11 января, 05:15
Статья
Двухтысячелетие Дербента

Между крепостью Нарын-кала и побережьем Каспийского моря раскинулся Дербент — один из древнейших и самобытных городов России. Кварталы и крепостные стены здесь возведены из камня. Цитадель, Старый город и крепостные сооружения признаны памятниками Всемирного наследия ЮНЕСКО как выдающиеся артефакты Сасанидской империи и последующих культур. В 2015 году Дербент отпраздновал свое 2000-летие, что стало толчком к его большим преобразованиям

Личный архив Исы Магомедова

Приезжая сюда каждые полгода, я удивляюсь стремительному благоустройству этого древнего города. При этом неизменен тот факт, что к историческому облику относятся очень бережно и хранят его. Возможно, поэтому сюда хочется возвращаться снова и снова.

Не так давно у Дербента появился новый главный архитектор Иса Магомедов, был принят главный мастер-план "перезагрузки" города и начались преобразования нескольких десятков общественных пространств. Одна из первоочередных задач — избавление от визуального мусора. Например, вместо хаотичных рекламных щитов на зданиях появились вывески в едином стиле. В центральной части города вдоль крепостных стен открылись обновленные бульвары и парки, посещаемость которых за короткое время возросла в сотни раз. Прошло всего три года, а преобразованиями Дербента уже заинтересовались архитекторы других российских регионов.

Командная работа

До нынешней должности (официально она звучит так: начальник Управления архитектуры и градостроительства Дербента) Иса Магомедов несколько лет работал в частных дизайн-студиях и архитектурных бюро, занимал должность заместителя главного архитектора Махачкалы, куда попал еще студентом. Он окончил Дагестанский государственный технический университет и Центральный научно-исследовательский и проектный институт Минстроя России.

"Очень сложно творческому архитектору ограничиваться рамками правового градостроительного законодательства. Творчески мысля, ты можешь предлагать космические штуки, которые не стыкуются с реальностью, и наоборот — человеку, который всю жизнь был связан с законодательством, часто не хватает творчества. Мне помогло то, что я занимался архитектурной практикой и работал в сфере градостроительного регулирования, у меня была хорошая правовая основа", — говорит Иса Магомедов.

В 2019-м, в первый год Магомедова на должности, был проведен международный конкурс на мастер-план Дербента. Свои проекты представили архитекторы из 64 компаний по всему миру. Победила группа архитекторов под лидерством российской компании "Новая земля", в которую вошли члены консорциумов Group Huit (Франция), Mae Architects (Великобритания), West 8 (Нидерланды) и НИУ ВШЭ (Россия). Их план и стал основой "перезагрузки" одного из самых древних и колоритных городов России.

Для его реализации была необходима новая команда управления архитектуры города, которую и начали формировать. Тогда впервые на муниципальном уровне на базе управления архитектуры был создан отдел культурного наследия. Администрацию города поддержали республиканские и федеральные власти, но Дербенту не хватало профильных специалистов. В их поиске тоже помогла "Новая земля".

"Они стали таким небольшим мостком, они рассказывали о том, что происходит в Дербенте, в профессиональном сообществе им доверяли, и к нам стали приезжать работать из разных городов. У нас есть, например, дагестанцы, которые возвращались на родину, есть ребята непосредственно из Дербента, есть коллеги из Москвы, Петербурга, Воронежа. Я даже не представлял, что у нас получится собрать настолько сильную команду. С точки зрения количества и компетентности этих архитекторов мы сегодня можем поспорить со многими архитектурными бюро серьезного уровня", — отмечает Магомедов.

"Второй возможности у нас нет"

Не все местные жители, говорит Иса Магомедов, ценят исторические памятники города, поскольку привыкли видеть их каждый день. Люди, живущие у древней крепостной стены или проходящие мимо нее на работу, могут не замечать, что она стала нуждаться в реконструкции. Приезжие специалисты смогли увидеть город новым взглядом, отметив его особенности.

Команда архитекторов сопровождает проекты благоустройства на всех его этапах — начиная с планирования и заканчивая строительством. Чтобы ожидания от плана совпали с реальностью, архитекторы ежедневно посещают стройки.

"Самое сложное, мне кажется, из всего в рамках градостроительства в Дагестане — это реализация, потому что есть достаточно темпераментные застройщики, подрядчики. На первых этапах мы достаточно жестко и активно пресекали попытки самовольных решений на объектах и объясняли, что важно работать по проекту, мы ни один проект сегодня на этапе стройки не пускаем на самотек", — говорит Магомедов.

Иса Магомедов. Личный архив Исы Магомедова
Иса Магомедов

Для участия в строительных работах и взаимодействия с подрядчиками была привлечена дополнительная команда авторского надзора. Так, например, в Дербент приехал Ильяс Гильманов из Татарстана. В офисе его встретить невозможно: его задачи — посещение объектов и сопровождение работ на них.

