Все новости

Кто вы, сэр Лонсдейл? "Мертвый сезон" разведчика-нелегала Конона Молодого

Конон Молодый (Гордон Лонсдейл) в лондонской квартире, 1955 год
© Личный архив Конона Молодого
ТАСС — о работе под прикрытием и нелегкой судьбе тайного резидента, который успешно добывал в 1950-х годах для СССР секретную информацию в важнейших учреждениях Англии и военных базах США

23 марта 1961 года в Лондоне завершился судебный процесс по "портлендскому делу", основным из действующих лиц которого являлся крупный канадский бизнесмен Гордон Лонсдейл, получивший в свое время от королевы Великобритании титул сэра. Приговор был — 25 лет тюрьмы.

В те времена его имя не сходило с первых полос английских и американских газет. Но только спустя много лет стало известно, что под этим именем в Англии работал кадровый советский разведчик-нелегал полковник Конон Трофимович Молодый (оперативный псевдоним — "Бен"). С 1955 по 1961 год он возглавлял в этой стране нелегальную резидентуру. Но все же большинство о нем знают из знаменитого советского художественного фильма, вышедшего на экраны 50 лет назад — 6 декабря 1968 года. Двухсерийный детектив "Мертвый сезон" стал настоящей бомбой в прокате и самой первой картиной, рассказывающей о деятельности советской разведки в годы холодной войны. Именно Молодый послужил прототипом разведчика-нелегала Константина Ладейникова (он же сэр Лонсдейл). Он консультировал известного актера Донатаса Баниониса, сыгравшего в этой картине главную роль, и даже считал, что внешне они чем-то похожи.

Это был прекрасный, изумительный нелегал потрясающего таланта. Нельзя сказать, что все наши разведчики — сплошные Кононы Молодые. Он личность уникальная!
Вячеслав Трубников
директор Службы внешней разведки РФ (1996–2000), генерал армии

Разведчиками не рождаются…

Молодый родился 17 января 1922 года в Москве в семье научных работников. Отец преподавал в Московском государственном университете и Московском высшем техническом училище, заведовал также сектором научной периодики в Госиздате. Мать — хирург общего профиля, во время Великой Отечественной — ведущий хирург эвакогоспиталя, после войны была профессором Научно-исследовательского института протезирования.

Мужское имя Конон в переводе с древнегреческого языка означает "трудящийся", а еще на полуострове Камчатка так называется река, впадающая в Охотское море. Примечательно, что дед Молодого в конце XIX века жил на Камчатке, где занимался торговлей пушниной.

В 1932 году Конон с матерью переезжают в США, правда изначально были проблемы с выездом. Помог тогда заместитель председателя Объединенного государственного политического управления Генрих Ягода, который ранее курировал науку и, возможно, хорошо знал отца мальчика. По его указанию была переделана метрика. Но почему в действительности Ягода принял участие в судьбе Молодого, остается тайной.

В Штатах Конон в совершенстве овладел английским языком, а также близко познакомился с немецким и французским. Отлично изучил быт и нравы Северной Америки. Много путешествовал по Калифорнии, неоднократно бывал в Нью-Йорке, посещал Англию и Францию. В 1938-м вернулся в Москву и продолжил учебу в средней школе. В октябре 1940-го был призван на службу в РККА, во время войны служил во фронтовой разведке.

Может быть, именно в годы войны и появился у него вкус к разведке, авантюризм, без которого человек не может выбрать эту профессию...
Трофим
сын Конона Молодого

Лейтенант Молодый лично видел горящий Рейхстаг и даже оставил на нем свой автограф. Войну завершил в должности помощника начальника штаба разведывательного дивизиона Белорусского фронта. В 1946-м, после демобилизации, поступил на юридический факультет Московского института внешней торговли. В качестве соавтора принимал участие в написании учебника китайского языка.

Лондонские "дачники"

В декабре 1951-го Молодому поступает предложение перейти на работу во внешнюю разведку органов государственной безопасности.

