Все новости

Что российские должностные лица говорили о блокировке Telegram

Роскомнадзор сообщил 18 июня, что по согласованию с Генпрокуратурой снимает требование о блокировке мессенджера на территории России

ТАСС-ДОСЬЕ. 18 июня 2020 года Роскомнадзор сообщил, что по согласованию с Генпрокуратурой снимает требование о блокировке мессенджера Telegram на территории РФ. Доступ к мессенджеру ограничивался больше двух лет - с 16 апреля 2018 года.

Подборка высказываний российских должностных лиц о блокировке Telegram - в материале ТАСС.

Президент РФ Владимир Путин

"Я прекрасно знаю ситуацию вокруг Telegram. Что по этому поводу хотел бы сказать? Вы на своем месте и вы сейчас сказали, что вы волнуетесь. И я на своем месте тоже волнуюсь, знаете за что? За безопасность людей. Когда представители, допустим, правоохранительных и специальных служб мне говорят, что после взрывов в Петербургском метро они не могли отследить переписку террористов, не могли вовремя принять решение, потому что она зашифрована, а террористы этим пользуются. Но как я должен на это реагировать? Ведь вопросы безопасности в первую очередь, не правда ли? Но в то же время я сам работал в специальных службах и знаю, что легче всего запретить, труднее - найти цивилизованные способы решения. Поэтому я буду побуждать всех своих коллег идти именно по этому пути, именно по пути использования самими спецслужбами, правоохранительными органами современных средств борьбы с правонарушениями, в том числе и с террористическими проявлениями, не ограничивая пространство свободы, в том числе в интернете" (в ходе "Прямой линии", 7 июня 2018 года).

Советник президента РФ Герман Клименко

"Я считаю, что любая компания, работающая на территории РФ и оказывающая услуги гражданам РФ, должна сотрудничать с правоохранительными органами в рамках действующего законодательства. Блокировка Telegram никак не отразится на жизни россиян" (в интервью ТАСС, 13 апреля 2018 года).

Спецпредставитель президента РФ по цифровому развитию Дмитрий Песков

"Сервис официально заблокирован. В то же время, физическое лицо, использующее сервис, не нарушает законы Российской Федерации. Поэтому правильное описание ситуации: "заблокирован, но не запрещен" <...> На сегодняшний день это самый продвинутый и безопасный (для конечного пользователя) мессенджер. <...> Однако отказ от взаимодействия с национальными регуляторами (например, попытка самостоятельной эмиссии криптовалюты) резко увеличивает риск именно запрещения использования сервиса, причем по всему миру, а не только в России. <...> Государственные проекты, очевидно, использовать сервис не должны. Итого, на сегодняшний день ситуация противоречива, развивается в негативном сценарии, баланс между развитием и безопасностью не найден, однако это не специфическая российская, а общемировая ситуация" (на странице в Facebook, 21 октября 2019 года).

Глава Роскомнадзора Александр Жаров

"В данном случае не идет борьба с мессенджерами, а исполняется решение суда. Я вам напомню, что по закону об организации распространения информации сначала ФСБ выиграла два суда, и это было связано с тем, что ФСБ оперативно доказала, что именно мессенджер Telegram использовался в ходе подготовки террористических атак, а также для общения террористов во время этих атак в России и за ее пределами" (в интервью RT, 17 апреля 2018 года).

Бизнес-омбудсмен Борис Титов

"Как я отношусь к блокировке Telegram? Безусловно, крайне отрицательно, как и ко всем искусственным, непродуманным и практически не реализуемым запретам. О запретах мессенджеров в 2018 году как-то и говорить неловко. 95% пользователей моментально найдут путь обхода, а остальные 5% просто поленятся. Вот и весь итог таких инициатив власти. Ну и, конечно, во всем мире интерес к Telegram и Павлу Дурову существенно повысится. Для его бизнеса это безусловно хорошо" (в интервью ТАСС, 13 апреля 2018 года).

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев

"Люди, которые делают эти попытки контроля, плохо разбираются в технологиях и в том, куда вообще движется цифровой мир. Это просто такой промежуток времени, который нужно пережить. Эпоха цифрового мракобесия. И нужно, чтобы общество получило вакцину от этого мракобесия. В долгосрочной перспективе все попытки такого контроля развалятся" (в интервью Deutsche Welle, 19 апреля 2018 года).

Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев

"Я не знаю, как принимались эти решения (по принципам блокировки Telegram - прим. ТАСС-ДОСЬЕ), какие эксперты обслуживали эту тему, я искренне желаю Роскомнадзору, поскольку есть решение суда, добиться успеха. Но я не очень верю, что так случится… Мы не Китай, который закрылся. Такая модель возможна, но вряд ли ее кто-то хочет" (в интервью журналистам, 25 апреля 2018 года).