"Я говорю, что в нашем случае мы — как хирурги: второй возможности у нас нет. Если мы отпустим эту ситуацию, она пойдет на самотек, получится то, что переделать уже будет нельзя", — отмечает Магомедов.

Магалы, или Старый город

Одним из первых объектов, которые начали благоустраивать в "операционной" Магомедова, стали магалы (узкие улочки — прим. ТАСС), которые местные называют Старым городом. Он расположен между крепостными стенами — северной и южной. Дома здесь были построены из натурального камня, как и сами крепостные стены, отчего улочки приобрели хаотичную форму. Блуждая по ним, как в лабиринте, можно потеряться.

"В советский период за состоянием магалов внимательно следили, хорошо представляя их историческую ценность. Там были плоские кровли, ремонт которых субсидировало государство. В постсоветский период люди начали из современных материалов дома переделывать, делать крыши из металлопрофиля, устанавливать пластковые окна разных цветов", — рассказывает Магомедов. Специалисты при благоустройстве города старались учитывать исторические, культурные и религиозные особенности местного населения. Главной их задачей было не столько осовременить, сколько привести в порядок жилые кварталы.

Магалы. Личный архив Исы Магомедова
Магалы

"Мы любим сравнивать Дербент с Махачкалой, как многие сравнивают Санкт-Петербург с Москвой. Если Махачкала — это активный деловой город со своим темпом, то Дербент — это мудрец, который уже в возрасте, все делает размеренно, не спеша, обдуманно", — отмечает он.

Раньше в магалах были паутина, старые столбы и устаревшая коммунальная инфраструктура, которая закрывала вид на цитадель Нарын-кала. После обновления у магалов появилась новая дорожка, инженерные сети переместили под землю. К преобразованиям положительно отнеслись и сами владельцы домов. Улочки стали открытыми для посещения туристов. На их месте начали появляться торговые точки и гостевые дома, где можно остаться переночевать путникам. В настоящее время капитально отремонтировано пять из девяти магалов, по которым уже можно прогуляться.

Переулок Казем-Бека и бульвар на Мамедбекова

Одновременно с другими работами началось и обустройство пешеходных улиц, расположенных по другую сторону южной крепостной стены. Одним из первых проектов стал переулок Казем-Бека. Именно тут впервые в городе зародилась культура променада, горожане начали выходить на улицы не только по делам, но и для прогулок. Вместо асфальта под ногами теперь брусчатка. Вдоль улицы — множество кафе и разных магазинов.

Переулок Казем-Бека. Личный архив Исы Магомедова
Переулок Казем-Бека

Следующей пешеходной зоной, которую обновили в Дербенте, стала улица Мамедбекова, расположенная вдоль северной крепостной стены. Перед специалистами стояла задача — подчеркнуть и сохранить особенности памятника культурного наследия, но при этом сделать бульвар удобным и современным. Для покрытия был выбран натуральный камень. Он заменил глазурованную плитку и теперь гармонично сочетается со стеной. Сложность при ремонте улицы представлял ее подъем. Архитекторы предусмотрели лестницы, совмещенные с пандусом. Для работ привлекали каменщиков, которые столкнулись с данной техникой впервые, из-за чего приходилось переделывать работу несколько раз, пока не удалось достичь нужного результата. "Были лестницы, которые залили, потом ломали и заливали по новой. Смотрели, как получается, не получалось — переделывали", — говорит Магомедов.

Улица Мамедбекова до обновления. Личный архив Исы Магомедова
Улица Мамедбекова до обновления

После обновления крепостная стена была подсвечена множеством светильников, установленных вдоль нее. Некоторые решения архитекторам приходилось адаптировать на ходу. Например, на месте археологических раскопок раньше был установлен купол, закрывающий обзор. Архитекторы планировали сконструировать сплошной триплекс (многослойное стекло, состоящее из двух и более стекол, склеенных между собой специальной полимерной пленкой — прим. ТАСС), но эта идея оказалась несостоятельной: толстое стекло не позволяло бы разглядеть место раскопок, а тонкое не отвечало бы требованиям безопасности. Сейчас на этом месте расположен прозрачный мост, по которому можно ходить и наблюдать за тем, как выглядит крепостная стена на несколько метров под землей.

Улица Мамедбекова после обновления. Личный архив Исы Магомедова
Улица Мамедбекова после обновления

Кропотливо архитекторы подходили и к озеленению улицы. Для высадки были выбраны пальмы, которые остаются зелеными в любое время года, но при этом не загораживают крепостную стену.

"Для нас все-таки визуальные характеристики раскрытия этой стены были принципиально важны, и мы думали о том, какое дерево может быть одновременно и зеленым, и не будет сильно нарушать вид стены. Решили поэкспериментировать и посадить пальмы. Это вид пальмы, который держит минус, то есть это вечнозеленая пальма. Когда они вырастут, через них обзор на стену будет еще лучше", — объясняет Магомедов.

