия", которая обычно использовалась для небольших интервью ньюсмейкеров, не успевающих добраться из центра Москвы до Останкино. Анатолий Борисович долго не давал согласия на разговор, ссылаясь на занятость, но, когда наконец-то все сложности утряслись, выяснилось, что настроение беседовать у Чубайса отсутствовало напрочь. Он был очевидно недоволен тем, что его отрывают от дел ради 15-минутной программы, поэтому отвечал на все мои вопросы односложно — "да", "нет", никак не развивал собственные мысли и явно торопился закончить все побыстрее. И ему это удалось!

Конечно, я подставил этим нашу программную дирекцию, которая уже давно отвыкла от ситуаций, когда что-то в эфире вдруг заканчивалось раньше, чем нужно. Обычно все выходило наоборот, и для подобных случаев существовали проработанные сценарии. Так что "Герой дня" с Анатолием Чубайсом мне запомнился надолго, и сейчас, разбирая с моими студентами тему подготовки интервью, я всегда рассказываю им о своем эфирном позоре.

Конечно, совершенно очаровал меня Джеки Чан! Его появление в программе было заслугой Ирины Муромцевой, присоединившейся к нашей команде в качестве продюсера. Насколько я помню, это было первое интервью Джеки Чана российскому СМИ на территории России. Он прилетел в Москву всего на одни сутки, на презентацию своего нового фильма "Великолепный". Разговаривали мы с ним в ужасном помещении, именовавшемся VIP-зоной аэропорта "Шереметьево". Сейчас даже трудно представить, насколько кошмарно выглядели интерьеры главной воздушной гавани страны несколько лет назад! Все эти пыльные, расшитые какими-то золотыми позументами диваны и кресла, тяжеленные портьеры… Актер выглядел очень уставшим после многочасового перелета, никакой возможности передохнуть у него не было, но в кадре, по-моему, это совершенно незаметно! Из разговора с Джеки Чаном я вынес для себя своеобразный урок или правило, которого стараюсь придерживаться. Я очень редко отказываю в просьбе об интервью. Потому что отвечать на вопросы журналистов — такая же работа, как и задавать эти вопросы. Относиться к чужой работе с уважением меня приучили еще мои родители. Ну а Джеки Чан внес необходимую ясность в формулу "интервью — непростая работа".

Андрей Норкин в студии во время прямого эфира программы "Место встречи"

Надеюсь, теперь становится понятно, почему я столь трепетно отношусь к своей работе в программе "Герой дня" в 2000–2001 годах. Этот период моей карьеры на НТВ оказался очень важным для всей последующей журналистской деятельности. Фактически это стало началом моего профессионального становления, и, конечно, я очень благодарен судьбе за ту возможность, которая мне выпала…

Вадим Такменев, заместитель генерального продюсера НТВ, автор и ведущий "Центрального телевидения", ведущий программы "Ты супер!"

НТВ четверть века. Из этих 25 лет большую часть я провел вместе с каналом. Сюда пришел, когда мне было 22. Это моя самая яркая, самая динамичная, самая интересная, самая молодая, самая энергичная жизнь. Главное, что канал подарил мне, — гигантское счастье реализоваться почти во всех телевизионных ипостасях — и в качестве репортера, и в качестве ведущего, автора документальных фильмов и совершенно разных программ, продюсера, и даже отчасти режиссера.

Все эти годы на НТВ мы увлекались одним — работой. Здесь всегда была мощнейшая конкуренция. Особенно остро ощущал ее в свои первые корреспондентские годы. Казалось, что тебя окружают сплошные "глыбы", и стоит хоть чуть-чуть расслабиться — ты уже не в обойме. И, естественно, каждый из нас, репортеров, мечтал снять какой-то мегавыдающийся материал. А условия 20 с лишним лет назад были совсем не такие, как сейчас: никаких тебе продюсеров, практически никакого интернета, даже мобильные были далеко не у всех, только пейджеры. И вот ты шел в справочный отдел на восьмом этаже Телецентра, запрашивал информацию, а потом с этими многокилограммовыми "талмудами" ехал в командировку. Репортер должен был уметь все — и продюсировать, и монтировать, и много чего еще.

Отдельный период в жизни, который длится до сих пор, — это, безусловно, период "Центрального телевидения". Вот уже девятый год для меня и команды — это не просто работа: это образ жизни. Мы делаем свое телевидение. Делаем таким, каким его задумали. И это ощущение большого счастья.

В рамках "ЦТ", наверное, самая запомнившаяся съемка — несколько дней, проведенных с президентом. Это очень яркая журналистская глава в моей жизни. Я не просто "Путина видел", я с ним много общался, постарался понять для себя, who is Mr. Putin, — тот самый вопрос, который все задавали, когда он пришел к власти. Частично я для себя на него ответил.

Вадим Такменев в студии программы "Центральное телевидение"

Есть проекты, которые обогащают тебя не только профессионально, но и эмоционально. А иногда и сильно меняют твой взгляд на, казалось бы, обыденные вещи. Я о конкурсе "Ты супер!", который абсолютно естественным образом внедрился в жизнь всех, к нему причастных. "Ты супер!" не заканчивался даже после того, как мы уходили со съемочной площадки. "Ты супер!" не заканчивался никогда. Мало того, он и сейчас не заканчивается. Потому что есть это огромное количество детей с мегасложными судьбами, которые после проекта светятся счастьем. Они пересмотрели свою жизнь, по-другому посмотрели на себя, на свои возможности. Они постоянно звонят, пишут в социальных сетях, мы радуемся их успехам. Этот проект заставил меня только в 40 с лишним лет по-настоящему осознать, как ценно, когда рядом есть близкие, родные люди. Просто есть. Эти дети гипертрофированно донесли до нас, взрослых, насколько это важно.

Ольга Белова, ведущая НТВ

За несколько месяцев до моего 25-летия на НТВ произошло одно из знаковых событий в его истории, так называемая "апрельская революция" 2001 года. То, после чего НТВ в прессе стали разделять на "старое" и "новое". Так получилось, что в те свои 25 лет я стала непосредственным участником этого конфликта, вела тот самый первый утренний выпуск новостей после смены руководства. Тяжелый был момент, я только год как пришла на канал, где уже работали такие звезды, как Миткова, Осокин, Парфенов, Сорокина. Я смотрела на них, затаив дыхание, все, что хотелось, — это работать днем и ночью, чтобы хотя бы на сантиметр стать ближе к ним. Ни о каких революциях думать не хотелось. Самое неприятное было, что от каждого требовали принять решение "здесь и сейчас", присягнуть тому или иному "лагерю", каждому заглядывали в глаза и пытались понять — а с кем ты? Как сказала тогда Лиза Листова: "Мы жили кишками наружу". На тот момент для меня это был самый сильный стресс в жизни.

На "старое" и "новое" НТВ разделилось не в ночь "революции", а когда сами НТВшники стали подозревать и обвинять друг друга в том, что у кого-то может быть иная точка зрения, никто не хотел никого слушать. В ту ночь я просто вышла на работу. Делать то, что должна была делать, — вести новости. Все уже было решено, и все, что требовалось от меня, — ответить на вопрос, работаю я или нет. Я выбрала работу, хотя и услышала тогда в свой адрес много злых слов. Тяжело было смотреть, как ругались вчерашние друзья, как разрывались многолетние дружеские отношения. Тогда это все казалось катастрофой, какой-то ужасной и несправедливой бедой, которая пришла к тебе в дом.

Для меня НТВ — это, прежде всего, новости, которые я вела на канале больше 15 лет. И все мои истории связаны с ними. В новостях я работала неделю через неделю, и так случалось, что почти все крупные события, происшествия, ЧП, теракты — все происходило на моих неделях. Гибель "Курска", пожар на Останкинской башне, теракты 11 сентября, "Норд-Ост", взрывы в Москве, многочисленные авиакатастрофы, революции на Украине и в Грузии — это все прошло через меня. И каждый такой эфир — это, с одной стороны, испытание, потому что все приходится пропускать через себя, отстраненно работать никогда не получалось. Но, с другой, это стопроцентная сопричастность всему тому, что происходит в стране и мире. Вся новейшая история для меня — не сухие строчки из учебника, не что-то отстраненное, а личные переживания и воспоминания. Это то, за что я любила и люблю новости, — за возможность всегда быть на острие события, ощущать все происходящее в режиме "здесь и сейчас".

Работа за кадром над выпуском новостей НТВ

Сергей Малозёмов, автор и ведущий программ "Еда живая и мертвая", "Чудо техники", "Идея на миллион"

Меня, конечно, изменила работа на НТВ, ведь я тружусь тут уже более 13 лет! Это значительная часть моей жизни, и самое большое влияние, пожалуй, оказала работа в информационной службе — это потрясающий опыт концентрации, например, при написании текстов в окружающем шуме, в толпе, за считанные минуты, когда нужно держать в голове большое количество отснятой картинки.

Отдельный жанр — это прямые включения, когда ты должен говорить, не сбиваясь, без всякого суфлера с места событий, в окружении людей, а в наушнике у тебя слышны все разговоры, происходящие в эфирной аппаратной. И ты должен не отвлекаться на то, что студия уже готовится "включать" следующего корреспондента (например, в ночь подведения итогов выборов), а с ним потеряна связь, и редакторы орут, а ты это все слышишь. Но должен делать вид, что все в порядке.

