Все новости

Глава МИД Венгрии: безопасность энергоснабжения страны на очередной период обеспечена

В начале этой недели в Санкт-Петербурге состоялась встреча министра внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии Петера Сийярто с главой "Газпрома" Алексеем Миллером. О достигнутых сторонами договоренностях, планах по запуску венгерского производства "Спутника V", совместных с РФ экономических проектах, оценке ситуации в Афганистане и других вопросах министр рассказал в интервью ТАСС.

— Мой первый вопрос касается ситуации с ковидом. Все больше и больше стран сегодня заявляют о программах ревакцинации от COVID-19, и необходимость этого кажется неизбежной в ближайшем будущем. В этой связи планирует ли Венгрия закупать дополнительные дозы российских вакцин "Спутник V" и "Спутник лайт" для целей ревакцинации?

— Мы абсолютно согласны с той аналитикой, где утверждается, что чем больше людей вакцинируются, тем лучше мы сможем защитить себя от четвертой волны [коронавирусной инфекции]. Ключевой момент заключается в том, чтобы как можно больше граждан Венгрии решили вакцинироваться. К настоящему моменту около 65% венгров уже вакцинировались. И сейчас вопрос не в том, покупать ли нам дополнительную вакцину, потому что у нас есть достаточное количество, у нас более 8 млн доз вакцин хранится, и у нас осталось около 3,5 млн человек, которые не запрашивали вакцинацию.

Так что сейчас у нас нет необходимости думать о закупке, в настоящий момент нам нужно думать, как убедить людей добровольно вакцинироваться. Для нас очевидно, что число людей, получающих вакцину, и ущербы, вызванные четвертой волной, находятся в очень сильной взаимосвязи. Чем больше людей вакцинировано, тем меньше ущерба от четвертой волны и ее последствий.

Но в долгосрочной перспективе мы готовы и стремимся взаимодействовать с производителем "Спутника V" не только по закупке вакцины, но и по производству вакцины — также и в Венгрии. Мы сейчас строим наши национальные мощности для производства вакцины

Строительные работы будут завершены так, чтобы завод стал функционировать к концу следующего года, 2022-го. Мы сейчас уже ведем переговоры о производстве "Спутника V" в Венгрии. В соответствии с текущим этапом переговоров передача технологий может быть осуществлена уже в этом году. И к концу следующего года, когда завод будет готов, мы можем начать производство. 

— Готова ли Венгрия закупать "Спутник V" для ревакцинации? 

— Если мы выйдем за пределы того, что у нас уже хранится, что составляет 8 млн доз, тогда мы определенно будем готовы обсуждать этот вопрос, поскольку "Спутник V" демонстрирует очень хорошие показатели в Венгрии.

Мы уже вакцинировали почти 1 млн венгров, и наш опыт и сведения показывают, что поствакцинальная сопротивляемость весьма положительная с точки зрения "Спутника V"

Так что повторю — если мы выйдем за пределы того, что у нас уже хранится, мы будем определенно готовы и рады [обсуждать этот вопрос], но сейчас это вне повестки, потому что число вакцин достаточно. 

— Насчет планов производить "Спутник V" в городе Дебрецен. Возможны ли задержки в связи с тем, что Венгрия также планирует производить китайскую и, возможно, венгерскую вакцины?

— На данный момент у нас есть три проекта. Первый — наше собственное национальное производство, чтобы мы смогли производить национальную вакцину. Этот процесс продвигается, но я не могу сказать, когда именно мы сможем производить нашу собственную вакцину, потому что сейчас мы на этапе испытаний и тестирования, что не позволяет нам четко сказать, когда мы завершим этот процесс. Что касается "Спутника V" и "Синофарм", эти проекты могут идти параллельно, но все будет зависеть от производственных мощностей. Наше понимание заключается в том, что коронавирус теперь — часть нашей жизни. К сожалению, это будет еще один вирус, против которого мы должны защищаться. Поэтому будет необходимость в вакцинах.

Глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебрейесус сообщил, что защита мирового населения — вопрос производства, вопрос производственных мощностей. Исходя из гуманитарных и экономических соображений, наличие таких производственных мощностей будет преимуществом. Чем больше мощностей мы создадим, тем лучше, потому что в любом случае в будущем для этого продукта найдется потребитель, к сожалению. Наши переговоры с "Синофарм" не оказывают никакого негативного влияния на сроки производства "Спутника V" в Венгрии. 

— EMA еще не одобрило "Спутник". Чувствует ли Будапешт давление Брюсселя из-за того, что в стране уже широко используется российский препарат и есть планы производить вакцину в вашей стране?

— С прошлого октября, когда мы впервые начали переговоры о покупке "Спутника V" из России — это было 30 октября 2020 года, — с того самого дня, как стало ясно, что мы ищем другие варианты, помимо ожидания общеевропейских закупок, мы находились под воздействием огромных атак — политических и медийных. Но для нас главным оставалось одно: защитить жизни венгерских граждан. И мы доверяем нашим национальным специалистам в вирусологии больше, чем политикам или мейнстримным медиа. Вирусологией должны заниматься вирусологи. Венгерские эксперты провели очень скрупулезную и длительную процедуру, в конце которой "Спутник V" был признан в стране. Очень важно, что это было сделано в соответствии с рекомендациями ЕС, а не национальными. Есть два пути, как может быть одобрена вакцина в ЕС. Первый — посредством обычной процедуры, путем одобрения EMA. Но в европейских регуляторных актах есть и второй вариант, он предусматривает, что в экстренной ситуации (а это однозначно она) национальные регуляторы могут признавать вакцины на экстренной основе. Это то, что мы сделали в Венгрии.

Тот факт, что "Спутник" одобрен в Венгрии, основывается на европейских регуляторных процедурах. Поэтому не разрешать, например, венграм, которые были вакцинированы "Спутником", путешествовать так же свободно, как тем, кто привит вакцинами, одобренными EMA, является политически мотивированным решением. Потому что если бы этот вопрос рассматривался на профессиональной основе, проблемы бы не было.

Факт в том, что Еврокомиссия и некоторые правительства западноевропейских стран, а также международные мейнстримные либеральные медиа превратили вакцины в большой геополитический и идеологический вопрос

Потому что для нас вакцины — это средство спасения жизней людей. И так как мы имели возможность купить "Спутник", это обеспечило здоровье и жизнь миллиону венгров. 

Я надеюсь, что процедура одобрения ВОЗ завершится когда-то, — конечно же, я не могу сказать когда, но надеюсь, что скоро. Очень показательна ситуация с "Синофарм", это стало настоящим доказательством, что ЕС, Еврокомиссия все еще рассматривает этот вопрос [признания] вакцин как идеологический. Даже когда мировой регулятор, ВОЗ, одобрил использование китайской вакцины, что является глобальным одобрением, в некоторых странах "Синофарм" все равно не принимается на том уровне, на котором принимаются те вакцины, которые были одобрены EMA. И если вы соотнесете их, то ВОЗ имеет больший охват, чем EMA. 

— Поговорим о туризме. Вакцинированные туристы из России на сегодняшний день могут въезжать в Венгрию без ограничений. Сколько российских туристов уже посетили Венгрию этим летом и есть ли у вас планы увеличить количество перелетов между двумя странами?

— К сожалению, туризм является одним из тех секторов экономики, который пострадал больше всего. В нашем случае туризм составляет около 11% ВВП. Конечно же, в нашей стране, с одной стороны, внутренний туризм мог бы в весомой степени восполнить те потери, которые нанес коронавирус. Но если говорить о Будапеште, 90% туризма в Будапеште приходится на иностранцев. Конечно же, пятизвездочные отели и многие услуги, которые были созданы, нацелены в основном на иностранцев. Поэтому Будапешт очень серьезно пострадал. Мы считаем, что мы должны найти консенсус относительно того, что те, кто был вакцинирован и, следовательно, защищен, могут вернуться к прошлой, нормальной жизни. Поэтому мы стараемся прийти к соглашению со странами о взаимном признании сертификатов о вакцинации и разрешить нашим гражданам путешествовать без ограничений, конечно, только в случае если они вакцинированы.

