class=" b-page b-page_inner b-page_rus b-page_menu_slide">
1914
1918
Хроника событий

Первая
мировая война

Общеизвестно, что Первая мировая война началась из-за того, что сербский террорист Гаврило Принцип убил эрцгерцога Франца Фердинанда. Но как случилось, что этот выстрел повлек за собой десятки миллионов других? И почему эта война, которая должна была стать молниеносной, затянулась на 50 месяцев?

ТАСС вспоминает основные события и малоизвестные детали войны, которая первой в истории получила название мировой и до неузнаваемости изменила жизнь России. Войны, главным итогом которой стала новая война – еще более разрушительная и вновь не обошедшая нашу страну стороной.

Техника Первой мировой на фото

Машины убийства и выживания: техника Первой мировой

Война всегда способствовала развитию техники, и Первая мировая не стала исключением. К моменту начала этого конфликта развитие орудий убийства и разрушения и так достигло небывалых высот, а война дала еще один толчок увеличению мощи и разнообразия применяемого оружия. Некоторые его виды стали впервые широко использоваться именно во время Первой мировой, а какие-то и вовсе только возникли во время войны. Параллельно развивались технические средства, обеспечивающие жизнь военнослужащих на фронте. ИТАР-ТАСС собрал фотографии всевозможной техники времен Первой мировой, которая помогала людям убивать и выживать.

Поделиться:

Первые танки

"Чан. Осторожно. Петроград": рождение танка

Во время Первой мировой войны появился новый участник боевых действий, без которого теперь нельзя представить себе ни один военный конфликт – танк. Его появление было связано с тем, что развитие атаки отстало от развития обороны, и существовавшее тогда оружие уже практически не позволяло прорвать более-менее укрепленные позиции. Именно это стало в 1914 году главной причиной перехода к позиционной войне. Первоначально решить эту проблему пытались с помощью артиллерии, но она оказалась малоэффективной, так как на время артподготовки противник мог укрыться в подземных убежищах и после ее окончания вновь занять свои, пусть и разрушенные, позиции. А имея пулеметы, на тот момент было возможно отразить атаку почти любого числа пехотинцев. (Забегая вперед, можем сказать, что первый проект британского танка так и назывался – «гусеничный истребитель пулеметов».) Задача перед военными инженерами обеих противоборствующих сторон была одинаковой: найти способ защиты идущих в атаку войск.

Решение, как это часто бывает, одновременно нашли два человека – британец Суинтон и француз Этьен. Оба они по сути вернулись к идее средневековых лат, с тем лишь отличием, что латы, достаточные для того, чтобы остановить пулю, человек был носить не в состоянии, поэтому в них нужно было одеть машину.

Французские бронеавтомобили и британская кавалерия. 1914 год
© National Library of Scotland

Здесь возникла новая проблема. Автомобили и бронеавтомобили уже существовали, но они были не в состоянии не то что прорывать оборонительные укрепления, но и просто двигаться по пересеченной местности. Суинтон и Этьен нашли решение в одной и той же машине – поставлявшемся и в Великобританию, и во Францию американском тракторе «Холт».

Но здесь Суинтон оказался расторопнее больше чем на год: свой проект «гусеничного истребителя пулеметов» он отправил в военное министерство в самом начале войны – 20 октября 1914 года, а Этьен написал главнокомандующему Жозефу Жаку Сезеру Жоффру лишь 20 декабря 1915-го. Справедливости ради стоит заметить, что еще в 1913 году поручик австро-венгерских железнодорожных войск Бурштынь представил в военное министерство своей страны проект вполне работоспособного «истребителя пулеметов», но какой-то «дальновидный» чиновник поставил на проекте резолюцию «Человек сошел с ума…»

