Все новости

Наука против преступности. Как живет юридический вуз со 100-летней историей

© Уральский государственный юридический университет
За свою 100-летнюю историю Уральский юридический университет претерпел множество изменений, но по сей день остался одним из сильных юридических вузов страны

Сотни известных выпускников: от одного из авторов действующей Конституции РФ Сергея Алексеева до нынешнего генпрокурора РФ Юрия Чайки, а еще 13 научных школ и четыре преподавателя — ветерана Великой Отечественной войны, которые по-прежнему делятся знаниями со студентами, вот лишь несколько фактов об Уральском государственном юридическом университете, который в этом году празднует 100-летие. Корреспондент ТАСС поговорила с преподавателями вуза о том, как подготовить одних из самых успешных в стране юристов. 

История вопроса

А начиналась история уральского вуза, как ни удивительно, с юридического факультета Иркутского государственного университета, который был открыт в 1918 году и позже стал Сибирским институтом советского права. В 1934 году из Иркутска институт переехал в Свердловск и несколько раз менял название: Свердловский правовой институт, Свердловский юридический институт и, наконец, Уральская государственная юридическая академия. Нынешнее название — Уральский государственный юридический университет — вуз получил в 2014 году.

Менялась и структура университета: кафедры объединялись в факультеты, факультеты преобразовывались в институты. Сегодня их шесть: институт государственного и международного права, институт предпринимательства и права, институт прокуратуры, институт юстиции, институт специальных образовательных программ и институт дополнительного образования. Все они располагаются в двух учебных корпусах, где и побывала корреспондент ТАСС. 

Не ускользнул ни один преступник

В университете доктора юридических наук, профессора, участника Великой Отечественной войны Леонида Драпкина — а ему сейчас 93 — в последнее время можно увидеть не часто, поэтому мы встречаемся у него дома. Но даже здесь он постоянно погружен в научную работу. "Только это и спасает", — кивает профессор в сторону стола со стопкой бумаг. Записи он делает вручную — так привычнее и удобнее.

А поделиться Леониду Яковлевичу есть чем: за 14 лет, что он проработал сначала следователем прокуратуры, а затем прокурором-криминалистом (единственным на тот момент в Свердловской области), от него не ускользнул ни один преступник. И это при том, что поручали ему самые сложные дела, в том числе и те, которые считались "висяками".

Леонид Драпкин Ольга Кузьмина/ТАСС
Леонид Драпкин
© Ольга Кузьмина/ТАСС

"Начальство считало, что мне просто везет. И иногда мне действительно везло", — признался мой собеседник и привел пример, как однажды раскрыл убийство охранника завода в небольшом свердловском городе. "Я успел провести только вторичный осмотр, как вдруг звонят мне из милиции и просят срочно приехать в магазин на центральной площади. Там мне открывается такая картина: лежит на полу человек, весь в крови, только что пришел в себя. Где-то в углу плачет молодая продавщица, а рядом стоит женщина с килограммовой гирей в руках".

Мужчина на полу оказался тем самым преступником: в магазин он явился с пистолетом, который забрал у убитого охранника. "Да, тогда я просто оказался в нужное время в нужном месте. Но в основном раскрытию преступлений предшествовала большая, длительная работа, выдвижение всех возможных версий, даже маловероятных, и их тщательная проверка", — объяснил мне Леонид Яковлевич так же, как объясняет это своим студентам уже на протяжении 50 лет.

Бросить практику и пойти преподавать

Оставить работу криминалистом и начать преподавать в университете в свое время его побудила супруга. "Я ведь был один на всю область. Тонна была работы!" — вспоминает Драпкин. Иногда он не только ловил преступников, но и помогал им встать на правильный путь. Например, уберег от уголовной ответственности и даже устроил работать на завод 19-летнего парня, который промышлял карманными кражами в трамвае — как оказалось, ради того, чтобы прокормить младших братьев и сестер. "Через несколько лет на этом заводе был групповой несчастный случай, погибло несколько человек. Меня встретил начальник отдела кадров и повел по аллее славы с портретами лучших работников. Подошел к одному, смотрю: мой клиент бывший. Исправился парень!" — с гордостью отметил мой собеседник.

Сейчас Леонид Яковлевич наставляет своих студентов-магистрантов и продолжает работу над собственными исследованиями: недавно профессор закончил монографию о логических, эвристических и интуитивных механизмах в деятельности следователя, а теперь работает над научной статьей об основных аспектах теории оперативно-разыскных ситуаций. Пишет Драпкин и книги — "Страницы из дневника следователя", где описывает самые яркие случаи из своей практики. "Это не та выдумка, которую штампуют детективщицы. Это действительно из жизни, это выстрадано", — заключил профессор.