Надо было вжиться в свою легенду, то бишь новую, синтетически составленную историю жизни. Естественно, что легенда не может предусмотреть абсолютно все мелочи и могут возникнуть вопросы. Поэтому разведчику приходится нередко импровизировать. Проверка — серьезная и неожиданная — может наступить в любую минуту. Человек, путающий детали своей биографии, в лучшем случае прослывет рассеянным, лгуном или, что еще хуже, вызовет подозрения знакомых
из воспоминаний Конона Молодого

Позже известный советский журналист-международник Леонид Колосов, учившийся вместе с Молодым в институте и друживший с ним, вспоминал, что у Конона была типичная внешность разведчика — маловыразительная и неприметная. "Он человек без особых примет. Все у него как бы среднее: рост, телосложение, полнота, нос, глаза... Внешность его лишена каких-либо ярких национальных черт. Он легко может сойти и за англичанина, и за скандинава, равно как и за немца, славянина или даже француза", — говорил он.

"Биография разведчика, а тем паче разведчика-нелегала — субстанция весьма сложная, — рассказывал в конце 1960-х годов сам Молодый в беседе с журналистами. — Моя легенда стала и обязана была стать моей жизнью настолько, чтобы никакие случайности и "детекторы лжи" не могли бы меня уличить ни во время бодрствования, ни во время сна".

Гордон Лонсдейл во время учебы в Лондонском университете в своей квартире, 1955 год Личный архив Конона Молодого
Гордон Лонсдейл во время учебы в Лондонском университете в своей квартире, 1955 год
© Личный архив Конона Молодого

В 1954-м Конон нелегально был выведен в Канаду, а затем с документами на имя канадского бизнесмена Гордона Лонсдейла переехал в Англию, где возглавил нелегальную резидентуру. В то время ставились задачи добывания документальных материалов по важнейшим открытиям и военным изобретениям в области атомной энергии, реактивной техники, радиолокации и образцов новейшей техники.

В Лондоне Молодого свели со связниками-радистами Моррисом и Леонтиной Коэнами (оперативные псевдонимы — Питер и Хелен Крогеры).

Председателю КГБ при Совете Министров СССР генерал-полковнику Серову И.А.: "Центром проведена работа по созданию нелегальной резидентуры "Бена" в Великобритании. В качестве ее оперативных работников намечаются "Дачники" — бывшие загранисточники "Луис" и "Лесли" (Питер и Хелен Крогеры — прим. ТАСС)"
из документа от 19 марта 1954 года, рассекреченного СВР России

На начальном этапе он был представлен им как разведчик-нелегал Арни, недавно вернувшийся из Канады. Они передали ему большой опыт разведывательной работы, натаскали по-английски. Из "Очерков истории российской внешней разведки": "Убежденные интернационалисты, Коэны внесли свой значительный вклад в установление ядерного паритета и делали все возможное, чтобы холодная война не переросла в "горячую".

Основной же задачей супружеской пары являлось обеспечение надежной радиосвязи нелегальной резидентуры с Центром. Крогеры удачно арендовали загородный дом недалеко от Лондона в местечке Руислип и оборудовали в нем радиоквартиру. Лонсдейл (Молодый) принимал в этом самое непосредственное участие.

"Вкус" английского пива

По первоначальной легенде разведчик прибыл в Англию для учебы в Лондонском университете, успешно сдал экзамены и был зачислен студентом на восточный факультет. Было известно, что там функционировала группа "переростков", в которой негласно проходили обучение редким языкам сотрудники МИД, офицеры английской и американской разведок, которым предстояло работать в странах Востока. В задачу "Бена" входило выявление из числа студентов сотрудников западных спецслужб, сбор анкетных данных и изучение их личных качеств.

Лондон, 1961 год AP Photo
Лондон, 1961 год
© AP Photo

Помогла смекалка — англичане очень любили пить пиво. В процессе каждодневного посещения пивной Молодый многое узнавал о своих однокурсниках и сумел завязать отношения почти со всеми. А его хобби было фотографирование, поэтому легко удалось сделать снимки всех лиц.

Такая вот мелочь: англичане пьют пиво, как у нас пьют квас. Я лично пиво не терплю, но отказаться от него никак невозможно: если у нас в Союзе кто-то упорно отказывается от кваса, можете не сомневаться: шпион!
из воспоминаний Конона Молодого

Однако у "Бена" были и другие задачи. В 1955-м он стал компаньоном владельца фабрики по производству автоматов для продажи жевательной резинки. Как бизнесмен много ездил по странам Европы, где заключал контракты, однако в реальности он создавал агентурную сеть.

