Все новости

Моби о смысле жизни: стремление к счастью приводит к разочарованию

Моби Travis Schneider
Описание
Моби
© Travis Schneider

В рамках фестиваля документального кино Beat film festival пройдет российская премьера фильма об одном из самых известных электронных музыкантов мира Моби. В картине он рассказывает о своей жизни, успехе и славе, а также задается философскими вопросами о смысле жизни и счастье. В интервью ТАСС Моби рассказал о том, зачем он решил поведать всем свою историю, сможем ли мы спасти планету от глобального потепления, почему счастье переоценено, а безразличие огромной Вселенной успокаивает.

— За последние пять лет вы выпустили две автобиографические книги, а теперь еще и сняли документальный фильм. Такое ощущение, что вы проводите массовую ревизию вашей жизни. Что вас на это сподвигло?

— Где-то десять лет назад я говорил с другом из Нью-Йорка о своей жизни, и до того момента я не думал, что моя жизнь интересна или уникальна. Но после разговора с ним я понял, что многие вещи в моей истории могут заинтересовать других людей. В то же время я ходил на встречи анонимных алкоголиков в Нью-Йорке, и больше всего на них мне нравилось слушать истории других людей. Я подумал, что, раз уж мне так любопытно узнать о жизни других, может, моя история тоже кого-то заинтересует. Более того, когда ты создаешь нарратив собственной жизни, ты начинаешь лучше себя понимать. С одной стороны, мне хотелось рассказать об этом в надежде, что кто-то прочитает книгу, посмотрит фильм и взглянет на свою жизнь по-другому. С другой — даже если бы никто не прочитал книгу или не посмотрел фильм, для меня это был занимательный терапевтический процесс.

— Да, это очень похоже на терапевтический процесс. То есть вы хотели не просто рассказать, но разобраться в своей жизни?

— На самом деле самая интересная часть для меня в этом процессе не "что", а "почему". Люди сходят с ума по истории, не пытаясь ее проанализировать. Так, например, преподают историю в США: нам рассказывают кучу историй, но мы никогда не обсуждаем, что за ними стоит, что их мотивирует. Особенно если эта мотивация непростая. Не знаю, как происходит в остальном мире, но в США, как только история становится слишком сложной, все просто ее игнорируют. Будь-то Гражданская война, война во Вьетнаме или в Ираке. У всех этих событий есть столько сложных геополитических, исторических элементов, но американцы не любят о них говорить.

— В фильме вы задаетесь очень непростыми вопросами: как достичь счастья? Стоит ли к нему стремиться? И в чем состоит смысл жизни? Так все-таки, возможно ли быть счастливым и в чем для вас смысл жизни?

— В Билле о правах в американской Конституции говорят о праве каждого гражданина на жизнь, свободу и стремление к счастью. И мне кажется, одна из самых больших проблем Америки — это идея о том, что каждый должен быть счастлив. 

Я открыл для себя, что стремление к счастью ведет к разочарованию и фрустрации, а вот стремление к служению, цели гораздо более достижимо. Найти что-то, что ты ценишь даже больше, чем себя самого, и работать над этим — вот способ стать счастливым. Это такой парадокс: чем больше ты стремишься к счастью, тем менее вероятно, что ты его найдешь. И чем больше ты стремишься служить другим, тем более счастливым ты будешь

Я думаю, еще нужно задуматься над тем, до какой степени мы, как человечество, можем быть счастливыми. Я, конечно, сейчас говорю об очевидных вещах, но мы болеем, умираем, мы сталкиваемся с несчастьями и катастрофами, и мы живем во Вселенной, которой 15 миллиардов лет, и она настолько огромна, что мы никогда не сможем это полностью осознать. Нет такой вещи, как "постоянное счастье".

— Да, это точно.

— А вот что точно есть, это какой-то уровень духовного принятия. Знаете что? Я старею, когда-нибудь я умру, и моя материя будет возвращена во Вселенную. Если у вас есть какое-то понятие о Вселенной, восхищение ею, то возвращение к ней звучит не так уж плохо.

— Иногда, когда задумываешься о том, насколько огромна Вселенная, насколько она безучастна ко всему, что происходит на Земле, становится даже как-то спокойнее. Твои проблемы уже не кажутся такими серьезными.

— Да, я помню, я недавно прочитал интервью с Билли Айлиш, и она говорила об этом же. Очевидно, что многие люди в наше время увлечены этой идеей. Эта мысль — точно часть духа эпохи. Долгое время, и я опять извиняюсь, что говорю об очевидных вещах, но долгое время человечество думало, что оно является центром Вселенной, а на самом деле мы сильно ошибались. Да, мы часть Вселенной, но она не сосредоточена вокруг нас. Земля — всего лишь маленькая точка на задворках Млечного Пути, а он сам — всего лишь одна из многих миллиардов галактик. Так что людям очень тяжело теперь утверждать, что их проблемы важны во вселенском масштабе.

— Получается, что счастье переоценено, а смысла жизни не существует?

— Забавно, что люди всегда стремятся найти смысл и какое-то значение для самих себя, будь то политика, богатство, слава или даже нигилизм, алкоголизм. Люди отчаянно хотят структурировать свою жизнь, придать ей смысл. Даже отрицание смысла, по сути, и есть смысл жизни, который ты выбираешь. Как будто это часть нашего ДНК. Мы не можем просто существовать с вопросом о том, что произойдет, когда мы умрем. Мы не можем не поддаться соблазну и не попытаться выяснить, что же все-таки будет и зачем, хотя точно знаем, что это невозможно. В человеческой бесполезности и нашем нежелании это признать есть своя определенная красота. Я думаю, что принятие этой бессмысленности — здоровый способ воспринимать жизнь и, может, это ключ к счастью.

— Вы говорили насчет служения другим. Вы сейчас много говорите про права животных, изменения климата, в том числе и в фильме. Как вы считаете, у человечества еще есть шанс все исправить и остановить глобальное потепление?

— На самом деле меня невероятно поражает нежелание людей, и особенно мировых лидеров, взглянуть на доказательства. Все эти лидеры, которые отчаянно пытаются ухватиться за власть и богатство, выглядят как очень несчастные люди. Такое ощущение, что это вообще какой-то другой вид людей: мир может быть в огне, но пока ты на коне, все ок. При этом я все-таки думаю, что у нас есть надежда. Например, Китай делает какие-то шаги в эту сторону, они могут решить проблему глобального потепления. Если Китай и США скажут: "Знаете что? Мы хотим решить проблему изменения климата", — эта проблема будет решена. Но помешанность на власти мешает это сделать. Я встречал столько влиятельных людей — ни один из них не был счастлив. Как только ты становишься популярным, влиятельным и богатым, ты разрушаешь свою жизнь.

— Одна из главных причин изменения климата — производство мясной и молочной продукции. При этом этот вопрос ужасно непопулярен, даже ученые не хотят об этом говорить. Практически всю вашу сознательную жизнь вы были веганом. Как вы думаете, возможно ли убедить людей не есть мясо?

— Вы абсолютно правы. Даже ученые не хотят обсуждать этот вопрос. ООН и Межправительственная организация по изменению климата опубликовали доклад, в котором сказано, что производство мясной и молочной продукции влияют на изменение климата на 14%. Однако они не включили в эти 14% огромный массив данных. Например, производство питания для животных на фермах. Вырубка леса связана во многом с выращиванием зерна и сои для корма животным. Мои друзья-ученые, работающие с изменением климата, утверждают, что производство мясной и молочной продукции стоит на третьем месте среди причин, вызывающих глобальное потепление. Никто не знает точной доли, но факт остается фактом. Это причина не только глобального потепления, но сопротивляемости антибиотикам, пандемий, рака, диабета, сердечных болезней. Так странно, что люди не могут отказаться от того, что их убивает. Это убивает не только животных, но рабочих, климат, леса, наше здоровье. Это самая ужасная индустрия на планете, и всем все равно.

И в общем-то последствия и факты не очень беспокоятся о нашем мнении. Мы живем в мире, где люди отчаянно верят в то, что их мнение может изменить реальность. Половина Америки говорит, что изменения климата не существует или что пандемия была кем-то изобретена. Даже когда люди умирают от ковида в больнице, они все еще говорят, что его не существует. Так же как и те, чьи дома были разрушены ураганом, кричат о том, что глобальное потепление кто-то выдумал. Верим мы в это или нет, не имеет значения, потому что глобальное потепление все равно происходит.

