Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Экспертные мнения

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

"Борьба за мир": чего ждать от нового главы Совета нацбезопасности США

5 апреля, 15:00 UTC+3 Шитов Андрей
Глава Совета нацбезопасности США Джон Болтон

Глава Совета нацбезопасности США Джон Болтон

© AP Photo/Rainier Ehrhardt

"Полагаем, что военного решения корейской проблемы нет", — сказал министр обороны РФ Сергей Шойгу на VII Московской конференции по международной безопасности, предупредив, что "постоянное нагнетание ситуации и демонстрация военной силы могут привести к инцидентам и даже к вооруженному конфликту, последствия которого затронут весь регион". Эти слова российского министра прямо перекликаются с идущей в США дискуссией о нарастании угрозы новой войны. Поводом стало выдвижение Джона Болтона на пост руководителя аппарата Совета национальной безопасности (СНБ США) и ближайшего профильного советника президента Дональда Трампа.

Без оглядки на законы и обязательства

"Да, Джон Болтон действительно столь опасен", — утверждала в редакционной статье по случаю его назначения газета The New York Times. "Мало кто способен привести нашу страну к войне с большей вероятностью, чем Болтон... Его назначение, наряду с выдвижением на пост госсекретаря США Майкла Помпео, директора ЦРУ и сторонника жесткого курса, показывает, в какой мере Трамп потакает своим наихудшим националистическим инстинктам".

"Болтон, в частности, верит, что США могут делать все, что угодно, не обращая внимания на международное право, договоры или политические обязательства предыдущих администраций", — утверждает газета.

И подводит итог: "Болтон наверняка ускорит отчуждение Америки от союзников и всего остального мира. Пусть Конгресс не в состоянии помешать его назначению, но он должен возвысить против него голос и подчеркнуть свои конституционные прерогативы по части вступления нашей страны в войну".

В других либеральных СМИ накал алармизма еще выше. С их подачи в блогосфере идет нешуточная дискуссия о том, обещал ли Болтон Трампу в случае назначения "не начинать новых войн". Близкие к Болтону люди утверждают, что не обещал. 

Критики задним числом припоминают новому советнику Трампа прежде всего безоговорочную поддержку вторжения США в Ирак и других зарубежных интервенций Вашингтона, призывы к бомбежкам Ирана и КНДР. В конце февраля он опубликовал в газете консервативных деловых кругов США The Wall Street Journal эссе под заголовком "Правовое обоснование первого удара по Северной Корее".

Теперь же издание констатирует, что на новом посту Болтону "первым делом предстоит готовить историческую встречу президента с [лидером КНДР] Ким Чен Ыном", ожидающуюся в конце мая. "Можно исходить из того, что Пхеньяну теперь ясно, что блеф в отношениях с США не сработает", — считает газета.

Генсек ООН обеспокоен

Сигналы тревоги звучат и на международной арене, и применительно не только к КНДР. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш на днях сказал журналистам, что "очень обеспокоен" обострением американо-российских отношений и видит в нынешней ситуации немалое сходство с временами холодной войны.

При этом "в годы холодной войны существовали механизмы связи и контроля во избежание эскалации инцидентов, чтобы при усилении напряженности события не выходили из-под контроля", — напомнил генсек ООН, давая понять, что сейчас положение отчасти даже опаснее.

"Эти механизмы были демонтированы, поскольку холодная война завершилась и не было нужды в такого рода предосторожностях, — сказал он. — Я считаю, что меры предосторожности, гарантирующие эффективное поддержание контактов, способность не допускать эскалации, снова необходимы".

Заинтересовавшись словами Гутерриша, я навел справки у знающих людей, и меня заверили, что на самом деле "горячие линии связи" между политическим руководством и военным командованием России и США никто не демонтировал. Они находятся в полной исправности, активно используются и по мере надобности совершенствуются. То есть генсек ООН, видимо, имел в виду не столько конкретные каналы связи, сколько способность мировых держав слушать и слышать друг друга в целом.