"Бен" оказался талантливым предпринимателем — уже через пару лет стал состоятельным человеком, что позволило ему завязать новые знакомства. Кстати сказать, зарабатываемых денег ему вполне хватало на то, чтобы обеспечивать свое безбедное существование и расходовать средства на оперативные нужды, в частности на агентуру. "Маска миллионера давала  мне, казалось бы, право на роскошную жизнь, но я правом этим пользовался сдержанно и ровно настолько, чтобы не быть среди миллионеров белой вороной. Трезвость ума, выдержанность, самоконтроль — три наших кита", — вспоминал впоследствии Молодый.

"Шах" и "Ася"

Надо отметить, что его резидентура в течение пяти лет успешно добывала весьма ценную секретную информацию адмиралтейства Великобритании и Военно-морских сил НАТО, касающуюся, в частности, английских программ разработки вооружений, в том числе ракетного.

Активизация работы по данной теме произошла после того, как резидентура приняла на связь ценного источника Гарри Хаутона (оперативный псевдоним — "Шах"). Он был заведующим отделом гражданских служащих военно-морской базы в Портленде, где располагался секретный Королевский научно-исследовательский центр ВМС. Кстати, в контакт с "Шахом" "Бен" вступил под именем Алека Джонсона — капитана второго ранга ВМС США, подчеркнув, что является куратором совместных с англичанами военно-морских проектов. Так Советский Союз получил доступ к секретным документам ВМС Великобритании.

В начале 1959 года с помощью Хаутона также был приобретен новый источник информации по "морской" линии — Этель Элизабет Джи (оперативный псевдоним — "Ася"). Она находилась на государственной службе в Портлендском центре; имела доступ практически ко всем секретным документам и могла свободно снимать с них копии. Джи охотно согласилась сотрудничать за хорошую оплату.

За время сотрудничества "Шаха" и "Аси" с советской внешней разведкой от них было получено несколько тысяч наименований совершенно секретных, секретных и конфиденциальных документальных материалов английского адмиралтейства и его научных центров общим объемом свыше 17 000 листов. Полученные материалы давали полную картину состояния британского Военно-морского флота, его боевых возможностей, перспектив развития плавсредств и вооружений
из официальных материалов СВР России

Как потом писала одна английская газета со ссылкой на высказывание крупного военного деятеля, в британском военно-морском ведомстве не осталось секретов, которые не были бы известны советской разведке. В их числе — материалы по атомной подводной лодке Dreadnought, гидроакустическим станциям и локаторам, гидроакустическим средствам противолодочной обороны.

В интервью газете "Московский комсомолец" ветеран внешней разведки Василий Дождалев, который лично работал с "Беном", вспоминал: "Думаю, Москва знала о подводном флоте Великобритании не меньше, чем сама королева Елизавета. Полученные данные направляли в институты, в конструкторские бюро, активно внедряли в жизнь. Скажем, целая серия наших эхолотов (гидролокатор, устройство для исследования рельефа дна — прим. ТАСС) была сделана на основе английских".

Как правило, получив материалы, "Бен" оставлял агента в городе (в каком-нибудь ресторане), а сам сразу же отвозил документы Крогерам (Коэнам), которые их фотографировали. Подлинники возвращались агенту, а Крогеры тем временем проявляли пленки. Затем они печатались и переводились в десятки микроточек, каждая из которых подклеивалась в книги или журналы, а то и под марки на конвертах для отправки в Центр.

Солсбери под прицелом "Бена"

В конце 1958 года на связь Молодому был передан важный источник "К". Помимо военно-морской проблематики нелегальная резидентура вела активную работу по объектам в городе Портоне (рядом с городом Солсбери), где находился Центр по изучению биологических методов ведения войны. Еще в годы Первой мировой там разрабатывали химическое оружие, а 1950-е — биологическое.

