Все новости

Человек, который может все

Роман Аранин, 13 лет назад получивший страшную травму, не только не опустил руки, но и начал новый бизнес, создал благотворительный фонд, а теперь расширяет производство и строит фабрику
Роман Аранин Александр Архипов/ТАСС
Описание
Роман Аранин
© Александр Архипов/ТАСС

В 2004 году после падения на параплане инженер и военный летчик Роман Аранин оказался полностью парализованным. Через 40 дней он смог повернуть голову и пошевелить рукой. Но сдаваться не собирался.

Роман создал общественную организацию "Ковчег", объединившую инвалидов, не ждущих помощи извне и занимающих активную позицию, и компанию "Обсервер", в которой сначала ремонтировали инвалидные коляски, а сейчас серийно выпускают инвалидные коляски-вездеходы, ступенькоходы, лифты для инвалидов. В планах у Романа в этом году — построить фабрику.

О том, как все начиналось, Аранин рассказал корреспонденту ТАСС, побывавшему в его мастерской.

Последний полет

Роман Аранин родился в 1970 году. Отец был военным летчиком, стал им и Роман, но в конце 1990-х из вооруженных сил, как многие, в ходе реформы был уволен. В 2000-х открыл в Калининграде компанию "Р-Стайл", торгующую мебелью и обоями. Однако любовь к небу его никогда не оставляла.

У "Ковчега" есть свой устав, есть свои принципы. Мы не требуем себе никаких особых льгот, мы другие. Да, мы в коляске, но мы можем все! Если вам это близко, вы хотите свой город поменять, сделать безбарьерным, отстоять свои права перед чиновниками и представлять организованно интересы таких людей — то это "Ковчег"
Роман Аранин
руководитель "Обсервера" и "Ковчега"

— Я летал на параплане, хотелось делиться этим ощущением со всеми подряд, с семьей, с друзьями, показывать, какое это счастье, — вспоминает Роман. — У нас в области нет гор и есть только одно место, где можно летать на параплане, — это окрестности поселка Донское, и для полетов нужен определенный ветер — северо-западный от 3 до 7 метров, только с такой погодой это возможно, а летать хочется каждый день, вот и купил себе мотор, В тот день мотор оказался слишком мощным для меня, или я слишком легким для мотора... Наделал кучу ошибок в полете и… начал падать на высоковольтные провода, пытаясь уйти от них, нажал много газа, купол развернуло в обратную сторону, за счет поворотного момента винта, и я упал с высоты около 30 метров. После падения рама двигателя просто переломила шею — и все выключило.

Дальше больница, борьба за жизнь, инвалидное кресло.

— Лежал в реанимации, было очень тяжело, понимал, что все очень плохо. Жену успокаивали, говорили: вы еще молодая, все еще будет. Был момент, когда речь пошла о том, что уже пришло время прощаться. В городе до сих пор нет специалистов по таким травмам, которую получил тогда я, и пришлось обращаться за помощью врача из Новокузнецка. Потом понял, что вопрос жизни и смерти уже не стоит, — вспоминает Аранин.

А потом — длительная реабилитация, тренировки, но любое самостоятельное движение теперь уже в прошлом.

Коляска-вездеход и "Обсервер"

Трагедия дала начало новому бизнесу. Прикованный к инвалидному креслу Роман задумался над тем, как сделать для себя средство передвижения, дающее хотя бы минимальную свободу.

С чего начался бизнес? С того, что под таких, как я, коляски не делают, коляски все делаются под спинальников, а под таких, как я, колясок фактически нет. Узкая задача была, а получился успешный проект, который оказался коммерчески интересным всем
Роман Аранин
руководитель "Обсервера" и "Ковчега"

— С чего начался бизнес? С того, что под таких, как я, коляски не делают, коляски все делаются под спинальников, а если у тебя руки такие, как у меня (показывает, что может выполнять только минимальные движения), то фактически колясок под таких людей нет. Узкая задача была, потому что меня тело вообще не держит никак, а получился успешный проект, который оказался коммерчески интересным всем, — говорит Аранин.

Однажды с Романом, который передвигался тогда на обычной коляске, снова случился несчастный случай: он выпал, спускаясь к морю.

— Была коляска-вездеход с электроприводом, только сиденье приделано жестко к раме. Мы доработали ее, дооснастив гироскопом: то есть ставятся на раму две дуги, по которым сиденье перемещается вперед-назад. Например, ты поехал вверх — сиденье автоматически ушло вперед, твое положение не изменилось, и ты остался в горизонте, — поясняет Роман.

В зарубежных аналогах, говорит Роман, угол положения кресла устанавливается перед спуском и подъемом. В его разработке такие манипуляции не требуются, все происходит автоматически, и это ноу-хау запатентовано.

