Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Как ликвидировать машину Судного дня. Фрагмент книги военного аналитика Дэниэла Эллсберга

8 августа, 13:26 UTC+3

"Альпина Паблишер" выпустила книгу "Машина Судного дня", где бывший военный аналитик Дэниэл Эллсберг рассказывает о безрассудстве ядерной политики США. ТАСС публикует отрывок из последней главы

Поделиться
Материал из 1 страницы
Дэниэл Эллсберг

Дэниэл Эллсберг

© REUTERS/Stephen

На обложке русского издания "Машины Судного дня" напечатаны слова Эдварда Сноудена. Это неспроста: автор книги Дэниэл Эллсберг был Сноуденом 1970-х. Будучи сотрудником аналитического центра RAND, связанного с вооруженными силами США, Эллсберг скопировал и передал прессе тысячи секретных документов Пентагона о войне во Вьетнаме.

Кроме прочего в RAND Эллсберг занимался американской ядерной доктриной и повидал всякое: безумные меморандумы, планы, предполагающие десятки миллионов жертв, равнодушные обсуждения этих планов. В своей книге он подробно разбирает события, идеи и решения, которые предопределяли политику США на протяжении последних 70 лет, и предупреждает об опасности огромных ядерных арсеналов.     

За практически полную свободу в выборе направлений исследования корпорация RAND расплачивалась тем, что быстро выполняла поступающие время от времени запросы на оценку некоторых проектов ВВС. Одно из таких заданий поступило ко мне в 1960 г. Это была, как обычно, копия меморандума одного из офицеров ВВС под названием, если память мне не изменяет, "Проект "Ретро". На его первой странице красовался "список ознакомления" с отметками и подписями тех, кто знакомился с ним в исследовательском отделе, в плановом отделе, в научно-техническом отделе и т. д.

Был на нем и обычный список ознакомления в RAND. Я значился одним из первых среди тех, кому надлежало ознакомиться с меморандумом в нашем здании, хотя трудно было сказать, насколько этот документ касается меня, — на первый взгляд, он казался больше техническим. Однако мое имя фигурировало в числе тех, кто занимался проблемой уязвимости стратегической авиации к неожиданному удару Советов, выживаемости и способности наших наступательных сил нанести ответный удар.

Документ представлял собой секретное предложение по действиям в случае, если удар советских МБР лишит нас возможности ответить с помощью ракет наземного базирования, в основном ракет Minuteman. Это было еще до разоблачения мифа о ракетном разрыве. Я работал в RAND на полную ставку в то время и занимался как раз такими проблемами.

В меморандуме предлагалось собрать огромную прямоугольную систему из тысячи двигателей первой ступени ракеты Atlas — самых мощных тяговых двигателей, не считая двигателей ракеты Titan (их было выпущено всего несколько штук), — и прочно закрепить ее на земле в горизонтальном положении, направив против вращения Земли.

Офицер, предложивший такую идею, считал, что в случае обнаружения системой BMEWS массированного пуска баллистических ракет через Северный полюс со стороны Советского Союза — нацеленных на места базирования наших ракет в Северной и Южной Дакоте, Вайоминге, Монтане и Миссури — нужно одновременно запустить все двигатели Atlas и остановить вращение Земли.

Тогда советские ракеты на баллистическом участке полета пролетят мимо своих целей. Наши стратегические силы наземного базирования будут спасены и смогут — предположительно, когда все утихнет и Земля опять начнет вращаться — нанести ответный удар по городам и незащищенным военным объектам (их ракеты ведь уже выпущены из укрепленных шахт) Советского Союза.

Не надо быть геофизиком, чтобы увидеть абсурдность этой идеи. В атмосфере возникнет жуткий вихрь. В действительности все, что не закреплено, да и немалая часть того, что закреплено, поднимется в воздух, подхваченное суперураганом. Города на побережье и в глубине материков будут смыты гигантскими цунами.

У команд управления запуском ракет Minuteman, находящихся в бункерах глубоко под землей, будет еще меньше причин, чем в случае ядерной войны, запускать свои ракеты или выходить на поверхность, поскольку на ней ничего не останется ни в Советском Союзе, ни в Соединенных Штатах, ни в каком-либо другом уголке планеты. Все здания рухнут, а обломки вместе с людьми будут выброшены в космос.

Все это было совершено очевидно. Я подумал: "Довольно забавно". Это первый документ на моей памяти в бюрократическом аппарате ВВС, в котором проглядывалось чувство юмора. Главное, он был абсолютно честным, без намека на то, что это нечто большее, чем обычный секретный официальный документ. Он выглядел совершенно всамделишным. Я прямо-таки зауважал того, кто его составил (какой-нибудь шутник из RAND?).

Я еще раз посмотрел на список ознакомления из ВВС. Нет, он на самом деле прошел через целый ряд инстанций, прежде чем попасть к нам. В половине клеточек не было галок — в эти отделы документ не попал, однако другая половина подтверждала его получение. Подписи были разными и выглядели вполне реальными. Никто не затормозил документ, прежде чем он попал в RAND, и я понял — это не шутка.

