Все новости

"Кровавая неделя": как Ростов-на-Дону пережил восьмидневную оккупацию

21 ноября 1941 года немецкие захватчики после многочисленных попыток заняли Ростов-на-Дону. Но удерживать город смогли только восемь дней

21 ноября считается датой первого захвата Ростова-на-Дону войсками вермахта. Несмотря на многотысячные потери с обеих сторон, гитлеровцы восемь дней удерживали донскую столицу, и этот период вошел в историю как "кровавая неделя".

С самого начала войны десятки тысяч ростовчан строили оборонительные сооружения и укрепления вокруг города, вынув 10 млн кубометров грунта. Они сделали противотанковые рвы и эскарпы, окопы и укрытия для боевой техники, блиндажи и наблюдательные пункты. Эти укрепления протяженностью 115 км от реки Дон через Новочеркасск и по реке Тузлов до села Генеральское, по балке Донской Каменный Чулек доходили до станции Хапры.

Бои с отборной 1-й танковой армией генерала Эвальда фон Клейста длились около месяца, с 20 октября по 21 ноября 1941 года. Первое наступление на Ростов со стороны Таганрога продолжалось десять дней. В ходе отражения первого немецкого наступления на Ростов в последней декаде октября неодолимой стеной на пути танков и мотопехоты 3-й моторизованного корпуса генерала Эберхарда Августа фон Макензена встали воины 343-й Ставропольской, 353-й Новороссийской стрелковых и 68-й Кущевской кавалерийской дивизий. В результате отборный немецкий 3-й моторизованный корпус в составе двух танковых и двух моторизованных дивизий понес значительные потери, был вынужден отказаться от наступления на Ростов и перенес свои усилия на Новошахтинское направление, в обход с севера.

24th July 1942: German soldiers fire the last shots in their mopping up operations in the main streets of Rostov. It was their second conquest of the city, where the tenacious Russian snipers kept them occupied even after the town had fallen Keystone/Getty Images
24th July 1942: German soldiers fire the last shots in their mopping up operations in the main streets of Rostov. It was their second conquest of the city, where the tenacious Russian snipers kept them occupied even after the town had fallen
© Keystone/Getty Images

Нацисты начали новое наступление на город 17 ноября, нанося танковый удар с севера, через село Большие Салы, по еще не обстрелянной в боях 317-й Бакинской стрелковой дивизии полковника Ивана Середкина. 16 артиллеристов ценой жизни отразили атаку 50 танков, 12 из которых сожгли, а 18 подбили. Герои-артиллеристы посмертно были награждены орденами и медалями, а Сергей Оганов и Сергей Вавилов удостоены звания Героев Советского Союза. Их именами названы улицы Ростова, а на месте гибели установлен величественный мемориал.

Спеша на выручку героической батарее с ротой противотанковых ружей, погиб командир дивизии полковник Середкин. За три дня боя Бакинская дивизия потеряла 8971 бойца и командира и все пушки и пулеметы. Сильно поредели и полки 31-й, 353-й, 343-й дивизий, батальоны 6-й танковой бригады, курсантов военных училищ, ополченцев. К 16 часам 21 ноября 1941 года соединения и части 56-й Отдельной армии отошли на левый берег Дона.

Немецким войскам временный захват Ростова также достался недешево: убитыми — до 3500 солдат и офицеров, более 5000 — ранеными и обмороженными, 154 подбитых и сожженных танка, сотни автомашин и мотоциклов, много другой боевой техники и вооружения. Наступательная мощь 13-й и 14-й танковых, 60-й и 1-й "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер" моторизованных дивизий, штурмовавших донскую столицу, была настолько подорвана, что вести дальнейшее наступление на Кавказ они были не в состоянии.

Ростов-на-Дону, 1943 год. Бой в районе вокзала Анатолий Егоров/ТАСС
Ростов-на-Дону, 1943 год. Бой в районе вокзала
© Анатолий Егоров/ТАСС

Кандидат исторических наук, доцент Наталия Бакулина, которая более 40 лет проработала на историческом факультете Ростовского государственного университета и которой на момент захвата города было 25 лет, в статье "Пасмурные дни", опубликованной в 2006 году в издании "Донской временник", вспоминает: "Я вышла в город в первый же день появления на улицах немецких войск. Не скрою — мне хотелось увидеть немцев: какие они, как вооружены, как оснащена их армия. В том, что наша победа неизбежна, я не сомневалась даже в самые горькие минуты второй шестимесячной оккупации города.