Центр исследований отравляющих веществ Портон-Даун REUTERS/Toby Melville
Центр исследований отравляющих веществ Портон-Даун
© REUTERS/Toby Melville

По имеющимся у Москвы данным, с 1945 года там работали гитлеровские ученые и специалисты. "Бену" ставилась задача обратить внимание на получение информации о создании ими "особо смертоносного вещества, 200 граммов которого достаточно для того, чтобы умертвить население земного шара".

"Кто я в чужой стране, как вы думаете? Враг? Ни в коем случае! — говорил впоследствии Молодый. — Тот смысл, который вкладывается в обычное понятие "шпион", ко мне не относится. Я разведчик!"

Я не выискиваю в чужой стране слабые места с точки зрения экономики, военного дела или политики, чтобы направить против них удар. Я собираю информацию, исходя из совершенно иных замыслов, поскольку вся моя деятельность направлена на то, чтобы предотвратить возможность конфронтации между моей родиной и страной, в которой я действую
из воспоминаний Конона Молодого

Вскоре в резидентуре были собраны подробные досье на многих сотрудников Портонского центра и даже удалось заполучить штаммы смертоносных бактерий. Кроме того, имелась подробная информация, относящаяся к разработкам газа CS, который американцы использовали во время войны во Вьетнаме. За успешную работу с Коэнами в 1960 году Молодый ходатайствовал в Центр о предоставлении им советского гражданства. Москва одобрила.

Предательство "Снайпера"

В 1960 году Молодый попал в поле зрения местной контрразведки. Англичане пасли резидентуру семь месяцев, действуя очень уверенно.

Уже зная об истинном лице Лонсдейла, они выпустили его летом 1960-го в отпуск на континент. Именно тогда контрразведчики залезли в его портфель. Они не сомневались, что Лонсдейл вернется обратно. Откуда такая уверенность? Ну, во-первых, операция контрразведки — это всегда игра, всегда некий риск. Во-вторых, они понимали, что ни с того ни с сего уходить Лонсдейл не станет. И в-третьих, брать его все равно было рано. Им нужно было выявить связи, собрать необходимые доказательства вины. Риск себя оправдал
Василий Дождалев
ветеран внешней разведки

Непосредственно накануне Нового года Лонсдейл сумел предупредить Крогеров (Коэнов) об опасности. Он сообщил супругам о временном свертывании разведывательной работы по причине очевидно ведущейся за ним слежки.

Моррис и Леонтина Коэны после освобождения из тюрьмы в Великобритании, 4 октября 1969 года AP Photo
Моррис и Леонтина Коэны после освобождения из тюрьмы в Великобритании, 4 октября 1969 года
© AP Photo

В одном из донесений сотрудников наружного наблюдения генеральному директору MI5 сообщалось: "Сотрудниками Скотленд-Ярда зафиксирована подозрительная встреча Хаутона ("Шаха") на Ватерлоо-роуд с неизвестным лицом, которому он передал пакет в целлофановой сумке, а в обмен получил конверт размером 4х3 дюйма. Связь Хаутона была взята нами под наблюдение. Впоследствии было установлено: неизвестным лицом является сэр Гордон Арнольд Лонсдейл — крупный бизнесмен, один из директоров фирмы "Мастер Свитч и компаньоны", владелец богатой загородной виллы и около десятка личных номеров в лучших отелях Лондона. Лонсдейл — миллионер, пользуется услугами отделения "Мидленд Банка" на Грейт-Портленд-стрит с правом получения любых кредитов. Имеет персональную ложу в крупнейшем концертном зале Лондона Альберт-холл. Титул "сэр" ему пожалован лично Ее Величеством королевой за то, что он "прославил Великобританию на международной выставке в Брюсселе".

К этому времени уже были взяты "Шах" и "Ася". Под давлением они согласились сдать своего "хозяина" в обмен на смягчение приговора. На встречу с Лонсдейлом 7 января 1961-го они прибыли вместе, и в момент передачи ему секретных материалов (сведения о военных кораблях и чертежи конструкций узлов атомной подлодки) его взяли английские спецслужбы. Двумя часами позже была проведена операция по аресту супругов Крогеров и взята вся их спецаппаратура на конспиративной квартире. Впоследствии их приговорили к 20 годам тюремного заключения, но в 1969-м обменяли на арестованного в СССР агента английской разведки MI5 Джералда Брука.