Образование на острие перемен

Такой же педагогический стаж и у Петра Савицкого — специалиста по конституционному праву зарубежных стран, профессора, доктора юридических наук. Он встречает меня в коридоре вуза и ведет к кафедре международного и европейского права через толпу студентов. При виде Савицкого ребята уважительно расступаются.

Это сейчас мы общаемся в одном из двух просторных учебных корпусов, а в 1960-е годы, говорит Петр Иванович, университет ютился в небольшом здании. "Когда я поступал, принимали всего 200 человек. Это был уже взрослый контингент, не нынешние молодые люди: в то время для приема в юридические вузы — наш, саратовский и харьковский — были установлены особые правила, и принимали только лиц, имеющих стаж два года или отслуживших в вооруженных силах", — вспоминает он.

На глазах Петра Ивановича менялись и государство, и университет. Юридическому вузу, как никакому другому, нужно следить за переменами, происходящими в стране, ведь параллельно с ними всегда меняется и законодательство. "Оно не только не отстает от перемен, но в определенных случаях их опережает, — уверен Савицкий. — Наш ректор Михаил Иванович Кукушкин (руководил вузом в 1986—2001 годах — прим. ТАСС) лично принимал участие в разработке Конституции РФ. В ее разработке участвовал и наш Сергей Сергеевич Алексеев (председатель Комитета конституционного надзора СССР в 1989—1991 годах — прим. ТАСС). К делу они подходили с большой ответственностью. По сравнению с первой версией проекта, как я понял, многое изменилось в лучшую сторону".

Примерить роль судьи или истца

"Экономическая и общественная жизнь стала гораздо сложнее. Пришлось многое менять и в образовании, — рассказывает о 1990-х Владимир Ярков, завкафедрой гражданского процесса, профессор, доктор юридических наук. Он уже 22 года председатель Нотариальной палаты Свердловской области. — Мы стали готовить студентов к другому процессу. Когда система основана на частной собственности, она требует совершенно других форм разрешения споров, других институтов, инструментов".

С Владимиром Владимировичем мы расположились в учебном зале судебных заседаний. Здесь студенты выступают в разных ролях: от истца до помощника судьи. "Чтобы изучать гражданский или арбитражный процесс, надо иметь навыки практического выступления в суде или ведения процесса в качестве судьи. Это позволяет студенту быстрее стать востребованным", — пояснил Ярков.

Владимир Ярков Ольга Кузьмина/ТАСС
Владимир Ярков
© Ольга Кузьмина/ТАСС

Посещают студенты и настоящие судебные заседания. "Было интересное дело, связанное с тендером. Истцами оказались пять или шесть компаний, которые перед проведением торгов внесли в депозит от полутора до трех миллионов рублей, но возвращать эти деньги им отказывались. На занятиях мы эту ситуацию проигрывали и разбирали", — привел пример профессор.

Быть юристом для себя

Еще ближе прикоснуться к реальным делам и оказать бесплатную юридическую помощь студенты могут в юридической клинике, созданной при университете десять лет назад. "Студент может разрешить практически любую ситуацию, за исключением уголовного права. Например, наши студенты консультировали по трудовому спору: ребята помогли составить иск, и суд согласился с их позицией", — отметил директор института юстиции Денис Конев, которого я застала в своем кабинете.

"Человек в современном мире должен быть, прежде всего, юристом для себя, — присоединилась к разговору заместитель директора Эмма Шамсумова и вспомнила, как появился закон о защите прав потребителей. Она тогда училась на втором курсе и вместе с одногруппником добилась замены некачественных часов. — Прекрасно помню ощущение некоей эйфории! Это же так приятно, когда люди обращаются к тебе за помощью, а ты еще студент, но все равно многое можешь".

"Сейчас у студентов на старте гораздо больше возможностей: вся правовая информация открыта. А мы, чтобы отслеживать все изменения действующего законодательства, каждый день газету покупали", — добавил Конев.

Эмма Шамсумова  Ольга Кузьмина/ТАСС
Эмма Шамсумова
© Ольга Кузьмина/ТАСС

"Наше российское законодательство всегда было изменчиво, — подхватывает Шамсумова. — Поэтому и студентов мы готовим к такому образу жизни, когда нужно успевать везде. Уже и не помню, когда на вопрос "Как у вас дела?" отвечала "Нормально" или "Хорошо". А всегда говорю: "Бурно", потому что мы всегда движемся вперед".

Ольга Кузьмина