На улице обновили фонари, установили скамейки, беседки, а также павильоны, где свою продукцию могут представить местные ремесленники.

Парк имени Низами Гянджеви и "Сосновый бор"

Одним из самых технологически сложных объектов благоустройства был парк имени Низами Гянджеви, расположенный в центре, самый большой в городе. Первое, на что обращаешь внимание, войдя в парк, — это подсвеченные деревья и поющие птицы. Эффект достигнут с помощью игры искусственного света и звуков. По словам Магомедова, только на освещение парка было затрачено больше средств, чем на благоустройство всей улицы Мамедбекова.

Парк имени Низами Гянджеви. Личный архив Исы Магомедова
Парк имени Низами Гянджеви

Его концепция объединяет самый большой мультимедийный фонтан в России, амфитеатры, музеи и библиотеку. Возведением каждого отдельного элемента парка занимались разные подрядные организации.

"Было большое количество участников, которые объединены в одну такую общую историю, и мы все это "женили". В течение двух месяцев до открытия мы все здесь жили, можно сказать", — вспоминает Магомедов.

Пока не все здания парка открыты для посетителей, но здесь уже можно провести время и полюбоваться фонтаном — его официально открыли летом 2022 года.

"Сосновый бор" после обновления. Мария Ибрагимова/ ТАСС
"Сосновый бор" после обновления

Пока строился парк Низами Гянджеви, для горожан была обустроена другая площадка — парк "Сосновый бор", опоясывающий часть цитадели Нарын-кала. Чтобы добраться до него, нужно преодолеть довольно крутой подъем в гору, но усилия того стоят: наверху открывается удивительный вид на город и море.

После обновления в "Сосновом бору" появились освещенные дорожки, детские и спортивные площадки, пергола (деревянная конструкция, навес — прим. ТАСС), защищающая от дождя и солнца. Предусмотрели и скамейки, столики, скворечники, по всем требованиям законодательства оборудована специальная зона для пикников, и теперь местные жители и туристы в теплую погоду устраивают тут привалы и ночуют в палатках.

Кладбище "Кырхляр"

Самый, пожалуй, необычный объект благоустройства города — кладбище "Кырхляр", где находятся захоронения 40 сподвижников пророка Мухаммеда. По преданию, они погибли в борьбе с хазарами в VII веке во время одного из первых походов арабов в Дагестан. Кладбище не место для прогулок, однако его часто посещают туристы. "Кырхляр" — исторический памятник федерального значения.

Кладбище "Кырхляр". Мария Ибрагимова/ ТАСС
Кладбище "Кырхляр"

С особой деликатностью к обновлению кладбища отнеслись не только проектировщики, которые учли все религиозные нюансы, но и подрядчики. Это единственный проект в городе, стоимость благоустройства которого в ходе работ снизилась почти в три раза.

"Изначальная стоимость сметы была около 140 млн рублей, мы ее оптимизировали до 80, а реализовали вообще за 50. Было несколько подрядчиков, и каждый старался не заработать на объекте, а сделать работу на совесть, еще и от себя что-то сделать. Получилось, что они совершили благое дело и показали свое отношение к такому важному объекту", — отмечает Магомедов.

На кладбище обновили дорожно-уличную сеть, теперь она подсвечивается в ночное время. Несколько входов и выходов обустроили санузлами, комнатами для ритуального омовения и совершения намаза. Около входа нас встретил смотритель и по совместительству гид-экскурсовод Мухаммад Казимов, сообщивший, что необходимо облачиться в специальное одеяние, которое покрывает тело и волосы.

Мария Ибрагимова/ ТАСС

"Кырхляр" в переводе с тюркских языков означает "сорок". Мы приходим сюда, чтобы вспомнить сподвижников и приобщиться к той благодати, которую они имеют. Они являются самыми почитаемыми после пророка для мусульман", — сказал Казимов, добавив, что "Кырхляр" — духовное место, куда приходят, чтобы найти умиротворение.

Пешеходный мост

После обустройства в городе появились и новые связующие пространства, которые объединяются в туристическую милю. Таким элементом стал построенный мост от пешеходной улицы Мамедбекова вдоль крепостной стены к парку Низами Гянджеви, откуда можно перейти в переулок Казем-Бека. Ранее на месте моста располагалось несколько коммерческих объектов, которые были перенесены. Теперь мост — арт-объект для красивых фотографий и просто украшение улицы.

Пешеходный мост. Мария Ибрагимова/ ТАСС
Пешеходный мост

В дальнейшем, сообщил Иса Магомедов, туристическая миля получит продолжение. Архитекторы планируют организовать систему благоустроенных пространств, которые соединят самую верхнюю точку города — крепость Нарын-кала — с набережной вдоль побережья Каспийского моря.

Мария Ибрагимова