— Первый вездеход вывезли на испытания и сняли, как человек в инвалидной коляске поднимается по лестнице. Это видео было размещено в интернете и набрало более 250 тыс. просмотров, а за ними начались звонки от желающих приобрести такую технику. Так и началось производство, — рассказал собеседник. — Первые коляски-вездеходы собирали в гараже у моего друга, инженера Бориса Ефимова. Мне еще однокашники по летному училищу хорошо помогали и с реабилитацией, и со стартом проекта. Двое одолжили по 5 тысяч евро, и все, собственно, началось.

Дальше — мастерская, производство, ремонт и дистрибуция.

— Никаких субсидий на старт производства нам не выделялось. Мы начали нашу мастерскую с того, что нам одолжил пять миллионов рублей фонд Вагита Алекперова "Наше будущее" — беспроцентный заем на 5 лет. Вот с них мы полностью начали мастерскую и запчасти начали завозить. В прошлом и позапрошлом году мы выиграли конкурс среди социальных предпринимателей — три миллиона рублей, вот это, можно сказать, единственная субсидия, которую мы получили, — отметил собеседник.

Сегодня "Обсервер" 90% продукции продает в России, остальное покупают клиенты в Австралии, Новой Зеландии, Бразилии, Аргентине, Польше, Германии, Англии. Работают здесь 25 сотрудников, из них 8 — инвалиды.

"Ковчег"

Роман Аранин вспоминает, что начать помогать инвалидам, объединить их, защищать их права решил еще в больнице.

— Лежу в реанимации, понимаю, что, в общем, плохо... молил Бога всю ночь, говорил: буду делать безбарьерную среду, помогать инвалидам — на следующий день отпустило. Сейчас у меня есть 5–7 по-настоящему близких друзей в колясках, по сути мы все сталкиваемся с одними и теми же проблемами. Решили, что надо создать свою организацию и отстаивать свои интересы, ну и создали "Ковчег". Сейчас все колясочники, по крайней мере все адекватные колясочники, которые на позитиве и хотят что-то делать, менять жизнь, путешествовать и работать, — они все в этой организации.

Калининградская региональная общественная организация инвалидов "Ковчег" официально зарегистрирована в 2012 году, рассказала помощник председателя Юлия Роменская.

Никаких субсидий на старт производства нам не выделялось. Мы начали нашу мастерскую с того, что нам одолжил пять миллионов рублей фонд Вагита Алекперова "Наше будущее" — беспроцентный заем на 5 лет. Вот с них мы полностью начали мастерскую. В прошлом и позапрошлом году мы выиграли конкурс среди социальных предпринимателей — три миллиона рублей
Роман Аранин
руководитель "Обсервера" и "Ковчега"

— Активисты "Ковчега" — это 20 человек, половина — инвалиды-колясочники, остальные неравнодушные люди, их родственники и друзья, которые хотят и готовы помогать, — уточнила Роменская.

"Ковчег" существует за счет грантов, субсидий, которые получает по итогам конкурсов. Три года поддерживает организацию компания "Лукойл".

— Мы представляем интересы и защищаем права инвалидов, проводим для них различные мероприятия, пляжный отдых, экскурсии по Калининграду и области, — добавляет Роменская. — "Ковчег" помогает инвалидам найти работу — с нашей помощью и во многом благодаря личному участию Романа Аранина работу смогли найти 15 человек, прикованных к инвалидным коляскам, в том числе в компании "Обсервер", городском Центре занятости и других организациях. — Это люди, которые адаптировались к работе, готовы каждый день добираться до рабочего места, работать полный день и уже не представляют себя без нее.

У инвалидов обострено желание "не просто развлекаться и отдыхать, а быть полноценными членами общества, работать и достойно зарабатывать, реализовываться и творчески, и профессионально, добиваться успеха и в карьере, и в жизни; чтобы на них смотрели как на равных, без жалости, но с пониманием", добавляет Юлия.

Эксперты "Ковчега" активно участвуют в формировании безбарьерной среды для инвалидов. "И власти к нам прислушиваются, привлекают к работе по созданию паспортов доступности для организаций, в том числе учреждений здравоохранения", — отметила Юлия.

"Ковчег" всероссийский

— У "Ковчега" есть свой устав, есть свои принципы. Мы не требуем себе никаких особых льгот, мы другие. Да, мы в коляске, но мы можем все! Если вам это близко, вы хотите свой город поменять, сделать безбарьерным, отстоять свои права перед чиновниками и представлять организованно интересы таких людей — то это "Ковчег", — подчеркивает Аранин. — В разных регионах страны уже 12 "Ковчегов" — это самостоятельные организации, но они придерживаются общих и единых принципов.

Из Москвы, Казахстана поступают предложения о создании объединения — Евразийского "Ковчега".

— Я говорю: ну дайте я фабрику построю, а дальше мы будем делать с вами и Всероссийский, и Евразийский "Ковчег".