Отповедь Герасимова

Как бы то ни было, в развитие темы общей обеспокоенности можно сослаться еще и на опасения бизнеса, прогнозирующего, в частности, рост цен на энергоносители из-за сомнений по поводу Ирана и Венесуэлы, а также и на взгляд из Китая.

"Антагонизм между Россией и западными странами напоминает о высказывании [политолога] Сергея Караганова о том, что "мир находится в предвоенном состоянии", — указал на днях в комментарии для англоязычной китайской газеты Global Times аналитик из Восточнокитайского университета Цуй Хэн. — Высказывание это, судя по всему, постепенно подтверждается в свете напряженности на Корейском полуострове, надвигающейся китайско-американской торговой войны и ухудшающихся отношений России с Западом. Глобальная напряженность за короткое время усилилась до опасного уровня".

Высокопоставленный российский дипломат, которого я попросил прокомментировать тезис о нарастании угрозы войны, выразил в ответ надежду на то, "что здравого смысла все же всем хватит". Хотя, по его признанию, "иногда, конечно, возникают неприятные ощущения, что все очень сильно раскачивается".

Собеседник подтвердил, что между военными России и США сохраняются контакты, в том числе и на уровне начальников генеральных штабов. В частности, по его словам, на американцев произвело должное впечатление мартовское предупреждение генерала Валерия Герасимова о том, что в Сирии "в случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим Вооруженные силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять".

"Ястреб мира"

В свое время российский политик и дипломат Дмитрий Рогозин удачно назвал таких людей, как Болтон, "ястребами мира". В собственных глазах они борются за мир — но только "с позиции силы", при условии полного глобального доминирования США. То есть за то, что принято именовать Pax Americana (латинское выражение, означающее "Американский мир", по аналогии с "Римским миром" — Pax Romana).

Собственно, они и не скрывают, что готовы ради этого не оставить камня на камне, напротив — гордятся этим. И действуют "без стыда и робости", как было сказано в комментарии для сетевого журнала The Federalist.

После назначения Болтон сам распространил эту публикацию через Twitter в числе других хвалебных отзывов о своей персоне. Как и колонку известного консервативного радиокомментатора Хью Хьюитта, согласно которой он "представляет рейганизм — "доктрину Уайнбергера", предусматривающую быстрое и решительное использование подавляющей американской военной мощи и последующий быстрый отвод сил".

Подход к России

Убежденным и непримиримым "ястребом" Болтон всегда был и по отношению к России. Буквально за пару дней до распространенного им через Twitter объявления о том, что он "смиренно принимает" предложение Трампа стать помощником президента, он клеймил Кремль — за приписываемое России в США "вмешательство в выборы" и якобы причастность к отравлению бывшего британского агента Сергея Скрипаля.

Кстати, в уже упоминавшейся разгромной редакционной статье New York Times о назначении Болтона имелся все-таки один-единственный реверанс в его сторону. По мнению газеты, в подходе к тому же "делу Скрипаля" его "позиция в отношении России… несколько лучше, чем у Трампа". Естественно, с точки зрения издания — одного из зачинщиков и активных участников раздувания нынешней антироссийской истерии в США. А Трамп лично в нападках на Москву не участвует, хотя и принял на днях решение о высылке из США большой группы российских дипломатов.

Но при всем том Болтон и сам — опытный дипломат и стреляный бюрократический воробей, работавший до нынешнего прихода во власть в трех республиканских администрациях. Он это продемонстрировал в первом же телеинтервью после известия о его возвращении в исполнительную власть. На просьбу прокомментировать недавний телефонный разговор, в котором президент США поздравил с победой на выборах своего российского коллегу Владимира Путина, Болтон ответил, что, во-первых, не участвовал в подготовке этого разговора, а во-вторых, видит в нем со стороны Трампа просто проявление вежливости.

Между прочим, одна из комплиментарных публикаций о новом помощнике президента США — эссе в сетевом издании Washington Examiner — открывалась фразой: "Болтон никогда ничего не говорил и не делал без разрешения". Судя по тому, что он сам эту статью всем разослал, впредь он также не собирается отступать от этого правила.