В России во время Первой мировой также разрабатывался собственный танк. Это был оригинальный двухместный «Вездеход» инженера Александра Пороховщикова. Машина была во многих отношениях удачной, что подтвердили испытания: она легко преодолевала вертикальные стенки, у нее была удобная коробка передач, и она развивала скорость, которая и не снилась британскому «Вилли» - 40 км/ч. У «Вездехода» был лишь один недостаток: его гусеница (кстати, единственная), была резиновой, и когда война перешла в позиционную стадию, маленький танк с хрупкой гусеницей оказался непригоден для преодоления многочисленных рядов проволочных заграждений. Пороховщиков получил заказ на разработку более мощного «Вездехода – 2», но на дворе уже был январь 1917 года. Едва ли нужно говорить, что стало с его проектом. Сам инженер, который был еще и летчиком и предпринимателем-самолетостроителем, в конце 1940 года был обвинен в шпионаже и антисоветской деятельности и полгода спустя расстрелян
© Репродукция Фотохроники ТАСС

Как бы то ни было, первенство в разработке «истребителя пулеметов» захватили британцы. Опуская перипетии испытаний опытных образцов и разногласий разработчиков, перейдем сразу к итоговому варианту, который был готов к концу 1915 года. Основной отличительной чертой новой машины от ее прародителя – трактора – стали гусеницы, охватывающие корпус по периметру.

Машина, получившая на стадии разработки имя «Большой Вилли» (был и «Маленький Вилли», но он проиграл конкуренцию более крупному собрату), была покрыта листами брони толщиной чуть более чем в сантиметр. На тот момент такую броню не могла пробить ни одна пуля. Основное отличие «Вилли» от танков современной конфигурации заключалось в том, что его вооружение располагалось не в башне сверху, а в боковых выступах корпуса, которые назывались спонсонами. Это были либо пять пулеметов (тогда танк назывался "Самкой"), либо три пулемета и две 57-миллиметровые морские пушки (тогда он становился "Самцом"). «Вилли» имел двигатель мощностью 105 лошадиных сил (как, например, у Ford Focus с объемом двигателя 1,6) и мог развивать максимальную скорость в 6 км/ч. На деле за час по пересеченной местности «Вилли» проходил два-три километра. Экипаж состоял из восьми или девяти человек, из которых четыре занимались исключительно управлением машиной.

«Вилли» очень неуклюже поворачивал: для того, чтобы повернуть направо, стопорили правую гусеницу, для поворота налево – соответственно, левую. Но так можно было сделать только незначительный поворот, потому что водитель имел доступ к управлению лишь первыми двумя передачами. Чтобы сделать по-настоящему крутой вираж, он жестами (внутри «Вилли» из-за грохота не было слышно даже крика) указывал своим помощникам номера третьей или четвертой передач, и каждый из них выставлял нужную на свою гусеницу. У самых первых «Вилли», получивших маркировку Mk-I, для поворотов сзади также были приделаны два колеса, действовавшие по принципу корабельного руля, но они не приносили никакой пользы, и на следующих моделях от них отказались.

Новую машину продемонстрировали и испытали в феврале 1916 года. Она была признана удовлетворяющей ожиданиям, и правительство разместило заказ на производство первых ста «истребителей пулеметов». Тогда же возникло слово «танк», которым в итоге стали называть не только Mk-I, но и всех его собратьев, причем, как ни странно, здесь не обошлось без «российского следа». Tank по-английски – это всего лишь «чан» или «цистерна». Такой эвфемизм был придуман для защиты новой разработки от внимания немецких шпионов. Укрытые для транспортировки брезентом машины действительно напоминали цистерны, и британцы запустили слух, что эти цистерны изготовлены по заказу российского правительства и предназначены для отправки в Петроград. На каждом брезенте старательно выводили мелом по-русски: «Чан. Осторожно. Петроград». В итоге слово tank прижилось в английском и русском языках, тогда как для немцев танк – это Panzer, то есть «бронированный», а для французов – char – «повозка».