Мы смогли прийти к согласию о том, что обе страны — и Россия, и Венгрия — будут максимально благоприятствовать гражданам наших стран в соответствии с действующими национальными правилами.

В случае с национальными правилами России такое благоприятствование заключается в том, что турист может въехать в страну с негативным ПЦР-тестом. Это преимущество мы получили от России. К нам в страну могут въехать только вакцинированные. 

Но мы все же действительно ждем, что российские туристы к нам приедут. [Пока] к нам приехали всего лишь несколько тысяч туристов, потому что никто не был подготовлен и к тому же лето близится к концу. Но мы рассчитываем увеличить число туристов, также и увеличить частоту полетов с четырех до семи раз в неделю между Москвой и Будапештом, используя венгерские авиалинии Wizz Air

А еще запускаем рейсы между Екатеринбургом и Будапештом раз в неделю, возобновляем рейсы между Казанью и Будапештом. И мы уже возобновили перелеты между Санкт-Петербургом и Будапештом. На данный момент есть четыре крупных российских города, из которых осуществляются перелеты в Будапешт на постоянной основе. И частота этих перелетов увеличивается. Самое главное для нас — это увеличение частоты перелетов между Москвой и Будапештом с четырех до семи раз в неделю (авиалинии Wizz Air). Также есть и "Аэрофлот". <…> Таким образом, относительно удобно совершать полеты между странами. 

Мы вновь стали выдавать туристические визы российским гражданам, и консульство российского посольства в Будапеште начало выдавать туристические визы гражданам Венгрии. Так что это мы перезапустили, темпы нужно наращивать, но при определенном продвижении, я думаю, это возможно. 

— Как вы расцениваете шансы российских туристов приехать в Венгрию в период рождественских каникул? 

— Я понимаю, что наши условия благоприятны для российских туристов. То есть, как только вы вакцинируетесь, можно подать документы на визу и спокойно приезжать. Я также понимаю, что наши условия уникальны по сравнению с другими европейскими странами в отношении этого вопроса. То есть самый удобный способ попасть в Европу сейчас — это приехать в Венгрию, и мы будем рассказывать об этом, чтобы люди в России знали о такой возможности.

— То есть на Рождество это будет возможно?

— Рождество — это надежда. И сейчас мы надеемся, что российские туристы смогут приехать в Будапешт на Рождество.

— На пресс-конференции в Будапеште на прошлой неделе вы рассказали о встрече с представителями "Газпрома". 

— Я только что оттуда.

— Я хотела бы спросить о результатах этой встречи: каких соглашений удалось достичь? Довольна ли венгерская сторона этими переговорами? И каковы условия этих соглашений?

— Господин Миллер в начале встречи сказал, что она является исторической. Я с этим согласен. Наше соглашение о долгосрочных поставках газа в Венгрию, подписанное в 1995 году, то есть 26 лет назад, истекает. После 26 лет перед нами встала задача подписать новое долгосрочное соглашение по газу. Сегодня моей или нашей целью было договориться по всем деталям контракта, чтобы осталось только переложить это на бумагу. И мы это сделали. 

Мы договорились обо всех условиях с Алексеем Миллером. Я благодарен ему, поскольку он и до этого был честным и корректным партнером для меня.

Я могу сказать, что это непросто — договориться о чем-то новом с "Газпромом", что вообще-то естественно. С нами тоже непросто договариваться. Но к настоящему моменту все, о чем мы договорились с Алексеем Миллером за последние, скажем, семь лет, на протяжении которых я занимаю эту должность, всегда им выполнялось на 100%. Я должен это отметить.

Поэтому я должен сказать — это очень комфортно, что мы договорились обо всем сегодня лицом к лицу, единственное, что осталось, — переложить это на бумагу. И в соответствии с нашим соглашением текст контракта будет завершен и подписан в сентябре. После этого у нас будет новое долгосрочное соглашение на 15 лет: это соглашение на 10 + 5 лет, что означает, что мы покупаем 4,5 млрд кубометров газа ежегодно и по истечении десяти лет у нас будет возможность снизить объемы, поскольку мы не знаем, как энергетический рынок будет развиваться дальше и так далее. То есть это гибкое соглашение с учетом этих обстоятельств.

Цена, на которую мы согласились, куда более благоприятная, чем та, которая была в истекающем контракте. Куда более благоприятная. Это позволяет нам, венграм, сохранять самые низкие цены на коммунальные услуги для наших граждан во всем Европейском союзе

Это очень важно для меня. Мы согласились, что мы будем покупать этот газ на двух направлениях (диверсификация маршрутов также прописана в этом договоре): на западном направлении через Австрию и на южном направлении через Сербию. Это новый транзитный путь, который заработает с 1 октября, когда мы закончим работать над нашей инфраструктурой, которая соединяет сербско-венгерскую границу с нашей национальной системой. Так, с 1 октября этот маршрут заработает. 

И по этим двум направлениям мы будем покупать 4,5 млрд кубометров ежегодно на протяжении 10 + 5 лет по ценам, которые намного лучше, нежели были в прошлом договоре. Таким образом, я думаю, миссия выполнена в этом отношении, и безопасность энергоснабжения нашей страны на следующий период обеспечена. Мы получили очень положительный опыт сотрудничества "Газпрома" с Венгрией, России с Венгрией. 

— Министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе визита в Австрию предложил Вене прислать делегацию в Крым, чтобы они могли собственными глазами увидеть и оценить ситуацию на полуострове. Делал ли Лавров такое же предложение венгерской стороне во время визита в Будапешт, и если да, то какой был ответ?

— Нет, этой темы не было в нашей повестке. Мы не обсуждали этот вопрос. Мы хорошо знаем позиции друг друга, и это то, на чем мы остановились. 

— Как бы вы охарактеризовали инициативу Киева по созданию "Крымской платформы", в которой принимает участие президент Венгрии? В ходе своего выступления на заседании "Крымской платформы" он обратил внимание на то, что на Украине притесняют граждан, говорящих на венгерском языке. 

— Смотрите, у нас есть государственная позиция по этому вопросу. Несмотря на какое бы то ни было внешнее давление, у нас есть государственная позиция. Она заключается в следующем: во-первых, мы выступаем за территориальную целостность и суверенитет Украины, во-вторых, мы не считаем, что конфликт на юго-востоке Украины может быть оправданием для украинских властей с точки зрения нарушения языковых прав венгров. Мы указываем на необходимость защищать и уважать права нашего национального меньшинства на Украине. Венгерское меньшинство, безусловно, относится к числу коренных народов Украины, поскольку наше сообщество живет там на протяжении многих веков. Они не являются мигрантами, они всегда жили там. Поэтому мы ни в каком виде не принимаем нарушение их прав. Начиная с 2017 года, к сожалению, события на этом направлении развиваются по негативной спирали. И мы продолжаем контакты с украинскими властями и всегда будем продолжать, потому что считаем, что нужен прямой диалог: если его не будет, то ничего не получится. Однако те права, которые были у венгров до 2017 года, не были им возвращены. Вот в чем дело. 

Но я всегда говорил нашим западным коллегам, что эта наша позиция по правам этнических меньшинств никак не связана с нашими отношениями с Россией. Мне часто говорят, что наша позиция относительно венгерского меньшинства на Украине радует Россию. Но я говорю, что для меня это не имеет значения, потому что причина, по которой я защищаю права венгров на Украине, не имеет никакого отношения к России. Это очень сложная картина. 

— Министр Лавров пригласил вас посетить Москву, чтобы продолжить взаимовыгодный диалог в России. Работаете ли вы над организацией этого визита? Когда его можно ожидать?

— Конечно. Если честно, здесь нет ничего особенного, потому что мы постоянно обмениваемся [мнениями]. Сергей, к сожалению, не посещал Будапешт с 2019 года, но это было из-за вызванных пандемией обстоятельств. Я приезжал [в Москву] в 2020 году чаще, чем обычно, потому что так было проще. 

Конечно, я буду рад посетить Москву во второй половине этого года. Я приеду еще и потому, что являюсь сопредседателем российско-венгерской экономической межправкомиссии. Наше прошлое заседание прошло в Будапеште в ноябре прошлого года. Кстати, это было лучшее время и лучший состав с точки зрения лидеров-участников. [К примеру,] министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко является сопредседателем комиссии с российской стороны. Это с точки зрения Венгрии является большой удачей, потому что в рамках межправкомиссии я смог обсудить с ним самую важную тему — это вакцина, без сомнения. Основы нашего соглашения (о поставке "Спутника V") были заложены на ноябрьских переговорах, когда он был в Будапеште, и на тех переговорах, которые я вел с Денисом Мантуровым. Мы, венгры, должны быть благодарны ему лично, потому что, если бы он не курировал производство вакцины <…> я не был бы уверен, что мы заключили бы контракт и получили бы все вовремя. Это его личный вклад.

Личный вклад трех министров вашего правительства — министра Мурашко, министра Мантурова, министра Лаврова — неоспорим. Поэтому по инициативе нашего правительства президент наградил их очень высокими наградами. Одну я уже вручил министру Мантурову (орден Среднего креста со звездой Венгерской Республики — высшую награду страны — прим. ТАСС) в Екатеринбурге. И в следующий раз в Москве я вручу награду министрам Лаврову и Мурашко.

У нас намечено заседание совместной экономической межправкомиссии во второй половине года в Москве. Как только у нас будет дата проведения заседания, я немедленно уведомлю Сергея [Лаврова], чтобы спланировать визит по линии внешнеполитических ведомств на это время.

Я довольно часто встречаюсь с Сергеем и очень благодарен ему за это.

Нет ничего важнее в международной дипломатии, чем постоянный диалог. Но для этого нужно хотя бы два участника, сами по себе вы не справитесь. Поэтому я благодарен Сергею, он всегда готов к такому диалогу. Очень широк круг сфер, где сотрудничество важно как для нас, так, я думаю, и для России. Этот непрерывный диалог имеет решающее значение

— Венгрия завершила кампанию по эвакуации своих граждан из Афганистана. Как Венгрия, будучи членом НАТО, может оценить результаты 20-летней западной кампании в Афганистане?

— Мы присутствовали там 20 лет, мы жертвовали людьми, мы жертвовали средствами. Но мы в той же точке, где были и 20 лет назад, ведь "Талибан" (запрещено в РФ — прим. ТАСС) вернулся.        

Как только мы завершим эвакуацию — имею в виду, когда все в рамках альянса завершат эвакуацию и когда у нас наконец будет время, мы должны честно посмотреть на этот вопрос без всяких преувеличений. Мы должны проанализировать, почему так получилось. Мы должны оценить все последствия и сделать выводы, потому что мы можем столкнуться с такими же проблемами в будущем, — чтобы не совершить те же ошибки, которые уже совершили.

У нас был план, была идея, что наше присутствие изменит Афганистан таким образом, что он станет страной без терроризма, "Талибана" и так далее. Но это полностью провалилось. 

Нам необходима честная оценка всего произошедшего. И я надеюсь, что альянс будет готов к такому анализу. Потому что если мы его не проведем, то есть шанс, что в будущем мы снова совершим такую ошибку. 

— Готов ли Будапешт признать "Талибан" в качестве официального правительства в Кабуле?

— Пока это не было на повестке дня. Мы должны посмотреть, как будут развиваться там события. Очевидно, все произошло быстрее, чем все ожидали, и пока мы не думали о том, что за этим последует, потому что должны были позаботиться о людях, об эвакуации, и мы, конечно, должны проследить за тем, что будет дальше, подходить к вопросу в координации с союзниками по НАТО. Потому что мы были там 20 лет, но все провалилось. Пока нам нужно сформировать общую натовскую позицию по этому вопросу. 

— Готова ли Венгрия принять беженцев из Афганистана? И если готова, то сколько человек?

— Мы эвакуировали тех, кто работал вместе с нашими военными, с нашим военным контингентом в Афганистане. И мы не готовы принимать кого-либо еще. Мы обозначили это очень четко с самого начала, что, очевидно, это наш моральный долг, обязательство эвакуировать тех, чья жизнь в опасности из-за сотрудничества с нами. И мы это сделали. Но мы не готовы участвовать в любых систематических распределениях, каких-либо квотах — ни в чем подобном, поскольку если мы так поступим, то окажемся причастными к ситуации, подобной той, что сложилась в 2015 году. Тогда Европейский союз столкнулся с самым серьезным вызовом за все время — с огромными потоками нелегальной миграции. Заявления о том, что все афганцы, которые хотят уехать, должны это сделать, очень опасны и очень безответственны. Если вы посмотрите на карту, если афганцы будут выезжать из страны, одной из первых стран, которая может остановить их, будет Турция. Но они и без того вынуждены справляться с огромным давлением миллионов тех мигрантов, которые уже находятся на их территории. От Турции очень близко до Западных Балкан. И в одном шаге находится южная граница Венгрии. Мы хотели бы избежать такой ситуации. Поэтому те заявления, которые побуждают афганцев покидать свою страну, очень опасны и безответственны.

Мы не готовы участвовать в каком-либо распределении беженцев

— Как Венгрия оценивает перспективы проекта строительства атомной электростанции "Пакш-2"?

— Это чрезвычайно важно для нас, потому что мы действительно верим в то, что атомная энергетика является экологически чистой, безопасной и дешевой. И этот проект способствует восстановлению достижений нашей политики снижения коммунальных расходов. Он способствует экономическому росту в будущем, потому что предлагает дешевую и устойчивую энергию. И он способствует достижению наших климатических целей, поскольку является [экологически] чистым. Поэтому для нас этот проект является одним из важнейших приоритетов в нашей повестке экономического развития на ближайшие годы. 

К настоящему времени уже начались земельные работы, большинство разрешений выданы. Сейчас мы ожидаем последнего разрешения на строительство. Оно в процессе, и после того, как оно будет выдано, я думаю, что его [строительство проекта] можно будет завершить к концу десятилетия.

Это будет способствовать увеличению доли атомной энергетики в потреблении электроэнергии в стране до уровня свыше 70% и позволит нам стать своего рода распределительным хабом электроэнергии в регионе. 

— Это ожидается к концу десятилетия?

— Да, к 2029 году. Я имею в виду коммерческое использование. 

— И последний вопрос. Не могли бы вы рассказать о текущем статусе выполнения соглашения между Россией и Венгрией по производству вагонов для Египта?

— Это наш совместный проект с Денисом [главой Минпромторга РФ Денисом Мантуровым]. Мы с Денисом много над ним работали. Прийти к согласию было непросто по многим причинам. Речь идет о большом соглашении, на €1 млрд. Нам пришлось составить контракт, который был достаточно привлекателен для Египта и для нас. Кооперация между венгерским Эксимбанком и российским банком по финансированию экспортной деятельности позволила заключить этот контракт. 447 вагонов уже были поставлены из общего числа в 1 300 вагонов. 45 из них были произведены в Венгрии. Будет половина на половину: венгерский контракт [предполагает производство] около 50%, это было предварительным условием. 

И мы ведем переговоры о расширении этого сотрудничества с Египтом, потому что национальному железнодорожному перевозчику нужны 200 спальных вагонов. Это будет другое, скажем так, измерение. Мы, как правило, производим вагоны второго, третьего классов с местами для сидения. А производство спальных вагонов отличается, оно гораздо более сложное.

Теперь мы вырабатываем предложение, которое устроило бы египетскую сторону с учетом того, что будет некоторая локализация производства. Так что мы работаем над расширением этого трехстороннего соглашения. Этот заказ на 1 300 вагонов — крупнейший, который индустрия Венгрии когда-либо получала в этом секторе. Это крайне важно для нас. 

— Когда планируется финализировать это расширение?

— Я бы хотел сделать это сегодня. (Смеется.) Но нам еще нужно прийти к согласию. И зависит также от египетской стороны, когда они будут готовы сделать это. Это будет не очень быстро. Сначала надо поставить еще более 500 вагонов, это будет происходить шаг за шагом. Достижение соглашения займет примерно несколько месяцев. Если говорить о текущем соглашении, то декларация о намерениях была подписана с Египтом в 2015 году, а контракт мы подписали в 2020-м. Нужно набраться терпения.

Александра Подервянская