Все новости

Ксения Шойгу: если сделаю что-то полезное для российского спорта, то не зря живу

Ксения Шойгу Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Ксения Шойгу
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

В субботу Ксения Шойгу была единогласно избрана президентом Федерации триатлона России (ФТР), сменив на этом посту ушедшего в легкую атлетику Петра Иванова. Для Шойгу тема триатлона не чужда, она неоднократно участвовала в крупнейших соревнованиях, довольно давно проводит крупные ивенты OCR (obstacle racing — англ. бег с препятствиями) в России. В интервью ТАСС новоизбранный президент ФТР рассказала о планах развития триатлона в России, строительстве баз, проведении соревнований Ironman и своем желании продолжать выступать на любительском уровне.

— Как вы лично восприняли предложение возглавить Федерацию триатлона России?

— Возглавить федерацию для меня — большая честь. Если мне удастся сделать что-то полезное для России и российского спорта, то я не зря живу. Мне было бы это крайне важно. Я уже семь лет развиваю любительский спорт, и для меня это социальный проект, я никогда не планировала на этом зарабатывать. Это призвание и дело моей жизни — делать что-то полезное для страны. Предложение возглавить федерацию я приняла волнительно и с радостью. Мне было важно, чтобы мои коллеги меня поддержали. И когда моя команда меня поддержала и восприняла это с энтузиазмом, я поняла, что это будет интересно. Наша команда молодая и очень инициативная.

— Вы готовите программу развития триатлона в России. Какие ее основные элементы можете выделить?

— Некий "скелет" программы уже есть. В первую очередь мы ориентируемся на то, что у федерации должны быть средства. Этот вопрос, может быть, замалчивается, не особенно активно обсуждается. Но без финансовых средств, без спонсоров, рекламных контрактов, без того, чтобы федерация и спортсмены умели зарабатывать, этот вид спорта никогда не станет популярным среди профессиональных спортсменов. Важны также качественное оборудование, базы, тренировочный процесс и медицинское сопровождение, которое на данный момент у нас отстает. Мы должны понимать и знать, в каком состоянии наши атлеты, как они должны правильно тренироваться и расслабляться, важно также выстраивать циклы тренировочного процесса. Что касается спонсорства, то из него вытекают несколько вещей. Первое — взаимодействие с любительским спортом. Триатлон на любительском уровне развивается огромными темпами. Триатлон — дорогостоящий вид спорта для любителей, поэтому им, как правило, занимаются люди, либо имеющие свой бизнес, либо занимающие руководящие посты в больших корпорациях или на государственной службе. Здесь я планирую пойти по любителям и состыковать любительский и профессиональный спорт. В 2021 году мы планируем серии из шести-семи мероприятий с крупными организаторами любительских стартов. Там будут выступать как профессионалы, так и любители. С помощью таких мероприятий мы планируем повысить медийные охваты.

— Сколько планируете привлечь средств в бюджет федерации?

— На первом этапе хотим привлечь порядка 40 млн рублей. Это наш план-минимум, меньше мы собрать не можем. Но бюджет находится в состоянии верстки, его еще не приняли.

— Какие еще этапы существуют в программе развития?

— Следующим этапом являются основные активы федерации. Как ни странно, у Федерации триатлона России нет своих собственных тренировочных баз. Хотелось бы, чтобы они у нас были. В этом ключе мы ведем переговоры с ЦСКА, с которым у нас будет большое соглашение о взаимодействии.

Многие спортсмены, занимающие призовые места в триатлоне, служат в ЦСКА. Поэтому здесь будут не только базы и тренировочный процесс, но и отбор спортсменов. Сейчас костяк нашей сборной составляют 16 человек, но надеюсь, что через три-четыре года уже будет порядка 48 спортсменов. Мы, конечно, ведем переговоры и с коммерческими структурами, поскольку многим интересно создать свои собственные базы, на которых может тренироваться олимпийская сборная. Это престижно. Создание баз в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Крыму — это наша задача. Я рассчитываю создать минимум две базы. Также нельзя забывать о детском спорте и о необходимости сформировать тренерский состав. Нам необходимы специалисты, которые будут консультировать спортсменов и давать рекомендации тренерам.

— Эти консультанты могут быть иностранцами?

— Я пока не рассматриваю иностранцев, потому что у меня есть ощущение, что тут дело в системности и понимании самого тренировочного процесса. Если мы будем последовательны, то положительные результаты не заставят себя долго ждать. Я пока не вижу больших звезд в тренировочном процессе за рубежом. Да и не очень мне хотелось бы, чтобы мы брали иностранцев. Нам нужно растить свои тренерскую и судейскую школы. Мы будем разрабатывать свой курс по подготовке тренеров.

— На конференции вы уделили особое внимание параатлетам.

— Взаимодействие с параатлетами является очень важным. Триатлон един, поэтому мы должны общаться, выступать и болеть одновременно, все вместе. Не надо нас разделять.