В памяти остались пылающие здания в центре города, улицы, усыпанные щебнем и битым стеклом, трупы солдат. Запомнился мертвый казак возле нынешнего главного универмага, неподалеку от своей мертвой лошади; люди равнодушно шли мимо и почему-то старательно и далеко обходили лошадь. Там же грузовик с мертвым шофером в кабине. Врезалась в память немецкая полевая кухня, в которую был запряжен русский мужичок. И еще одна сценка на углу Большой Садовой и Газетного переулка: остановилась группа немецких офицеров, к ним подошел пожилой еврей. На немецком языке он спросил у одного из офицеров, видимо, старшего по званию: правда ли, что немцы истребляют евреев. Тот ответил отрицательно, и тогда еврей, подобострастно изогнувшись, протянул ему руку. В ответ офицер смерил еврея презрительным взглядом, заложил демонстративно руки за спину и удалился.

Военной техники немцев не пришлось увидеть. Удивили повозки с конной упряжкой — добротные деревянные фургоны на резиновых шипах, а лошади фантастической красоты: огромные, рыжие, с белой гривой и мохнатыми ногами. Подумалось с завистью: нам бы такое. Обмундирование солдат и офицеров было подогнано по размеру и росту и удивляло опрятностью, будто и в боях не были. Шинели зеленого сукна казались добротными. Однако они, по словам самих немцев, были изготовлены aus Holz — "из дерева", из какого-то синтетического волокна, которое не держало тепла и совсем не годилось для нашего климата".

Ростов-на Дону, 1943 год.  В город входят части Красной Армии Анатолий Егоров/ТАСС
Ростов-на Дону, 1943 год. В город входят части Красной Армии
© Анатолий Егоров/ТАСС

Первая оккупация города длилась восемь дней и вошла в историю как "кровавая неделя". Эсэсовцы дивизии "Лейбштандарт Адольф Гитлер" расстреляли и замучили сотни мирных граждан: стариков, женщин, детей, особенно в Пролетарском районе города. На 1-й Советской улице у дома №2 лежала груда из 90 трупов жителей этого дома; на 36-й линии, около детского дома, был убит 61 человек; на углу 40-й линии и улицы Мурлычева фашисты открыли огонь по очереди за хлебом, убив 43 человек: стариков, женщин и детей; на Армянском кладбище гитлеровцы расстреляли из пулеметов до 200 местных жителей.

В ходе контрнаступления войск Южного фронта под Ростовом-на-Дону с 17 ноября по 2 декабря 1941 года соединения и части 56-й армии с 27 ноября тремя оперативными группами перешли в наступление и во взаимодействии с Новочеркасской группой войск 9-й армии 29 ноября освободили город от врага.

Согласно данным исследования историков Южного научного центра Российской академии наук, о том, что в городе побывали жестокие агрессоры, говорило все вокруг. Наблюдения красноармейцев были зафиксированы в альманахе "Зверства немецко-фашистских захватчиков".

"Мы, капитан Самогорский, батальонный комиссар Пелипенко, военврач 3-го ранга Барабаш, лейтенант Белов, старшина Брагин и группа красноармейцев подобрали на поле боля труп батальонного комиссара Волосова, зверски замученного германскими фашистами. Пять трупов, лежавших вокруг батальонного комиссара, также свидетельствовали о пытках и зверствах немцев. Павшие геройской смертью освободители родного города Ростова похоронены нами с воинскими почестями", — говорится в одном из актов альманаха.

Освобожденный Ростов-на-Дону, 1943 год Владимир Иванов/ТАСС
Освобожденный Ростов-на-Дону, 1943 год
© Владимир Иванов/ТАСС

В условиях полуокружения немцы не выдержали концентрических ударов наших войск и к исходу 29 ноября оставили город.

Войска, освободившие Ростов-на-Дону, уже вечером 29 ноября получили приветственную телеграмму Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина: "Поздравляю вас с победой над врагом и освобождением Ростова от немецко-фашистских захватчиков. Приветствую доблестные войска 9-й и 56-й армий во главе с генералами Харитоновым и Ремезовым, водрузившими над Ростовом наше славное советское знамя!".

Под Ростовом вермахт потерпел первое крупное поражение, а его 1-я танковая армия была отброшена на 70–80 км на запад. Были разгромлены 14-я и 16-я танковые дивизии, 60-я и "Лейбштандарт Адольф Гитлер" моторизованные дивизии, 49-й горнострелковый корпус. Враг потерял свыше 5000 гренадеров убитыми, около 9000 ранеными и обмороженными, уничтожено и захвачено в качестве трофеев 275 танков, 359 орудий, 4400 автомашин различных марок и назначения, 80 боевых самолетов и много другого военного имущества и вооружения.

В результате успешного контрнаступления войск Южного фронта и 56-й армии Ростов-на-Дону был освобожден, а отборные танковые и моторизованные дивизии армии барона фон Клейста разбиты и отброшены на 80–100 км, на рубеж реки Миус. В боях за Ростов отличились бойцы и командиры Ростовского полка народного ополчения, воины-чекисты 230-го полка подполковника Павла Демина, дивизии и бригады 56-й армии. Победа под Ростовом останется в истории как первый стратегический успех советских войск в Великой Отечественной войне.

Дмитрий Буянин