Хорошо помню, как сидел за столом, смотрел на этот документ и впервые спрашивал себя: "Может ли случиться так, что я занимаюсь не тем?"

Я показал документ паре своих коллег по RAND, чтобы посмотреть, какой будет их реакция. Они оба отнеслись к нему презрительно. Один из них, инженер, быстро прикинул цифры на обороте конверта (инженеры RAND действительно делали это при случае, хотя в каждой комнате обязательно стояла доска) и сказал: "Тысячи двигателей Atlas будет маловато".

Другой, физик, сказал, насколько я помню: "Если у тебя действительно хватит силы, чтобы остановить вращение на секунду, то, скорее всего, земная кора оторвется от ядра. Планета может развалиться". Да, "Проект "Ретро" вполне можно убирать в стол с пометкой "Бред".

Правда, однако, в ретроспективе заключается в том, что большинство документов, которые я читал, занимаясь вопросам национальной безопасности, включая и те, что разрабатывал сам, были совсем немного, если были вообще, менее несбалансированными, чем "Проект "Ретро". "Несбалансированные" здесь — это эвфемизм для обозначения безумства, преступной невменяемости.

Да, только "Проект "Ретро" должен был привести к стиранию с поверхности Земли зданий, людей и всех других существ. Однако, как вскоре я узнал, Объединенный комитет начальников штабов в своих оценках реализации планов первого удара при различных обстоятельствах предусматривал уничтожение более полумиллиарда человек в течение нескольких месяцев.

Разве можно охарактеризовать это иначе, чем безумие? Так, может быть, место руководителей Пентагона и их подчиненных в психушке? Проблема в том, что они уже там. Их организация не только способствует проявлению безумия, она требует его. Точно так же, как и аналогичная организация в России.

Аналитики RAND, в число которых входил и я, пытались выработать менее безумные правила планирования ядерной войны. У них ничего не получилось. В определенной мере это связано с тем, что гражданские руководители, которых мы консультировали, не смогли заставить военных принять наши предложения. Однако в ретроспективе предложенные нами стратегии выглядят абсолютно нереальными — такими же безумными, как SIOP-62, собственный план Стратегического авиационного командования в 1961 г. Или почти такими же безумными. Простое улучшение текущих планов SAC — тайная цель, которую ставило перед собой целое поколение аналитиков RAND, от Бернарда Броди до Кауфманна и меня, — было слишком низкой планкой, делавшей нас заложниками мира безумия. Если рекомендации RAND, включая мои собственные, SAC применило бы в реальной ядерной войне, интерпретируя их по-своему, результатом все равно была бы тотальная глобальная катастрофа.

Для ясности уточню, что говорю о безумии стратегии и планов, которые я сам разрабатывал весной 1961 г.: мой проект слово в слово был принят министром обороны Робертом Макнамарой в качестве официальных руководящих указаний по оперативному планированию всеобщей ядерной войны. Я не сомневался в уместности и необходимости ограничения ударов военными целями. Разработчики планов в SAC никогда не испытывали трудностей с идентификацией достаточного количества "военных" целей — исчисляемых фактически сотнями — в районе Москвы и всех других городов, которые даже при "отказе" от ударов по центрам управления и контроля в интересах "сдерживания", "переговоров", прекращения войны или просто ограничения потерь среди гражданского населения, ждало полное разрушение. Результаты упреждающего или ответного американского удара, основанного на "моих" руководящих указаниях по ведению "принуждающей войны", ничем не отличаются от результатов реализации SIOP-62.

Именно это Никсон и Киссинджер обнаружили в унаследованных от Джонсона и Макнамары планах, когда им сообщили в 1969 г. о том, что даже при "самом малом" ударе немедленные потери составят от 80 до 90 млн человек. Очевидно, такие оценки отражали удары по всем крупным городам, даже если население "само по себе" и не было целью. (Никто не знал тогда, что сплошные пожары должны привести к ядерной зиме и что это справедливо не только для 1960-х гг., но и для начала 1950-х гг., когда появилось достаточное количество атомных бомб.)

Предсказываемые результаты и фактически непризнанные климатические эффекты оставались на тех же катастрофических уровнях и когда Никсон и Киссинджер покинули Белый дом, а также на протяжении всей холодной войны, несмотря на попытки министров обороны и их помощников при Форде, Картере и Рейгане заставить SAC предусматривать в оперативных планах "возможность ограниченной ядерной войны" при столкновении с Советским Союзом.

Ни меня, ни кого-либо еще нельзя будет обвинить во все общем уничтожении в случае реального осуществления наших планов в том виде, в каком SAC готовится реализовать их. Никого нельзя будет привлечь к ответственности, поскольку результат — это практически полное уничтожение нашего биологического вида.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!