Британский Mk валит дерево перед танковой атакой под Камбре. Ноябрь 1917 года
© AP Photo

Пора вступить в бой настала для танков 15 сентября 1916 года. Произошло это на реке Сомма на севере Франции. В тактическом отношении все говорило против танковой атаки: землю развезло от дождей, и танки рисковали увязнуть в ней, да и количество машин оставляло желать лучшего – их было всего несколько десятков, тогда как для полноценного прорыва необходимы были сотни машин (в ноябре 1917 года прорвать фронт под Камбре не смогут почти 400 британских танков). Но британский главнокомандующий Дуглас Хейг, и сам не доверявший танкам, исчерпал уже все возможности для наступления и решился на отчаянный шаг.

Кто-то в первой линии окопов истерически крикнул, что явился дьявол, и это слово разнеслось по позициям с огромной быстротой. — Очевидец о первой в истории танковой атаке на Сомме

Ночью на передовые позиции выдвинулись 49 танков. Цели достигли 32 из них – еще 17 либо заглохли, либо застряли по дороге. На рассвете эти 32 танка и пошли в первую в истории танковую атаку. Немецкие солдаты, никогда прежде не видевшие ничего подобного, в панике бросали оружие и бежали. Очевидцы сообщали, что некоторые из немцев пытались сдаваться танкам в плен. За танками следовала английская пехота. Первая линия немецкой обороны была взята практически без потерь. Но к девяти часам утра запас горючего в танках стал подходить к концу, экипажи вынуждены были прекратить атаку и возвращаться на базу, и наступление на этом, по сути, закончилось.

Из 32 танков, пошедших в атаку на Сомме, в расположение самостоятельно возвратились 18. Почти все участвовавшие в атаке танкисты были ранены в голову осколками пуль, залетавшими в незащищенные смотровые щели. Однако несмотря на все это генерал Дуглас Хейг почти сразу после этой атаки послал в Лондон телеграмму с требованием к правительству заказать еще тысячу таких машин.

В Первой мировой войне успели принять участие еще множество танков: несколько моделей Mk, английские «Уиппеты», французские «Шнейдеры» и «Сен-Шамоны», немецкие A7V. Все они, за исключением, пожалуй, «Уиппета» были очень неудачными, да и «Гончую» (так переводится с английского слово whippet) нельзя было назвать прорывом в деле танкостроения. Таким прорывом ближе к концу войны стал танк FT-17, разработанный Луи Рено – тем самым, который основал названную его именем автомобильную компанию. Но в истории все-таки навсегда остался неуклюжий Mk-I, просто потому, что он был первым.

Поделиться:

Химическое оружие

Каждый тринадцатый: химическое оружие на фронтах Первой мировой

Конвенции, запрещающие применение химического оружия, были приняты на международных конференциях в Гааге еще в 1899 и 1907 годах. Однако с началом Первой мировой войны они были забыты, причем не только Германией, как полагают некоторые: российские войска, например, тоже применяли химическое оружие, в частности, во время Брусиловского прорыва.

Немцы впервые попытались применить химическое оружие в феврале 1915 года против российских войск в районе Варшавы. Однако хлор, который они использовали, не принес ожидаемого эффекта из-за установившихся сильных морозов.

Академик Николай Зелинский в 1950 году
© Фотохроника ТАСС

В апреле того же года немцы применили хлор уже на Западном фронте, севернее бельгийского города Ипр. Туда были доставлены шесть тысяч баллонов, в которых содержались 180 тонн газа. Эта атака оказалась успешной, и британское и французское командования в тот же день начали обеспечение своих солдат простейшими средствами защиты – в первую очередь, марлевыми повязками, которые вскоре были заменены на противогазы, причем лучшим считался российский угольный противогаз, разработанный в том же 1915 году профессором Московского университета Николаем Зелинским.

А два года спустя, 12 июля 1917 года все под тем же Ипром немцы применили уже другое химическое оружие – темно-коричневую жидкость с запахом горчицы, испарения которой так и называли – горчичный газ, но после этого дня их стали называть ипритом. Это оружие в тот день унесло жизни 90 тыс. британских и французских солдат.

Спектр применявшихся во время Первой мировой отравляющих веществ не ограничивается хлором и ипритом. В разное время и на разных фронтах противники применяли фосген, дифосген, хлорпикрин, хлорацетофенон, люизит и адамсит. В общей сложности воюющие страны израсходовали за годы Первой мировой более 125 тыс. тонн отравляющих веществ, а число солдат, погибших от отравления, достигло миллиона человек, то есть каждый тринадцатый погибший был убит именно химическим оружием.

Поделиться:

Империя Круппов

Крупп - фамилия немецкого оружия

Берта Крупп перед портретом своего покойного мужа Густава Круппа. 3 февраля 1951 года
© AP Photo/Jaeger

Основателем династии немецких промышленников, на протяжении столетия снабжавших германскую армию артиллерией, был Фридрих Крупп (1787-1826), построивший в городе Эссен в Рурской области на западе Германии сталелитейный завод. Его сын Альфред (1812-1887) в 1847 году изготовил первое небольшое орудие, а уже в 1856 году фирма получила военные заказы из Египта, в 1861 году – из Бельгии, а в 1863 – из России. Тогда же, в 1860-х годах Альфред Крупп приобрел угольные шахты и рудники, и его фирма превратилась в промышленную империю. На момент его смерти эта империя поставляла оружие уже в 46 стран. Продолжателями дела Альфреда Круппа стали его сын Фридрих Альфред (1854-1902) и внучка Берта (1886-1957), в честь которой была названа серия гигантских пушек, выпускавшихся в Первую мировую.

Берта вышла замуж за Густава фон Болен унд Хальбаха (1870-1950), который стал еще одним достойным наследником и продолжателем дела Круппов. 

Густав Крупп
Тюремное фото Альфрида Круппа

Именно при Густаве и Берте империя Круппов в годы Первой мировой войны стала крупнейшим поставщиком вооружений германской армии. По окончании Первой мировой по условиям Версальского мирного договора более половины производств империи Круппов должны были быть демонтированы. Густав попытался противодействовать этому и в 1923 году был приговорен к 15 годам лишения свободы, однако на деле провел в тюрьме лишь семь месяцев.

Альфрид Крупп (в центре) на Нюрнбергском процессе
© AP Photo
С приходом к власти в Германии нацистов заводы Круппов вновь заработали на полную мощность. Старший сын Густава и Берты Альфрид (1907-1967) в 1938 году вступил в НСДАП. В 1943 году Гитлер издал так называемый Закон Круппа, по которому концерн объявлялся исключительной семейной собственностью. Широко известно, что во время Второй мировой на заводах Круппов использовался труд заключенных концлагерей.

В 1948 году за использование рабского труда Нюрнбергский трибунал приговорил Альфрида Круппа фон Болен унд Хальбаха к 12 годам лишения свободы, однако в 1951 году он был амнистирован и ему даже вернули часть предприятий, которые были переведены на производство станков и оборудования для тяжелой промышленности.

После смерти Альфрида в 1967 году имущество концерна было передано его благотворительному фонду. В конце XX века концерн Круппов объединился с концерном «Тиссен» (правильнее «Тюссен», Thyssen AG) в предприятие ThyssenKrupp AG, которое по сей день является одним из крупнейших в мире производителей стали и оборудования.

"Большая Берта" под Ипром во время Первой мировой войны
© AP Photo

«Большая Берта»

На самом деле циклопические пушки этой серии, изготовленные на заводах Круппа для германской армии, назывались «Толстая Берта» («Dicke Berta»). Они были названы в честь дочери Фридриха Альфреда Круппа. Это были 420-милиметровые мортиры со стволами длиной более пяти метров, весившие почти по 43 тонны. «Берты» стреляли снарядами массой от 810 до 1160 килограммов на расстояние почти в 10 километров. Применяли их в основном на бельгийской территории: «Берты» бомбили Льеж, Антверпен и Ипр. Впрочем, работали они и под Верденом и на Восточном фронте. По разным данным, в общей сложности было изготовлено от двух до семи таких орудий.

Поделиться: