Все новости

Под Ростовом бывшие бездомные восстанавливают старинную церковь

© Валерий Матыцин/ТАСС
У людей, которые со всей страны и даже из-за границы собрались в хуторе Курган Ростовской области, есть одно общее — непростая судьба. Но теперь у всех есть дом и цель — воссоздать старый храм

Храм Успения Пресвятой Богородицы построили на берегу Дона больше века назад. После 1917-го он прошел через то же, что и сотни храмов в нашей стране, — разорение и забвение. Но сейчас тут активно идет стройка. На ней часто звонят в колокола, а в строительных работах заняты люди, которые совсем недавно не знали, куда им идти. Здесь пока нет отопления, настенной росписи, иконостаса, но храм уже действует и в нем проводятся службы.

"Менеджер" на стройке

До Кургана около 40 минут езды от Ростова. В десять утра мы уже у храма. Анатолий, Николай, Сергей и отец Евгений заканчивают утреннюю летучку. Трое строителей пока здесь и живут — в вагончике возле церкви, остальные девять — при храме Покрова Пресвятой Богородицы на окраине Ростова-на-Дону, где также служит отец Евгений.

"К нам из храмов епархии, в принципе, отправляют всех — и бездомных, и наркозависимых. Явление очень интересное — что храм восстанавливают люди с такой судьбой", — начал свой рассказ отец Евгений и отметил, пожалуй, самое интересное: за семь лет (именно тогда отца Евгения назначили настоятелем Покровского храма, он начал благотворительную деятельность, и с тех пор все бездомные могут прийти в храм за помощью — прим. ТАСС) 14 мужчин встретили избранниц и создали семьи. 

Сейчас на стройке трудится несколько бездомных, а для сложных работ, если среди местных обитателей нет мастеров нужного профиля, нанимают специалистов со стороны.

— Ну что, Сергей, получается? — спрашивает отец Евгений у одного из работников, который готовит раствор для заливки забора.

— Да, батюшка, с вашего благословения и с Божьей помощью, — Сергей отвечает с важным видом.

— Вы, получается, прораб? — уточняю я.

— Просто менеджер. Это из-за чистых штанов, наверное, подумали, что я прораб, — отшучивается Сергей.

Футбол, филармония, рыбалка

Иногда отец Евгений проводит рокировку между "строителями", которые живут при двух разных церквях, чтобы обстановка не приелась и не возникало конфликтных ситуаций.

"Приходят — сначала ломка, потом тут поругали, там ограничили — все проходят через это. Кто-то прогорает, убегает, а другие остаются и делают много полезного. Много участвовало бездомных в строительстве храма, я их не считаю никогда, по именам всех знаю. К примеру, Николай пришел — человечек, с бородой, благообразный вид, святоша ходит, а потом смотришь: раз — и в кружку полез", — шутя, по-доброму, отец Евгений вспоминает, как здесь появился 51-летний разнорабочий Николай.

Рабочие готовятся устанавливать забор Валерий Матыцин/ТАСС
Описание
Рабочие готовятся устанавливать забор
© Валерий Матыцин/ТАСС

Николай рассказывать про свое прошлое не любит, как и многие его "коллеги". Он приехал в Россию из Киргизии семь лет назад, родных нет. Когда столкнулся с трудностями, обратился к батюшке за помощью. К вопросу восстановления церкви, как и полагается, относится по-философски.

"Трудно представить себе Россию без православной религии, без православной культуры. Только, наверное, в плохой фантастике так бывает. Поэтому хочется приложить все старания. Сложная жизнь была до этого у меня, а здесь — хорошо", — говорит мужчина, немного стесняясь фотоаппарата.

Он — опытный строитель, технологию знает. Беседуя, Николай продолжает заливать раствором столбы для забора, который сейчас протягивают возле церкви. "Все со своим мировоззрением, со своими взглядами, но ребята очень хорошие. Получается хорошо ладить у нас, помогает очень сильно строительство храма", — добавляет он.

Николай — опытный строитель, он вносит профессиональный вклад в воссоздание храма  Валерий Матыцин/ТАСС
Описание
Николай — опытный строитель, он вносит профессиональный вклад в воссоздание храма
© Валерий Матыцин/ТАСС

Отец Евгений совместно со своими подопечными не только трудится, но и отдыхает: вместе играют в футбол, выезжают на озеро, где настоятель, который по совместительству еще и заядлый рыбак, проводит мастер-классы. "Самый большой улов был более 100 кг за день, на удочку, это целый день я ловил — выехал, душу отвел", — объясняет священник.

В день нашего приезда "менеджер" Сергей собирался пойти вечером на футбол. А церковный охранник Анатолий — в филармонию. Еще можно отпроситься в кино.

Храм шаговой доступности

Храм построили в 1908 году казаки-старообрядцы. В начале 1960-х годов под видом того, что нужно открывать начальную школу, он был закрыт и почти 50 лет не функционировал, говорит Александр Харченко, атаман казачьего общества "Елизаветинское". Он хорошо знает историю этой церкви и сам с недавних пор живет прямо за ней.

В 2011–2012 годах здание безвозмездно передали Русской православной церкви. Серьезная работа по его восстановлению началась в 2014 году. Отец Евгений признается — давно об этом мечтал. Образования специального нет, учился ремеслу у своего отца, который всю жизнь строил храмы.

Основные работы уже завершены. Остается провести отопление, уложить полы, сделать иконостас, на который нужно около 2 млн рублей. Пока службы дваджы в неделю — по субботам и воскресеньям идут в церкви с черновой отделкой. На стенах уже разместили старинные иконы.

Отец Евгений Валерий Матыцин/ТАСС
Описание
Отец Евгений
© Валерий Матыцин/ТАСС

"Вот икона у нас интересная — оклад иконы XVIII–XIX век, письмо относительно новое. Это наша храмовая икона", — говорит отец Евгений. Во время крестного хода эту икону несут минимум четыре человека, она весит 100−150 кг.

Прихожанка Надежда в единственной в хуторе церкви постоянный и желанный гость. Она приносит цветы, протирает иконы, готовит храм к службам. "Нам удобно сюда ходить, говоря современным языком — храм шаговой доступности. Как только в колокол звонят — люди идут. Я говорю ребятам: "Почаще звоните, смотрите, позвонили, люди подошли, откликаются на колокольный звон", — улыбается женщина. Ближайший храм находится в соседней Обуховке, но возвращаться вечером после службы оттуда неудобно, говорит Надежда.

Именные колокола и кирпичи

"Вот эту площадку лестничную тоже сварил бездомный", — говорит настоятель. Лестница ведет на колокольню, которую постарались воссоздать такой же, какой она и была, — по архивным фотографиям. Отсюда виден весь хутор, широкие степи, и открывается вид на Дон. Сегодня батюшка решил научить звонить в колокола сторожа храма Анатолия.

— Хорошо в колокола позвонили. Анатолий, ты сразу попал в тон, — отец Евгений радуется успехам.

— Вы преувеличиваете, батюшка, — улыбается в ответ Анатолий. Он скромно оценивает свои способности — музыкального образования у него нет, и он никогда раньше ни на чем не играл.

Анатолий говорит, что с приходом в церковь жить стало легче, до этого он часто прикладывался к бутылке. "Я не скажу, что не грешен, но исправляюсь, меньше стало плохих дел", — говорит мужчина. Рад он и своему новому умению.

"Людям нравится, колокольный звон напоминает о чем-то хорошем. Мы часто звоним, завлекаем людей, пускай приходят, — говорит настоятель. — Бывает, сам во время рыбалки проплываю мимо храма, говорю: "Максим, позвоните в колокола". Когда позвонят, душа радуется".

Староста храма Максим и отец Евгений учат сторожа Анатолия (в куртке) звонить в колокола Валерий Матыцин/ТАСС
Описание
Староста храма Максим и отец Евгений учат сторожа Анатолия (в куртке) звонить в колокола
© Валерий Матыцин/ТАСС

Колокола здесь именные, их отливали на Урале. Самый большой, за 306 тысяч рублей, купил один из благотворителей. Большая часть кирпичей на колокольне тоже подписана.

"У меня была принципиальная позиция — чтобы люди сами написали имена на кирпичиках. Раньше у ворот стоял поддон с кирпичами, и маркер лежал: человек деньги пожертвовал — кирпич подписал. Смотрите, сколько имен: Вова и Лена, Дарья, Валентина, здесь даже есть митрополит Меркурий у нас и вся семья моя", — добавляет собеседник.

С высоты колокольни видно желтое здание, где настоятель планирует организовать мастерскую. Также он хочет открыть воскресную школу. А пока — провести отопление и закончить работы до Рождества.

"Очень красивый храм, а когда завершим его — будет сказка. На него невозможно не смотреть", — завершает он.

Гулия Керлин