Все новости
Поезд Ленинград — Москва — Санкт-Петербург.
Поезд Ленинград — Москва — Санкт-Петербург.
Поезд Ленинград — Москва — Санкт-Петербург.
Поезд Ленинград — Москва — Санкт-Петербург.
Поезд Ленинград — Москва — Санкт-Петербург.

Поезд Ленинград — Москва — Санкт-Петербург. Девять десятилетий "Красной стрелы"

© Личный архив Ирины Коплановой
Железные дороги уже почти два века соединяют самые крайние точки огромной страны. 170 лет шпалы связывают две столицы — Петербург и Москву, 90 из них пространство и время прошивает "Красная стрела" — первый и самый главный фирменный поезд в России. За это время сменились поколения россиян, изменились люди, поменялись составы и вагоны. Неизменными остались только особая этика и традиции комфорта, которые стараются сохранить экипажи экспресса

По случаю юбилея "Красной стрелы" мы "проехали" через девять десятилетий ее истории по девяти остановкам и поговорили с тремя поколениями проводников.

Отправление. Ленинград, 1931 год

В ночь на 10 июня экспресс "Красная стрела" впервые отправился из бывшей имперской столицы в Москву. Фон этого старта — целые кладбища дореволюционных вагонов и паровозов, на ремонт которых не хватило средств, постоянные опоздания поездов и часто невежливое отношение к пассажирам.

"1930-е годы, мягко говоря, не самое клиентоориентированное время", — рассказывает начальник научно-просветительского отдела Музея РЖД Павел Дунаев.

С ростом урбанизации и индустриальной связи Ленинграда и Москвы понадобился надежный и быстрый транспорт. Новые элиты помнили дореволюционный комфорт, одним из главных столпов которого служили поезда Бельгийского общества спальных вагонов. Эти вагоны с богато украшенными купе не стояли на ж/д кладбищах, советские власти бережно хранили их на особом балансе.

Именно из них и состоял первый экспресс, на борту которого красовались надписи "Красная стрела" и Red Arrow. Тогда состав ходил раз в неделю и перевозил очень ограниченный контингент — представителей партийной и индустриальной номенклатуры и иностранных туристов. Для простых граждан, сравнивает Дунаев, билет на "Стрелу" был подобен путевке в "Артек" и выдавался за особые заслуги.

Экспресс был тогда окрашен в синий цвет, как дореволюционные вагоны первого класса. Как и до революции, все проводники на "Стреле" были мужчинами. Связано это было и с традицией, и с обязанностями — отопление было угольным, и экипажу приходилось самостоятельно подкидывать топливо в топку.

Малая Вишера. 1941 год

Вишера была первой из четырех промежуточных остановок "Красной стрелы" между Ленинградом и Москвой, рассказывает Павел Дунаев. Локомотив в те годы ходил на пару, поэтому требовались технические станции, на которых паровозы заправлялись водой.

Железнодорожная станция в Малой Вишере Goffert/Public domain/Wikimedia Commons
Описание
Железнодорожная станция в Малой Вишере
© Goffert/Public domain/Wikimedia Commons

В первые десятилетия у "Стрелы" не было и фиксированного времени отправления — оно колебалось между 23:00 и 01:00. А вот время прибытия было одним и тем же.

Синие вагоны "Стрелы" были отделаны ценными породами древесины, украшены бронзовой фурнитурой, в пути предлагали эксклюзивный по тем меркам чай в подстаканниках, наборы шахмат и шашек. На промежуточных остановках была возможность позвонить по коммутаторам в столицы.

Но все это было дополнительной услугой к главному сервису — самой высокой скорости перемещения. До 1937 года авиация не была конкурентом железнодорожному транспорту, да и в более поздние годы десятиместные самолеты с трудом справились бы с перевозкой 200 пассажиров "Стрелы", отмечает Павел Дунаев.

Стабильные перевозки такого числа пассажиров со скоростью 120 км/ч экспресс продолжал до 22 июня 1941-го, после чего на целых три года вагоны "Красной стрелы" встали на консервацию в ожидании победного часа.

Окуловка. 1944 год

"Красная стрела" не стала первым поездом до Москвы из блокадного Ленинграда вопреки распространенному мнению, говорит Дунаев. На тот момент по длинному из-за разрушенных путей маршруту уже успели уйти несколько пассажирских составов. Однако именно выход "Красной стрелы" 20 марта 1944-го ознаменовал возвращение к мирной жизни.