Надо полагать, из этого исходят и в Москве. Глава МИД РФ Сергей Лавров рассказывал журналистам, что лично знаком с Болтоном еще со времен работы в ООН и считает его настоящим профессионалом, хотя и, безусловно, жестким дипломатом и политиком. А в принципе Россия много раз подтверждала, что готова работать с администрацией США в любом составе, поскольку его формирование — внутреннее дело Вашингтона.

За язык не тянули

В упомянутом телефонном разговоре с Путиным Трамп, как стало известно, предложил провести очередную американо-российскую встречу на высшем уровне в Вашингтоне. В СМИ США сразу зазвучали предположения, будто Россия торопится "застолбить" саммит лидеров до того, как Помпео и Болтон приступят к исполнению своих новых обязанностей. Будто Трампа чуть ли не хитростью вынудили выступить с этой инициативой, обвели вокруг пальца.

На самом деле, как мне объяснили, никто его за язык не тянул и тянуть не собирается. Российскому руководству сейчас тоже не велика радость ехать с визитом в Вашингтон, хотя оно может и согласиться на подобный вариант, если решит, что это отвечает нашим национальным интересам. Во всяком случае ни напрашиваться на встречу, ни понукать американских партнеров с ее организацией никто не намерен.

Усы на месте

Болтон по образованию юрист, выпускник Йельского университета. Считается неоконсерватором, хотя сам этого определения не признает, поскольку не поддерживает "демократизаторских" проектов по всему миру.

При Рональде Рейгане он работал в Минюсте США, а при отце и сыне Бушах — в Госдепартаменте, где занимался сначала делами международных организаций, а затем вопросами контроля над вооружениями. В частности, приложил руку к выходу США в 2002 году из Договора по ПРО, служившего одним из краеугольных камней всей системы международной безопасности и стабильности. Три года спустя Буш-младший без согласия Сената назначил его и.о. постпреда США при ООН. Эти обязанности Болтон исполнял около года.

Позже он в своих мемуарах раскритиковал Буша-младшего и его администрацию за "интеллектуальный коллапс" и недостаточно жесткий, на его взгляд, подход к Пхеньяну и Тегерану. Экс-президент не остался в долгу и публично заявил, что Болтон "не заслуживает доверия". А его бывшие ближайшие помощники Кондолиза Райс, Роберт Гейтс и Стивен Хэдли (госсекретарь, министр обороны и помощник по нацбезопасности) лоббировали против выдвижения Болтона на высокую должность в администрации Трампа.

В итоге его изначально обошли назначением, хотя кандидатура его и рассматривалась, причем даже на пост госсекретаря США. Публично тогда было объявлено, что новому президенту не понравились его густые усы, сбрить которые он отказался. Но Болтон сохранил контакт с Белым домом и в конце концов добился-таки желанного продвижения в карьере — как утверждается, отчасти благодаря регулярным выступлениям по телеканалу Fox News, который Трамп смотрит регулярно.

Без согласия Сената

Правда, и теперь его назначили на пост, не требующий утверждения в Сенате Конгресса США. В 2005 году он такого утверждения не прошел, несмотря даже на то, что Сенат находился под контролем его однопартийцев — республиканцев.

Тогда его бывший коллега, экс-помощник госсекретаря по разведке и исследованиям Карл Форд заявил на слушаниях, что Болтон "из тех людей, которые лижут верхним и топчут нижних". А на днях Форд подтвердил New York Times: "Я и тогда считал, и теперь считаю, что он не годен к работе на высоком государственном посту. По моему опыту, язык у него куда длиннее, чем ум".

Тем не менее Болтону все же довелось представлять США в ООН. Об отношении его к этой организации, да и всей международной политике в целом, хорошо свидетельствуют две его расхожие цитаты:

  • "Никаких Объединенных Наций не существует. Если бы здание секретариата ООН в Нью-Йорке потеряло десять этажей, совершенно ничего бы не изменилось";
  • "Если бы я переделывал Совет Безопасности, то оставил бы одного постоянного члена — Соединенные Штаты".
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru
Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!