Фабрика — бизнес и социальный проект

Сейчас Роман Аранин собирается построить в Калининграде фабрику по производству инвалидных колясок с электрическим приводом по 100 тыс. рублей, которыми инвалидов обеспечивает фонд социального страхования. Рынок таких колясок в России составляет около 10 тыс. штук, причем комплектующие закупаются за границей. К 2022 году компания Аранина рассчитывает на госзаказ, планирует занять половину рынка страны, обеспечив выпуск на новой фабрике пяти тысяч колясок в год.

Для строительства фабрики земли минимально нужно два гектара, но мы хотим реализовать комплексный социальный проект. 70% сотрудников фабрики и 70% членов организации ("Ковчег") своего жилья не имеют и не будут иметь никогда. Поэтому мы хотим построить для работников социальное жилье, чтобы человек вышел из своего домика, доехал до фабрики, поработал, а потом так же вернулся обратно, прямо там
Роман Аранин
руководитель "Обсервера" и "Ковчега"

— Когда мы выйдем на пять тысяч штук в год, нам станет рентабельно делать для них свои редукторы вместо немецких, в этом году точно начнем делать свои рамы для колясок, — говорит Аранин.

Чтобы реализовать проект, нужно 120 миллионов рублей: около 60 — на строительство здания, еще 30 — на оборудование и 30 миллионов рублей оборотных средств. Вся сумма сразу не потребуется, проект можно реализовать поэтапно, и определенный план у Романа уже есть.

— Для строительства фабрики земли минимально нужно два гектара, но мы хотим реализовать комплексный социальный проект. 70% сотрудников фабрики и 70% членов организации ("Ковчег") своего жилья не имеют и не будут иметь никогда. Поэтому мы хотим построить для работников социальное жилье, чтобы человек вышел из своего домика, доехал до фабрики, поработал, а потом так же вернулся обратно, прямо там. В идеале нам нужно четыре гектара земли, — говорит Роман.

Вокруг пляжа начала расти и инфраструктура, доступная для инвалидов: кафе, отели. Сначала идею не приняли, а сейчас сюда едут целенаправленно, потому что, например, родители с ребенком с ДЦП могут каждый день спокойно приходить на наш пляж и быть уверенными, что им помогут. Если сначала было 30% посетителей из России и 70% из области, то в прошлом году — уже 30% из области и 70% из России
Роман Аранин
руководитель "Обсервера" и "Ковчега"

В феврале прошлого года предприниматель рассказал о своей идее главе российского правительства Дмитрию Медведеву во время его визита в Калининград, и она получила поддержку. Несмотря на это и на то, что проект активно поддерживают областные власти, землю Аранину пока не выделили. Однако Роман в успехе все равно не сомневается.

— Нам это все удастся сделать, абсолютно точно. Мы сами сделаем, даже если государство не раскачается, — подчеркнул предприниматель.

Для начала он выделит под расширение мастерской помещения магазина "Р-Стайл", потом возьмет еще заем.

— Мы опять подали заявку в фонд "Наше будущее", на инвестпроект. В качестве обеспечения займа на 10 лет отдадим им долю в компании, а потом выкупим. 4 апреля по этому поводу в фонде пройдет совещание. Я в них верю, уже проверено, — сказал он.

Пляжи для инвалидов

Один из реализованных "Ковчегом" проектов — создание в 2014 году первых в России пляжей для инвалидов в городах-курортах Калининградской области.

— Сейчас в области три пляжа для инвалидов — Зеленоградск, Пионерский и Янтарный. Два из них находятся на нашем ежегодном обслуживании, — говорит Юлия.

Однако Роман Аранин признается, что первый пляж для инвалидов появился все-таки не на Балтике, а на острове Русский в Приморском крае. Там активисты поставили палатки и предоставили коляску для плавания.

— Это стало толчком для продвижения идеи здесь. Мы поставили перед собой задачу организовать идеальный пляж, учитывающий все особенности людей с ограниченными возможностями, и идея была реализована, — говорит Роман.

В 2014 году областные власти выделили на создание специализированных пляжей в Зеленоградске и Пионерском 2,4 миллиона рублей, зеленоградский заработал тем же летом. Там предусмотрено практически все: настилы, шезлонги, специальные раздевалки, кабины биотуалетов и коляски для проезда к морю по песку и купания, помощь волонтеров, "и эта схема работает", подчеркивает председатель калининградского "Ковчега".

— Вокруг пляжа начала расти и инфраструктура, доступная для инвалидов: кафе, отели. Сначала идею не приняли, а сейчас сюда едут целенаправленно, потому что, например, родители с ребенком с ДЦП могут каждый день спокойно приходить на наш пляж и быть уверенными, что им помогут. Если первый год было 30% посетителей из России и 70% из области, то прошлый год уже 30% из области и 70% из России, — констатировал он.

Добрости — совместная рубрика с "Жить", общероссийским социальным проектом, призванным поддержать людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

Александр Архипов