Железнодорожная станция в Окуловке Goffert/Public domain/Wikimedia Commons
Описание
Железнодорожная станция в Окуловке
© Goffert/Public domain/Wikimedia Commons

Александр Шашунов, проводник, пришедший на "Стрелу" в начале 2000-х, вспоминает, как несколько лет назад в своем вагоне он сопровождал ветерана обороны Ленинграда, который рассказал: "Мне письмо пришло от сестры, мол, 20 марта "Красная стрела" пойдет в Москву. А мы на Невском пятачке, задача — взять позицию в рукопашной. Саперная лопатка, штык-нож, нужно пробежать 200 метров, нас поднялось человек 60, а добежало 15. Я весь черный, как кошка, был. И когда это письмо пришло, я ощутил, ради чего мы бежим. Стало понятно, что город ожил!"

После войны на "Стрелу" пришло несколько трофейных немецких вагонов, а в 1948 году со всего состава сняли английские буквы названия. Так, говорит Дунаев, "Стрела" прошла период поздних сталинских репрессий и эру "борьбы с космополитами".

В тот период советская "шпиономания" достигла пика, все проводники "Стрелы" должны были проходить собеседование в органах госбезопасности в Большом доме на Литейном в Ленинграде. Это условие с разной степенью обязательности сохранялось на экспрессе до конца 1990-х, вспоминает Александр Шашунов.

Бологое. 1958 год

После новгородской Окуловки следует главная промежуточная станция — Бологое. Остановку здесь отменят последней, в 2002 году. А в 1958-м именно Бологое оставили в качестве единственной остановки "где-то между Ленинградом и Москвой", как поется в старой песенке.

Послевоенное и оттепельное время для "Красной стрелы" стало эпохой "трех Иванов и одного Иванова", рассказывают проводники. Это была спайка четырех начальников поездов, бригадиров, каждый из которых выстраивал вокруг себя команду высшего класса.

Каждый бригадир руководил на "Стреле" по 30–40 лет. Они становились эпохой для экспресса и были именно теми фигурами, которые сохраняли старые традиции "Стрелы" и адаптировали к ним все технические новшества, говорит проводница Юлия Навоенко, ставшая частью экипажа в 1990-е.

В 1950-е "Стрела" полностью обновилась: изношенные дореволюционные вагоны с деревянной обшивкой заменили цельнометаллическими. Один из таких вагонов позже запечатлел Эльдар Рязанов в своем фильме "Вокзал для двоих".

Именно эти вагоны задали стандарт, известный сегодня пассажирам как СВ, ставший сокращением от изначальной аббревиатуры Бельгийского общества спальных вагонов, рассказывает Павел Дунаев.

На рубеже 1950-х и 1960-х в эпоху четырех легендарных начпоездов "Красная стрела" приобрела те черты, по которым мы ее знаем сегодня: состав выкрасили в красный, а время отправления зафиксировали на отметке 23:55.

Тогда же на "Стреле" появились розетки для первых советских электробритв, а в вагоны пришло радио. Именно из его динамиков в 1967 году впервые донесся отрывок из балета Глиэра "Медный всадник", который стал неизменным символом сперва "Красной стрелы", а затем и всего города на Неве.

"В 60-е мелодия Глиэра не имела такого значения, было много мелодий про Ленинград. Но благодаря "Стреле" она стала гимном города", — говорит Дунаев. Позже, в 2000-е, дополняет Александр Шашунов, "Гимн великому городу" стали включать и на "Сапсанах", но от этой практики достаточно быстро отказались, сохранив приоритет за "Стрелой".

1960-е — это и время демократизации "Красной стрелы", отмечает Дунаев. Именно тогда в стране выросло число артистов, художников, инженеров, которые стали жить на две столицы. Вместе с первым секретарем Ленинградского обкома Григорием Романовым тем же поездом стал ездить Аркадий Райкин, переехавший в московские театры из-за цензуры в Ленинграде.

Тогда же стали появляться и иностранные туристы. Специально для них в кармашки кресел стали вкладывать литературу о Ленине, об истории Октябрьской революции и освоении космоса.

Лариса Пугачева с одним из пассажиров Личный архив Ларисы Пугачевой
Описание
Лариса Пугачева с одним из пассажиров
© Личный архив Ларисы Пугачевой

Как вспоминает проводница Лариса Пугачева, перед каждым рейсом экипажу зачитывали политинформацию, а в самой поездке несколько раз в год могли устроить экзамен: "Подходишь, становишься по стойке смирно и отвечаешь, когда был такой-то съезд комсомола или является ли Турку (город в Финляндии) побратимом Ленинграда".

Калинин (Тверь). 1977 год

До 1965 года "Красная стрела" была единственным фирменным поездом в СССР. После на основных направлениях стали появляться другие экспрессы.