— Вы говорили о желании создать базы для подготовки спортсменов. Ставите ли задачу создать в России триатлонный кластер?

— Мы сейчас пытаемся понять, какие для этого существуют государственные возможности. Программы, национальные проекты для олимпийских видов спорта. Надеюсь, мы сможем найти спонсоров и инвесторов для строительства триатлонного центра. У нас стоит такая задача. Но я здесь рассматриваю также страны СНГ и сотрудничество с ними.

— В Санкт-Петербурге должен был пройти этап Ironman. Будет ли Россия в будущем принимать этапы Ironman, несмотря на то, что это является дорогостоящим удовольствием?

— Для нас это бесплатное удовольствие. Мы не платим ничего, потому что франшизу купили наши коллеги из Казахстана. Там, кстати, триатлон развивается достаточно значительными темпами, строится большой триатлонный центр. Я планирую туда поехать, чтобы, так сказать, навести мосты. Что касается соревнований, то вице-президент федерации Олег Теплов осуществляет полное взаимодействие с Ironman, поэтому старты планируются, их будет много. Конкуренция между любительскими и профессиональными стартами нам просто необходима. Поэтому в этом аспекте мы будем тесно взаимодействовать с международными организациями. Мы имеем все необходимое, чтобы развивать свою международную деятельность. Думаю, что в будущем мы примем мировое соревнование высокого уровня.

— Есть ли цель создать крепкий российский аналог Ironman?

— У нас есть Ironstar. Они очень долго заменяли Ironman и, думаю, продолжат это делать. В России есть все свое, поэтому не вижу для себя задачи-максимум создать свой Ironman. Я хочу развивать спорт в нашей стране, поэтому мы сами будем делать свою серию. Начнем с одного мероприятия в Нижнем Новгороде. Мы сделаем и марафон, и триатлон. Но я бы не хотела себя позиционировать как лидера в организации данных мероприятий, потому что здесь у меня другие задачи.

— С кем еще планируете взаимодействовать из субъектов мира триатлона?

— Я буду взаимодействовать со всеми, кто хочет развивать триатлон в России. Надеюсь, что эти люди будут видеть Федерацию триатлона России как своих союзников, помощников и потенциально, может быть, маленький финансовый ресурс. Ну и чуть больше — административный. Если люди делают качественные мероприятия и следят, чтобы на них соблюдались правила безопасности, было хорошее судейство, был хороший волонтерский корпус, и они стараются развивать триатлон в нашей стране, а не просто заработать деньги, то их необходимо поддерживать.

— Есть ли задача производить оборудование для триатлона в России?

— Пока такой задачи не стоит, потому что это дорогостоящая история. И на мой взгляд, здесь должен появиться системный игрок, который бы занимался этим 24 часа в сутки. Создать хороший велосипед — как запустить ракету в космос. Я не уверена, что в рамках федерации мы сможем организовать подобные процессы. Но мы обязательно поддержим тех инициативных коллег, которые могут и хотят этим заниматься. У нас же уже есть хорошие технологии для процесса восстановления. Вот в этом направлении мы собираемся развиваться.

— Что необходимо сделать для того, чтобы у России появились медали Олимпийских игр в триатлоне?

—  Развиваться во всех направлениях. Моя задача — улучшить все аспекты на пять, десять, двадцать процентов. Важно поднять общий уровень подготовки в триатлоне в стране. Если мы это сделаем, то медали не заставят себя ждать. Но пока загадывать настолько не хотелось бы.

— Хватает ли в России талантливых триатлонистов или же есть необходимость натурализовывать спортсменов из-за рубежа?

— Когда мы наладим процесс отбора, обучения и свою школу, тогда и станет видно, кто из наших спортсменов может выступать за сборную. На данный момент нужно выстроить все эти процессы и подготовить национальную команду. Однако уже сейчас у нас есть очень перспективные юниоры. Это три-четыре человека, которые могут вырасти в очень больших спортсменов.

— Какие задачи ставите на Олимпийские игры в Токио?

— На Токио ставлю задачу поучаствовать в эстафете и понять общий уровень. Пока не думаю, что можем рассчитывать на подиум. Но уверена, что ребята будут делать все возможное, они могут нас удивить.

— Я знаю, что вы сами активно участвуете в соревнованиях. Будете ли продолжать?

— Я прошла половину Ironman, правда закончила ее со второго раза. В Сочи был великолепный старт, я полюбила эту локацию и обязательно вернусь туда. И, конечно, я побегу две "половинки", в том числе выступлю на соревнованиях в Санкт-Петербурге. Я буду улучшать себя как любитель. Мне кажется, что если ты не занимаешься триатлоном, то, наверное, не имеешь права руководить федерацией. Быть так называемым играющим тренером — это важно. Ты не можешь говорить о чем-то, не зная предмет.

Беседовал Игорь Лазорин