Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Борьба за Арктику: "Они думают не о том, как нам сделать плохо, а как себе сделать хорошо"

14 июля, 12:48 UTC+3

Океанолог и полярник Валерий Лукин рассказал ТАСС о своем участии в конференции по Арктике, где предлагалось отдать ее под международный контроль

Поделиться
Материал из 1 страницы
Валерий Лукин

Валерий Лукин

© Наталия Михальченко/TACC

В рабочем кабинете начальника Российской антарктической экспедиции Арктического и Антарктического НИИ Росгидромета Валерия Лукина часов, наверное, больше, чем в любом другом кабинете. И все показывают разное время: все пять российских круглогодичных антарктических станций, а также сезонные полевые базы находятся в разных часовых поясах. Наш разговор — не столько о южной, сколько о северной полярной области.

Валерий Лукин — океанолог, полярник, исследователь гидрологических режимов арктического бассейна и особенностей турбулентного перемешивания вод Арктики. Принимал участие в работах 21 арктической экспедиции и в одной антарктической. В 2007 году он защищал интересы России на экспертной конференции Wilton park conference.

Тогда Великобритания предложила идею разработать международный договор об Арктике, который был бы аналогом договора об Антарктиде, заключенного 1 декабря 1959 года. Лукин был единственным представителем России на этой встрече.

"Нам бы сказали: "при чем здесь ваши военные базы"

"Нас было человек 25. Большинство британцев, американцы, европейцы, из России был только я. Все эксперты. Прилетал на вертолете и довольно быстро отбыл обратно высокопоставленный чиновник из Foreign Office (Министерства иностранных дел Великобритании.— прим. ТАСС)", — рассказывает Валерий Лукин.

Wilton park conference — одна из нескольких экспертных площадок, где обсуждение заявленных тем проходит в особом режиме — свободной экспертной дискуссии в полной изоляции от внешнего мира. Конференция создана еще Черчиллем в 1944 году для обсуждения актуальных и потенциально конфликтных вопросов мировой политики и экономики.

"Великобритания таким способом проверяет, насколько глубоко проработана концепция ее подхода, определяет возможных союзников и противников", — говорит Валерий Лукин.

Wilton park — одно из имений британской королевской семьи, окруженное колючей проволокой, надежно охраняемое и практически безлюдное. Британская королевская семья передала старинный замок и прилегающую территорию в управление британского МИДа для устройства здесь экспертной площадки.

"Нас разместили во дворце с полами из каменных плит, массивными резными деревянными столами и стульями и в гостевом доме поблизости. Зал заседаний и комнаты, где мы остановились, были попроще, в современном стиле. Территория, абсолютно изолированная от внешнего мира — ни войти, ни выйти самостоятельно нельзя. Иногда по вечерам нас вывозили на автобусах в театр, а днем мы дискутировали".

Сторонниками обсуждаемой идеи были эксперты неарктических государств — Великобритании, Германии, Китая, которые тоже хотели бы участвовать в освоении Арктики, но не могут. Противником был представитель России.

Международная юрисдикция до Якутска и Петербурга

"Для управления Арктикой предлагалось создать правовую модель, аналогичную той, которая была принята в 1959 году для Антарктики, —  говорит начальник Российской антарктической экспедиции. Для него договор об Антарктике — не абстрактный документ, а правовое поле, в рамках которого он работает: отправляет в южную полярную область научные суда и коллективы исследователей.

Установление над Арктикой международной юрисдикции означало бы, что там больше нет никаких исключительных экономических зон, национальных прав на владение континентальным шельфом. Арктика стала бы демилитаризованной и безъядерной зоной. Добыча полезных ископаемых в регионе отошла бы транснациональным компаниям.

"Кто хочет, у кого есть деньги, тот и добывает. Нам бы сказали: "при чем здесь ваши военные базы — немедленно убрать, они наносят вред окружающей среде, и нам наплевать, куда вы их денете. Проблемы коренного населения Арктики никого не должны интересовать — у человечества другие глобальные цели, очень интересные глобальные планы развития арктических территорий". Вот что такое свобода в Арктике!" — объясняет ученый.

На той конференции отсутствовал интерес к самому понятию "Арктика", обращает внимание Лукин. Точного определения этой географической зоны и ее границ не существует, и это самое опасное. "Если смотреть по южной границе вечной мерзлоты, то она уходит за Якутск, а общая площадь зоны мерзлоты — 65 процентов территории нашей Родины. Если по выплате северных надбавок, то в половине Тюменской области они выплачиваются, в половине — нет. Если по 60-й параллели обрубить, как сделали в Антарктике, то это северные предместья Петербурга", — иллюстрирует проблему полярник.

Справка

Договор об Антарктике вступил в силу с 23 июня 1961 года, сейчас в нем 53 страны-участника, 29 имеют статус Консультативных сторон с правом решающего голоса. На момент подписания договора семь государств — Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили — заявили о своих территориальных претензиях в Антарктиде. США и СССР сохранили за собой право претендовать на весь континент по праву первооткрывателей.

Договор определил, что все ранее заявленные территориальные претензии семи государств не отменяются, а замораживаются на момент 1 декабря 1959 года, а новые претензии не принимаются. При этом государства, уже заявившие территориальные претензии, не могут заявить о введении виз, лицензий на рыболовство или заявить исключительную экономическую зону на континентальном шельфе.

Антарктика — это анти-Арктика

Между Арктикой и Антарктикой вообще нет ничего общего, говорит Лукин. Этим он и аргументировал свою позицию на конференции.

