Все новости
Между Мраморным и Черным морями.
Между Мраморным и Черным морями.
Между Мраморным и Черным морями.
Между Мраморным и Черным морями.
Между Мраморным и Черным морями.

Между Мраморным и Черным морями. Турция начала строительство канала "Стамбул"

Участок проекта канала "Стамбул"
© EPA-EFE/ERDEM SAHIN
Как международные эксперты, так и руководители некоторых стран обеспокоены тем, что прокладывание канала ставит вопросы относительно будущего конвенции Монтрё о статусе проливов

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в субботу заложил первый камень проекта строительства одного из мостов через новый судоходный канал между Мраморным и Черным морями. Это отправная точка фактической реализации этого мегапроекта Эрдогана - канала "Стамбул".

Казалось бы, появится новая судоходная артерия, более прямой и удобный путь между морями, которым будет пользоваться мировое торговое сообщество. Однако прокладывание канала ставит вопросы относительно будущего конвенции Монтрё о статусе проливов. По крайней мере, этим обеспокоены как многие международные эксперты, так и руководители некоторых стран, в том числе и российская сторона.

Аргументация основывается на том, что новый канал "вклинивается" в маршрут Дарданеллы - Мраморное море - Босфор. О том, что этот путь можно юридически трактовать как единый и неделимый маршрут, говорится в тексте самой конвенции Монтрё. Таким образом, с появлением еще одной судоходной артерии на этом маршруте возникает прецедент. Посол РФ в Анкаре Алексей Ерхов в апреле говорил именно об этом, что требования Монтрё не должны отмениться и даже будут применимы к каналу "Стамбул".

Между тем сам Эрдоган уже не раз заявлял, что Монтрё останется нетронутой, но ее требования не будут распространяться на новый канал. Это и беспокоит экспертов и политиков. Если канал не будет связан с Монтрё, то как он будет оформлен юридически в соответствии с международными нормами? В Анкара пока не дает ответа на этот вопрос.

Не исключено, что турецкое руководство разработает собственный регламент для канала, который будет соответствовать как действующим нормам и ограничениям Монтрё, так и коммерческим интересам республики. Это наиболее выгодный для России вариант, поскольку тогда вопросы ограничения военного трафика останутся нетронутыми, и опасений в милитаризации Черного моря не будет. Юридически это вполне реализуемо, особенно учитывая исключительность для международной правовой практики появления такого канала.

Если же канал станет частью универсальных норм судоходства, к примеру, Конвенции ООН по морскому праву UNCLOS, не подписанной Анкарой, но признанной почти всеми членами международного сообщества, тогда либерализация прохода военных кораблей почти неминуема. Для НАТО может не остаться препятствий, чтобы находиться в Черном море столько, сколько захочется. Но и тут есть нюанс. Турция хоть и член альянса, но ей совсем не нужен флот НАТО на постоянном рейде в Черном море. Этот регион Анкара считает своим наряду с другими державами бассейна, да и отношения с РФ - очень важным и стратегическим партнером - Турция пока не готова принести в жертву амбициям Запада.

Можно ожидать, что в течение пяти ближайших лет, пока будет строиться канал, Анкара, Москва и Вашингтон будут искать непростые компромиссы. Сторонам придется думать о взаимоприемлемых путях урегулирования прецедента с каналом. На Турцию в этой ситуации в большей степени ложится обязанность арбитра - в первую очередь именно ей придется искать и предлагать компромиссы и лавировать между интересами держав-союзниц.

Кирилл Жаров