В 1977 году, после пожара в фирменном поезде "Юность", возникшего из-за буфета, вагоны-рестораны закрыли на всех поездах, в том числе на "Красной стреле". С 1977 по 1995 год в экспрессе не было предусмотрено возможности питания, рассказывает Павел Дунаев.

Незадолго до введения этого запрета на "Стрелу" пришла проводница Лариса Пугачева. Ее подруга в то время уже работала на "Стреле". "Наши поезда стояли рядом, и я к ней в вагон заскочила. И тут Иван Филиппович идет: все, будешь у меня на "Стреле" работать", — рассказывает Пугачева.

Иван Филиппович — это Иван Роденков, один из той самой легендарной четверки бригадиров "Стрелы". В то время, вспоминает проводница, он был известным человеком, с которым большинство пассажиров поддерживали хорошие отношения — давали контрамарки в лучшие театры Москвы и Ленинграда, рекомендовали лучших врачей страны, оказывали все посильные услуги.

Столь же теплое общение поддерживали пассажиры и с проводницами поезда. В 1970-е "Стрелу" сопровождали практически исключительно женщины, говорит Пугачева: угольное отопление осталось только в самом комфортабельном вагоне, который называли правительственным. Именно в нем работала Лариса Пугачева, и именно ее угольная топка при закрытом буфете часто служила для пассажиров кухней.

"Когда был буфет, это было хождение до утра", — вспоминает Пугачева. "Актер Валерий Золотухин, обернутый в простыню, как римлянин, ходил босиком туда за шампанским". Другие пассажиры просили сварить картошки или подогреть что-то из продуктов на угольной печке.

Примерно в то же время на "Стреле" запретили курить — сначала в купе, а затем и в коридоре вагона. "Еще в 60-е пепельница была предусмотрена в каждом купе", — напоминает Павел Дунаев.

В те годы появились новые услуги — пассажиры всегда могли взять не только чай, но и кофе, вафли и печенье. "Кофе был в то время в дефиците, а у нас он всегда предлагался", — вспоминает Пугачева.

В дефиците была и туалетная бумага. "За одну поездку у нас в вагоне могли украсть по три рулона". Бывало, на сувениры растаскивали и полотенца, скатерти, подстаканники и даже занавески. "Особенно часто подстаканники пытались утащить иностранцы, думая, что это подарок", — говорит Лариса Пугачева. За всем этим приходилось постоянно следить, параллельно стараясь обеспечить пассажирам комфорт и хорошее настроение.

"У нас была сильная система поощрений, но и очень строгая система штрафов", — вспоминает проводница. Так под руководством бригадиров кристаллизовалась "стреловская вышколенность" — особый уровень сервисного мастерства российских железных дорог.

У проводников были свои постоянные клиенты, те, кто старался ездить именно с ними, благодаря чему экипаж знал привычки своих гостей. "Один встает рано, ему надо побриться, чайку попить, как, например, вставал начальник ленинградского КГБ Носырев, а другой до последнего — вот Александр Абдулов вставал, уже когда поезд стоял на платформе в Москве", — рассказывает проводница Пугачева.

Эти же пассажиры иногда обменивались номерами с проводниками и при необходимости могли достать через них дефицитные до начала 1990-х билеты на "Стрелу".

Москва. 1991 год

К началу 1990-х "Красная стрела" подошла с обновленными вагонами немецкого производства. На них в 1980 году "Стрела" провезла огонь Олимпийских игр, их застал постоянный пассажир Владимир Высоцкий, вспоминает Лариса Пугачева.

На излете существования СССР билеты на "Красную стрелу" пошли в открытую продажу, после чего среди пассажиров стали появляться новые категории. Как рассказывает проводница, к депутатам Верховного совета в первой половине 1990-х стали прибавляться предприниматели, оставлявшие иногда щедрые чаевые, как Роман Абрамович, и более скупые, как Борис Березовский, многочисленные звезды тележурналистики, представители церкви, рок-музыканты. На "Стреле" ездили Виктор Цой и Борис Гребенщиков.

"Тогда с нами стали ездить и бандиты", — говорит Лариса Пугачева. "Убили однажды какого-то авторитета в Питере, едут человек пять в черных рубашках, с похорон, очень загруженные. Пили водку и жаловались, как так, две пули в спину, так несправедливо. Мы кивали, конечно, сочувственно, — рассказывает проводница. — Мы всегда, с любыми пассажирами оставались на высшем уровне, что бы ни происходило".

В те времена проводникам приходилось непросто: кроме прямых обязанностей они должны были и убирать вагоны, а когда в 1995-м снова появились вагоны-рестораны, то в первое время случались неприятные инциденты. Тогда в поездах начали ездить наряды милиции.