"Единственное, что объединяет эти районы — это астрономический феномен наличия полярного дня и полярной ночи, который асинхронно происходит в Арктике и в Антарктике. Это полнейшие антиподы! И само название Антарктика означает анти-Арктика. Оно было предложено британским океанографом Жоржем Мирреем в 1886 году на заседании Шотландского королевского географического общества в Эдинбурге. До этого Южная полярная область географического названия не имела".

К этому моменту у Валерия Лукина уже был большой опыт убеждения оппонентов. Когда в годы острого недофинансирования встал вопрос о судьбе российской инфраструктуры в Антарктике, он включил все возможности — от весомых научных аргументов до личных дружеских контактов — и добился сохранения всех антарктических станций. И это в 1996 году, когда научные проекты закрывались один за другим. Российской инфраструктуре в Арктике повезло меньше: в тот же год в Арктике законсервировали Ледовую базу "Мыс Баранова", закрылись многие полярные станции.

На конференции в Wilton Park Лукин, географ по образованию, выпускник Ленинградского университета, человек абсолютно соответствующий образу старой петербургской профессуры: с отточенностью ораторских навыков, мягкостью и непреклонностью в формулировках и вниманием к деталям — изложил свои возражения по пунктам, камня на камне не оставив от попытки "мягкой оккупации арктической зоны России".

"Географические условия, — перечисляет он. — Арктика имеет в приполюсном положении океан, который окружен Евразией и Северной Америкой, а в Антарктике обратная структура: в центре континент, который окружен водами Южного океана. В Арктике огромное количество полноводных рек, в Антарктике рек вообще нет, как и болот и тундры, есть только озера".

Ученый растолковывает, что геологические условия тоже разные: земная кора в Арктике вогнутая, а в Антарктике выпуклая. Ничего общего.

В Арктике огромное количество видов наземных млекопитающих: олени, песцы, белые медведи, волки, лемминги, в Антарктике ни одного вида сухопутного млекопитающего нет. Ничего похожего.

"В Арктике, особенно в тундре, огромное количество цветковых и злаковых растений. В Антарктике их нет вообще. Все растительные формы представлены только мхами и лишайниками. В Арктике существуют разные виды промышленности, сельское хозяйство, транспортные системы, крупные урбанизированные поселения — Норильск, Мурманск, Анкоридж, Тромсе. В Антарктике ничего этого нет", — говорит глава РАЭ.

И наконец, в Арктике постоянно проживает около 5 млн человек, есть коренное население, которое там родилось, выросло и много веков живет. В Антарктике все население — это временный состав национальных антарктических экспедиций.

"Им просто нечем было крыть"

Сейчас в Арктике есть крупные военные базы США, Канады, Норвегии, России со складами хранения ядерного оружия. В Антарктике это запрещено. Есть кардинальное различие правового режима в двух приполярных областях. Договор об Антарктике открыт, в него может войти любое государство, если оно ведет активную исследовательскую деятельность и имеет инфраструктуру в Антарктике. Клуб арктических государств — Арктический совет — закрыт: это Россия, США, Канада, Дания, Норвегия, Швеция, Исландия, Финляндия. Других арктических государств нет.

Перечисляя свои аргументы, Валерий Владимирович прерывается, чтобы ответить на телефонный звонок генеральному конструктору авиакомплекса им. С.В. Ильюшина, переговорить с участниками Военно-морского салона, подписать несколько служебных бумаг, но всегда моментально возвращается точно к той позиции, где прервался. В лице солидного начальника РАЭ виден азарт.

"Возражений не было. Им просто было нечем крыть", — резюмирует Лукин и рассказывает, как на следующий день за завтраком услышал у себя за спиной: "Этот русский слишком политизирован". "Других русских кроме меня там не было, — говорит он. — Потом коллега из США подошел и сказал мне: "Валерий, все правильно, но очень жестко". Я ответил: "Мой английский не настолько хорош, чтобы передавать нюансы".

Вернувшись домой с конференции в Wilton Park, Лукин передал в МИД РФ подробный отчет. А в 2008 году Сергей Лавров озвучил официальную позицию России по вопросу о возможности установления международной юрисдикции над Арктикой на заседании Арктического совета. "Его аргументы практически полностью совпали с моими", — констатирует полярник.

Лукин подчеркивает: в том, что он ученый, а не сотрудник МИДа, есть огромное преимущество: возможность для импровизации, которая не доступна профессиональным дипломатам. Те вынуждены действовать в рамках очень жестких инструкций. Разницу чувствуют и в российском МИДе и умело ее используют. "Если им скажут: "что несет ваш эксперт", в МИДе всегда могут возразить: "он же не работает в МИДе, у нас же демократия". С другой стороны, говорит он, из уст эксперта может прозвучать официальная позиция, но в более свободных выражениях, и тогда есть возможность ответить оппонентам: "вы же уже услышали нашу позицию, зачем же ее повторять".

"Тогда я эту идею (о введении международного протектората над Арктикой. — прим. ТАСС) похоронил. Но думаю, вопрос о трансляции принципов Договора об Антарктике на Арктику нельзя закрыть окончательно, потому что интересы тех, кто его продвигал, никуда не делись, — полагает Валерий Лукин. — И нет никакой уверенности в том, что авторы идеи не попытаются ее реанимировать в новых условиях, с новыми людьми".

По словам ученого, экспертная дискуссия Wilton park conference в 2007 году наглядно показала ему, что мы ошибаемся, когда считаем, что наши оппоненты спят и видят, чтобы нам насолить. "Нет. Они вступают в противоборство, думая не о том, как нам сделать плохо, а о том, как себе сделать хорошо", — говорит Лукин.

Наталья Михальченко

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама