Все новости

Гендиректор "Сибура": сделка с "Таифом" позволит войти в число лидеров мировой нефтехимии

Михаил Карисалов Сергей Фадеичев/ТАСС
Описание
Михаил Карисалов
© Сергей Фадеичев/ТАСС

Генеральный директор "Сибура" Михаил Карисалов в интервью ТАСС на Петербургском международном экономическом форуме рассказал о том, какой синергии ждет компания от объединения с "Таифом", как эта сделка позволит "Сибуру" стать одним из крупнейших игроков мирового рынка нефтегазохимии и какие перспективные проекты сегодня есть у компании.

Компания показала сильные финансовые и производственные результаты в I квартале. Какие цели ставит перед собой "Сибур" в этом году?

— Результаты действительно можно признать хорошими. В какой-то степени это эффекты в том числе восстановления спроса, улучшения конъюнктуры, имевшей место в прошедшем квартале. Естественно, эти факторы имеют влияние на финансовые показатели. Но не исключительное. Наши результаты, в том числе в текущем моменте, — это отражение стратегии, которую мы последовательно реализуем: трансформация из партнера добычных компаний, помогающего заниматься побочными для них продуктами, в фактически самостоятельного, эффективного игрока большой отрасли, которая сама по себе привлекательна.

Для этого мы занимались реконструкцией, созданием новых мощностей, оптимизацией своих бизнес-процессов. И всегда держали в голове несколько фокусов: какой мы работодатель для своей команды, насколько ответственна наша работа с точки зрения промышленной безопасности, экологической повестки, какова наша результативность в сравнении с лучшими мировыми практиками. Фактически бизнес "Сибура" выстраивается от потребностей не тех отраслей, что потребляют у нас сжиженный газ, синтетический каучук или полипропилен, то есть напрямую, от конечного потребителя. Мы работаем от потребностей тех, кто находится через один или даже два передела, в смежных отраслях: сельское хозяйство, строительство, машиностроение, медицина.

Ключевые ожидания от этого года — в продолжении реализации нашей инвестиционной программы. У нас уже в достаточно продвинутой фазе находится Амурский ГХК. Сегодня завершается погружение свай, ведутся бетонные работы. Нам предстоит в этом году принять первую навигацию. Это достаточно ответственное и в хорошем смысле волнительное действие — будем принимать оборудование, которое даже мировые гранды называют уникальным.

По-прежнему останется в фокусе работа, связанная с повышением операционной эффективности, загрузкой наших мощностей, развитием моделей партнерства с нашими потребителями. Кроме того, занимаемся пересмотром и актуализацией ESG-стратегии компании. Наши цели в этом направлении стали существенно более амбициозными.

Ну и конечно, объединение с "Таифом". Пока идет подготовка, но рассчитываю, что к началу второго полугодия деталей будет достаточно, чтобы мы с партнерами могли перейти к формированию конкретного плана по интеграции компаний.

— Какой эффект ожидаете от объединения с "Таифом"? Какие будут суммарные мощности производств и какие активы "Таифа" войдут в сделку?

— Итоговый набор активов еще предстоит до конца зафиксировать. Безусловно, мы, как нефтегазохимическая компания, рассчитываем, что мощности "Казаньоргсинтеза", "Нижнекамскнефтехима", а также генерирующие мощности (ТГК-16) войдут в структуру объединенной компании.

Что касается мощностей объединенной компании, предварительные оценки, конечно, есть. И, думаю, в них будет справедливым учитывать инвестиционные проекты. Как минимум крупнейшие из них, которые находятся в достаточно зрелой фазе реализации. У нас это, как я уже сказал, Амурский ГХК. Применительно к "Таифу" — пиролиз в Нижнекамске. Вместе с завершением этих проектов, что должно быть достигнуто в течение нескольких последующих лет, мощности объединенной компании превысят 7 млн тонн. Объединенная компания войдет в топ-5 мировых производителей нефтегазохимической продукции.

Знаете, когда я 18 лет назад только приходил в отрасль, для меня такие названия, как DOW или Total, звучали, как что-то гигантское, недостижимое.

Сейчас мы видим, что объединенная компания по мощностям будет больше, чем целый ряд признанных мировых лидеров отрасли

Не стоит недооценивать "Таиф". Сейчас в прессе много разных предположений, а иногда и откровенные домыслы. На самом деле наши партнеры достаточно успешны в целом ряде направлений своей деятельности. Главное мое ожидание от объединения — один плюс один может оказаться равным трем. Будем вместе стараться, чтобы получилось так. Потому что синергетический эффект огромен. Мы ("Сибур" и "Таиф" — прим. ТАСС) достаточно комплементарны по марочному ассортименту, географии продаж, сырьевой корзине. И фактически сможем играть, если сравнить с фортепиано, во всех октавах.

— Во сколько оцениваете стоимость всех активов компании после завершения сделки?

— Оценка акционеров, а еще лучше рынка, через IPO например, это справедливая оценка актива. Моя же здесь, мне кажется, была бы нерелевантной.

— Как объединение отразится на долговой нагрузке "Сибура"?

— "Сибур" много лет достаточно успешно справляется с долговой нагрузкой. В середине 2019 года мы закончили основную фазу финансирования строительства "Запсибнефтехима". Уже полтора года он уверенно работает, вышел на стопроцентную мощность в прошлом году и зарабатывает хорошую маржу. Амурский ГХК же в достаточно ранней фазе, и для него мы готовим прежде всего проектное финансирование. Остальные проекты также либо завершаются, либо на достаточно ранней стадии и не требуют пока больших инвестиций. Поэтому наша долговая нагрузка очень комфортная. И "Таиф" достаточно неплохо себя чувствует. Поэтому, я думаю, к концу года коэффициент чистый долг/EBITDA для объединенной компании не превысит х1,5–2. Опять же исходя из предпосылки, что те активы, которые я называл, войдут в сделку.

— Какие условия может выставить вам ФАС, чтобы одобрить объединение?

— Мы совсем недавно подали документы, находимся в ранней стадии диалога с ФАС. Если честно, мы оцениваем сделку не как угрозу для рынка, а скорее как возможность. Конечно, какие-то рекомендации могут быть выданы. И мы их, естественно, будем выполнять. Но в целом, повторю, компании достаточно комплементарны по отношению к друг другу, диверсифицированы с точки зрения продуктов. С точки зрения конкуренции. При всем росте потребления полимеров в пределах страны экспорт все равно останется достаточно большой частью наших продаж.

И в этом контексте обратите внимание на тренд — национальные компании стараются не конкурировать между собой, а скорее объединяться и выступать от имени этой страны как более крупный и конкурентоспособный игрок. Это тоже нельзя со счетов сбрасывать

— Какой срок у возможного выкупа оставшихся акций "Таифа"?

— У сделки несколько этапов. Первый из них мы рассчитываем, при одобрении регуляторов, завершить до конца III квартала текущего года, а второй не прописан по конкретным срокам. Полагаю, что два-три года после первого этапа слияния — это минимум времени, которое потребуется, чтобы понять, что еще должно быть дополнительно учтено для выхода на второй этап. При этом решение о выходе на второй этап сделки остается прерогативой акционеров.

— Какие планы у компании по IPO? Будет ли оно проведено ближе к запуску Амурского ГХК?

— На мой взгляд, взгляд менеджера компании, сделка по объединению, безусловно, накладывает определенные ограничения, как минимум технические. Но то, что я слышу и от председателя совета директоров Леонида Викторовича Михельсона, и от других акционеров, — они крайне заинтересованы в том, чтобы компания стала публичной. При наличии их решений, я уверен, размещение в какой-то момент может стать суперисторией.

— То есть сделка с "Таифом" напрямую не повлияла на планы по IPO?

— Стратегически — не повлияла.

— Определили ли уже конечную структуру финансирования строительства Амурского ГХК? Какие инвестиции в проект планируете?

— В основе Амурского ГХК, кроме серьезнейшей межотраслевой кооперации с "Газпромом", лежит также межстрановая кооперация. Я говорю про одобренную в декабре прошлого года правительственной комиссией по иностранным инвестициям сделку с Sinopec по вхождению в акционерный капитал ГХК на 40%. Еще очень важная часть, кроме глобальных вещей, — это показатели эффективности. Они берутся из стоимости сырья, из показателей той себестоимости, которую мы можем достигать. А также из стоимости строительства.

Инвестиции ниже $10 млрд — это наша важнейшая цель. При этом хочу подчеркнуть — речь не о том, чтобы сделать просто дешевле или просто быстрее. Важно, что за этим стоит. Например, безлюдность части производств. То есть комплексом, безусловно, будет управлять команда, определенное количество людей, но по ряду производственных установок завод будет полностью автоматизированным — безлюдным.

Мы понимаем, что ГХК предстоит существовать на ресурсах "Силы Сибири" 35–50 лет. И, естественно, хотим, чтобы и через 10–15 лет, даже при высокой скорости технологического прогресса, которая есть сейчас, комплекс продолжал оставаться эффективным.

Что касается структуры финансирования, скажу так: важная часть финансирования связана с вхождением Sinopec (вторая по объемам добычи нефтегазовая компания Китая — прим. ТАСС). Соответственно, мы рассчитываем и на участие китайских банков в общем пуле тех, кто предоставляет финансирование.

— Какие еще новые проекты прорабатывает сейчас "Сибур"? Может, за рубежом у вас что-то есть на примете?

— Мы с интересом смотрим сейчас на несколько возможностей. С коллегами из "Газпром нефти" обсуждаем проект расширения Шуртанского ГХК. Это достаточно интересный проект — есть производство, понятны сырьевые и технологические возможности для его расширения, пока идет предметное обсуждение разных сценариев. Варианты нашего участия разные — от соинвестирования в развитие актива до продуктового офтейка.

Кроме того, в принципе, смотрим на ресурсную базу Узбекистана, перспективы строительства ГХК на ресурсах природного газа — такая возможность тоже есть

Кооперация с Узбекистаном существенно углубилась, и мы находим много тем для совместного обсуждения и, возможно, для совместной работы в ближайшее время.

Не менее интересен проект с Казахстаном. Буквально только что, на Петербургском международном экономическом форуме, подписали соглашение — изучаем экономическую эффективность вхождения в строительство проекта по производству полипропилена на 500 тыс. тонн, полиэтилена на 1,25 млн тонн в год. Планируем с коллегами принять решение до конца 2021 года.

И Узбекистан, и Казахстан — обе географии, которые нам интересны с точки зрения приложения наших навыков: команда, компетенции, умение работать с рынком, с клиентами, наука, управление строительством.

Максим Корчагин