Не надо забывать, на чем строится любая разведка: на везении и риске. Надо уметь рисковать, а там, глядишь, и повезет...
из воспоминаний Конона Молодого

Однако все усилия MI5 выявить других агентов "Бена" успехом не увенчались — его разведывательное мастерство, мужество и стойкость обеспечили сохранение большей части английской резидентуры. "Истинная драматургия нашей работы заключается не в таинственной атрибутике, а в чрезвычайно опасной сути всей нашей деятельности за границей, поскольку все мы знаем, что если провал, пощады нам не будет", — говорил Молодый.

Надо отметить, что весь провал произошел еще и в результате предательства одного из руководящих сотрудников польской разведки полковника Михаила Голеневского (оперативный псевдоним — "Снайпер"), который бежал в США и сообщил американским спецслужбам известные ему сведения относительно деятельности советской разведки в Великобритании. Перебежчику американцы дали высокую должность в ЦРУ.

Предательство "Снайпера" нанесло советской внешней разведке огромный урон, который привел к провалу нелегальной резидентуры в Англии и потере важных для нас позиций в британской внешней разведке MI6, которые занимал тогда другой наш разведчик — Джордж Блейк. Кроме того, был арестован еще один советский агент — Хайнц Фёльфе, благодаря которому на протяжении свыше десяти лет все секреты разведки ФРГ становились известны Лубянке.

Тайный резидент

В 1964-м было достигнуто соглашение об обмене Гордона Лонсдейла на сотрудника английской секретной службы MI6 Гревилла Винна, который был приговорен в Москве к восьми годам лишения свободы. 22 апреля в 5:30 утра на КПП Штаакен, который располагался на внешнем обводе Западного Берлина по дороге №5, состоялся знаменитый обмен. Эта сцена хорошо была показана в фильме "Мертвый сезон". Обмен прошел без происшествий и без посторонних зрителей, так как дорога была перекрыта.

Донатас Банионис, исполнивший роль Конона Молодого в фильме "Мертвый сезон", 1974 год Александр Коньков/ТАСС
Донатас Банионис, исполнивший роль Конона Молодого в фильме "Мертвый сезон", 1974 год
© Александр Коньков/ТАСС

В 1964–1970 годах Молодый работал в Москве — в центральном аппарате внешней разведки. Что касается Хаутона ("Шах") и Джи ("Ася"), то в 1970 году они были освобождены и вскоре поженились.

Лонсдейл был так называемым тайным резидентом. Я всегда относился с огромным уважением к этой категории разведчиков, ведь их работа требует высочайшего профессионализма. Им приходится настолько сживаться со своей легендой, что они становятся воистину другими людьми. Отказавшись от всего личного, они полностью отдаются работе, рискуя свободой, а иногда и жизнью каждый раз, когда пытаются завербовать нового агента или идут на тайные встречи. Лишь человек, свято верящий в идею и служащий великому делу, может согласиться на такую работу, хотя, скорее всего, здесь больше подошло бы слово "призвание"
Джордж Блейк
полковник внешней разведки

В книге "Разведчик "Мертвого сезона" писатель Валерий Аграновский вспоминал: "За несколько дней до смерти, словно чувствуя ее приближение, Конон сказал жене в минуту редкого для разведчика откровения: "Знаешь, Галя, если бы мне сейчас дали задание и документы, я, несмотря на все пережитое, опять поехал бы в какую-нибудь страну, но с моих пальцев, Галя, там уже взяли отпечатки..."

Полковник Молодый скоропостижно скончался в Подмосковье от инсульта 9 октября 1970 года. За достигнутые результаты в разведывательной деятельности Конон Трофимович был награжден орденами Красного Знамени и Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, многими медалями, в том числе "За отвагу" и "За боевые заслуги", а также нагрудными знаками "Почетный сотрудник органов безопасности" и "Отличный разведчик", которым, кстати, очень гордился до конца жизни.


Роман Азанов

В материале использованы фрагменты из книги Владимира Антонова "Конон Молодый" (издательство "Молодая гвардия", 2018 год)