Милиция стала своего рода услугой безопасности, отмечает Павел Дунаев. В 1990-е и в 2000-е обострилась конкуренция фирменных поездов, поэтому "Красная стрела" активно внедряла новые услуги.

Юлия Навоенко Личный архив Юлии Навоенко
Описание
Юлия Навоенко
© Личный архив Юлии Навоенко

Так, говорит Юлия Навоенко, пришедшая на "Стрелу" в 1990-е после железнодорожного вуза, впервые на "Стреле" появились специальные блокираторы замков, защита от воровства. Новшеством стали и ланч-боксы. Стали предлагать другую прессу — "Правду" и "Комсомолку" потеснили деловые издания и дорогие журналы.

В конце 1990-х на "Стреле" установили специальные таксофоны для звонков, рассказывает Павел Дунаев. Правда, нужда в них довольно скоро отпала — появились мобильные телефоны.

В то время на "Красной стреле" случались и удивительные находки. Однажды кто-то забыл в вагоне большой кинжал, украшенный драгоценными камнями, а уже в 2000-е в купе оставили два обручальных кольца. Вернувшаяся за ними пара рассказала, что кольца сделаны из патронов, а обручены они были во время первой чеченской войны в одном из подвалов в Грозном, вспоминает Александр Шашунов.

Бологое. 2002 год

В конце 1990-х на "Стреле" стало спокойнее, вспоминает Лариса Пугачева, ушедшая на пенсию в 2008 году. С середины 2000-х для экспресса и вовсе наступила новая эра: в 2002-м отменили последнюю промежуточную остановку в Бологом, а потом, рассказывает Александр Шашунов, вагоны из ГДР заменили на новые, с расширенными купе, построенные специально для экспресса.

Немецкие вагоны проводники вспоминают с теплом, но нынешний состав, говорят, удобнее. В 2006 году в каждом купе экспресса появились розетки для мобильных и ноутбуков, позже в коридорах установили Wi-Fi и камеры наблюдения. В конце 2000-х стали появляться новые пассажиры — блогеры и работники IT-сферы.

"Нулевые" на "Стреле" отражались и другими чертами эпохи, говорит Павел Дунаев. В ланч-боксы стали добавлять специальные баночки с красной икрой, а некоторые артисты, как Алла Пугачева, стали прицеплять к экспрессу собственные вагоны — для советского времени привилегия только партийной номенклатуры.

Как вспоминает проводник Шашунов, переломом в жизни пассажиров уже в 2010-х стал запрет на курение в тамбурах. "Люди болезненно переживали запрет курения, но терпели". Так плавно завершилась борьба с курением на железных дорогах, начавшаяся еще в 1970-х.

Прибытие. Санкт-Петербург. 2021 год

"То, что этот поезд особенный, — это общая заслуга всего коллектива поезда", — говорят все три наших проводника.

Лариса Пугачева сегодня на пенсии, Юлия Навоенко — замначальника филиала по кадрам и социальным вопросам Федеральной пассажирской компании, а Александр Шашунов остается частью экипажа "Красной стрелы" в должности проводника уже 20 лет.

Все, кто работал на "Стреле" в разное время, считают поезд особенным не просто из-за обилия услуг или комфорта. "Я не потому выбираю твой поезд, что он такой красивый и удобный, я езжу, потому что атмосфера здесь", — цитирует одного из постоянных пассажиров Александр Шашунов.

Эту атмосферу создают на "Красной стреле" именно проводники, говорит Лариса Пугачева. "Мы встречали многих пассажиров как друзей, как старых знакомых. Они нам настроение создавали, мы им".

"Есть "Сапсан", где ты сел, кто-то что-то разнес — и все. А тут совершенно другая история, это другой поезд. Мы готовим проводников, и конечно, "Красная стрела" — это высший пилотаж", — считает Юлия Навоенко.

"Многие пытались уйти на "Сапсан", но потом возвращались", — подтверждает слова Юлии Александр Шашунов.

Преимущество, возможно, еще и в том, что на "Стреле" дорожат обратной связью. "Я всегда пассажирам говорю, пишите нам на сайт, обращайтесь, говорите, что хотите видеть у нас, а мы всегда постараемся в меру возможностей это реализовать", — соглашается Александр Шашунов.

"Люди всегда будут хотеть ездить там, где к ним будут относиться с уважением, где они будут себя чувствовать самыми значимыми. Неважно, какая это будет техника, главное — это человеческое, — рассуждает Лариса Пугачева. — У нас иногда спрашивали пассажиры: что от нас требуется в поездке? Мы и всегда отвечали — от вас требуется только хорошее настроение! А об остальном позаботимся мы!"

Виталий Корнеев