— Практически любая биографическая история про талантливых и известных людей рассказывает о том, что деньги и слава разрушают и приносят несчастье. И в фильме, и в книге вы говорите, что тоже страдали от последствий славы и богатства…

— О да, долгие-долгие годы...

— Можно ли сказать, что помешанность современного общества на успехе на самом деле нездорова?

— В общем-то все свидетельствует о том, что это очень нездорово. Это разрушает человеческие жизни. 

Очень тяжело найти успешного и богатого человека, который будет счастлив и спокоен. Уровень психических заболеваний, тревожности, зависимостей среди известных и успешных людей высок, но при этом все стремятся к этому. Это удивительно. И я в общем-то ничем не отличаюсь от других. Это одна из главных мыслей в фильме: все в мире хотят славы и думают, что успех сделает их счастливыми, но это неправда

— Песня Go, выпущенная в 1991 году, была вашим первым успехом. Как думаете, если бы вы написали и выпустили ее сейчас, она была бы такой же популярной?

— Ох, я не знаю, это такой гипотетический вопрос: "Если The Beatles выпустили песню I want to hold your hand сейчас, никто бы ее не слушал?" А если Джимми Хендрикс выпустил Purple haze, может, никто бы не заметил? Go был аномалией, потому что это странный техно-трек, который включал музыку из "Твин Пикса". И тогда этот сериал смотрел весь мир. Я думаю, что это было скорее благодаря "Твин Пиксу", а не мне, людям понравился трек именно из-за этого.

— Но люди сейчас по-прежнему любят "Твин Пикс", так что можно предположить, что и Go была бы популярной.

— Да, но тогда, в начале девяностых, электронная музыка все еще была в новинку. Техно изобрели за два года до этого, хаус — за четыре года до этого. Так что это был момент, когда все чувствовали, что мир меняется: СССР распался, Берлинская стена пала, появились новые стили музыки. Людям очень нравилась музыка, которая отражала эти изменения.

— Кстати, о "Твин Пиксе". В вашем фильме снимается Дэвид Линч. Вы и раньше с ним работали, но почему пригласили в ваш фильм именно его?

— В Америке огромное число талантливых художников, музыкантов, режиссеров, но Дэвид Линч выделяется среди них. Большинство писателей и режиссеров в Америке, даже если они талантливые, они очень стандартные. Стивен Спилберг, конечно же, гений, но его фильмы — просто очень хорошо сделанные обычные фильмы.

— Наконец-то это кто-то сказал.

— И я не пытаюсь раскритиковать Спилберга, просто его истории довольно конвенциональны, особенно если сравнивать их с фильмами Линча. Я не знаю ни одного режиссера, который смог создать свой собственный язык и при этом стать известным во всем мире. Более того, Линч очень важен для американской культуры, потому что в его фильмах есть повторяющийся мотив: он смотрит на красивые и безупречные аспекты американской культуры и показывает их невероятно темную сущность. "Голубой бархат" — идеальный этому пример. В начале нам показывают благополучный американский городок с зелеными лужайками, однако где-то там прячется жестокий психопат.

— Мне кажется, это очень симптоматично для американской культуры: за вежливой улыбкой зачастую скрывается раздражение или даже агрессия.

— Это точно, я с вами согласен. Правда, в последние годы все изменилось. Сейчас уже никто не пытается скрывать свою агрессию, люди очень обозлены. Это постоянный поток агрессии, подстрекаемый социальными сетями и Fox News. Кажется, что темная часть из фильмов Линча захватила нас полностью.

— Мне очень понравились ваши книги, ваш стиль, но так же как и в фильме, в них есть ощущение недосказанности. Собираетесь писать третью часть?

— Я бы хотел написать третью книгу, но у меня есть некоторые сомнения, потому что книги обычно полны каких-то драматических событий, а моя жизнь такая скучная сейчас. Я живу как монах: встаю в шесть утра, завтракаю, читаю книгу, занимаюсь музыкой, иду на прогулку, занимаюсь йогой — и так каждый день. Если я буду писать третью книгу, она будет не про истории, а скорее про открытия.

— Не вижу в этом ничего плохого. Вторая книга закончилась на печальной ноте, и кажется, что сейчас вы стали совершенно другим человеком. Хочется узнать, что вас так сильно изменило и каков конец вашей истории.

— Спасибо за идею. Может, это вдохновит меня на написание третьей книги.

Беседовала Тома Ходова