Самый запоминающийся эпизод — мое прямое включение с Анджелиной Джоли, которая в 2010 году приезжала в Москву на премьеру своего фильма "Солт", в котором играла русскую шпионку. Я ждал ее на красной дорожке у кинотеатра "Октябрь" среди других корреспондентов и всячески старался подгадать так, чтобы она дошла до меня ровно в момент начала прямого включения в 19-часовом выпуске новостей. Я уступил свою очередь на интервью другому репортеру, по телефону уговорил редакцию немного поменять верстку выпуска. И все удалось! Мы поговорили с Джоли в прямом эфире, и получилось круто. Но уровень стресса от этого всего, конечно, зашкаливал, и после включения я на пути домой даже спустился не в ту станцию метро.

Подобный опыт очень помогает теперь, когда приходится руководить большим коллективом и еженедельно выдавать в эфир две авторские программы. Случиться может что угодно, главное — не впадать в панику.

Анджелина Джоли на премьере фильма "Солт" в Москве, 2010 год

Был такой недавно случай во Франции. В Париже мы записывали какие-то мои слова на камеру перед Елисейским дворцом, и, в общем-то, у нас не было на это разрешения, мы притворялись туристами, к нам подошла охрана и попросила удалить незаконно записанные файлы.

Я — настоящий трудоголик, бесконечно думаю о работе, думаю о том, как улучшить мои программы, как улучшить мои книги, какой еще ролик выпустить на YouTube. Может быть, кому-то покажется, что это чересчур, но мне нравится, когда подходят люди и благодарят за программы. Прочитав мои книги и посмотрев программу "Еда живая и мертвая", кто-то перестроил свое питание, поправил здоровье, кто-то даже похудел — мне это приятно, меня это подпитывает, дает силы.

Сергей Майоров, автор и ведущий программы "Однажды..."

К 25 годам на сцене Театра юного зрителя я переиграл всю флору и фауну, сыграл в десятке детских сказок. И порой не понимал, кто я — Зайка-Зазнайка, Кот Леопольд, дубок или кустарник. И в 25 лет я уволился из театра и начал открывать мир; много путешествовал, встречался с разными людьми, слушал и смотрел все, что мне хотелось. Я получил первый в своей жизни заграничный паспорт и рванул, куда глаза глядят. За первые три года я поменял два паспорта, там просто не было места для виз и штампов.

11 ноября 1996 года, когда канал НТВ получил право вещать круглосуточно, я родился как телевизионный ведущий. В тот день в утреннем эфире НТВ вышел первый выпуск "Новостей шоу-бизнеса", которые я вел потом ежедневно почти три года. Так что НТВ — моя профессиональная родина. Мне тогда было 25 лет, и через две недели эфира мне исполнилось 26.

Я люблю всех героев своих программ "Однажды…" и "Малая земля", они все интересны, все уникальны. Очень ценю ту степень доверия, которая есть у них ко мне и моей прекрасной команде. Ценю сложившиеся с героями отношения и стараюсь не предавать их, не подводить. Но если уж вы просите кого-то выделить особо, то, наверное, я бы назвал Сергея Леонидовича Гармаша, Николая Фоменко, Владимира Владимировича Познера, Марию Гулегину, Кирилла Серебренникова, Диану Арбенину, Дмитрия Хворостовского, Олега Табакова, Елену Образцову, Дмитрия Бермана, Дениса Мацуева, Николая Цискаридзе, Ирину Безрукову, Николая Лебедева, Федора Бондарчука. Эти люди лично на меня как на журналиста оказали сильное влияние.

Я помню все выпуски "Однажды…" и "Малой земли" до секунды, до кадра, до склейки, до интонации. И каждую серию, каждый эпизод могу подвергнуть профессиональному анализу, разложив его на молекулы, и по каждому выпуску могу легко защитить диссертацию, и, поверьте, это будет довольно увлекательно.

Будни информационной службы телеканала НТВ в съемочных павильонах

Залог успеха интервью наших героев — искренность. Никогда нельзя играть в интервьюера. "Я пришел задать вам несколько вопросов". Нет. Мы приходим к героям поговорить о том, что происходит в их жизни, чем они живут, о радостях и горестях, об удачах и успехе. Это должен быть разговор, а не формальная игра в вопросы-ответы. Любая яркая эмоция всегда попадает в эфир.

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}

В материале использованы фотографии: пресс-служба НТВ, Светлана Фомина/пресс-служба НТВ, Фотохроника ТАСС (Андрей Гореловский, Александр Чумичев, Екатерина Штукина, Максим Шеметов, Михаил Терещенко), EPA-EFE/CHEMA MOYA.