Все новости

Экс-глава OMV: "Северный поток — 2" будет закончен через пару дней

Райнер Зеле  Пресс-служба OMV
Описание
Райнер Зеле
© Пресс-служба OMV

Бывший глава австрийской нефтегазовой компании OMV Райнер Зеле в последние дни на этом посту рассказал в интервью ТАСС о сроках реализации газопровода "Северный поток2", необходимости создания водородного альянса между Россией и Европой, а также перспективах нефтяного рынка и российских друзьях.

Господин Зеле, мы выбрали для встречи очень удачное время для российского газа, цены на него в Европе бьют рекорды и почти не осталось сомнений в том, что "Северный поток2" будет реализован. Однако заполненность подземных хранилищ газа Европы сейчас на минимуме за многие годы. Насколько это опасно для стран Европы? Хватит ли этих запасов для прохождения зимы?

— Вы знаете, я думаю, что и в следующую зиму мы также сможем с высокой надежностью снабжать наших клиентов в Европе газом. Я в этом уверен. Единственное, учитывая, что подземные газовые хранилища заполнены до меньшего уровня, нам необходимо будет сохранять большую гибкость в объемах импорта газа.

Цены на газ в Европе сейчас на рекордных отметках. Из-за чего это произошло и как долго, на ваш взгляд, продлится эта ситуация? Какую цену газа вы видите в будущем?

— Есть несколько причин, почему мы видим такие цены на газ в Европе в летние месяцы. Во-первых, это необычно холодная зима. Даже в апреле и мае температуры были на самом низком уровне за последние 30–40 лет. И именно поэтому, кстати говоря, текущие объемы газа в хранилищах меньше объемов прошлых лет. У нас было на один месяц меньше для заполнения хранилищ. С другой стороны, те компании, которые эксплуатируют эти газовые хранилища, сейчас закупают относительно небольшие объемы газа из-за того, что цена на газ такая высокая. И, учитывая эти факторы, я исхожу из того, что в следующий газовый год мы войдем с относительно низким уровнем объема газа в хранилищах, поэтому на следующую зиму я бы поставил на высокие цены на газ, я думаю они сохранятся.

А вот что будет дальше с ценами на газ? Отвечу просто — это будет зависеть от того, какая будет зима. Если холода наступят рано, тогда можно ожидать высоких цен. Если зима будет мягкой, цены на газ снова выровняются и установятся на более низком уровне.

— Поможет ли запуск "Северного потока -2" решить проблему с ценами на газ и заполненностью хранилищ? Когда вы ждете завершения строительства и начала поставок газа?

— Одно совершенно ясно. Если бы "Северный поток — 2" уже эксплуатировался, в нашем распоряжении было бы ощутимо больше газа. Если бы проект не был политически приторможен, у нас была бы возможность, например, скомпенсировать те меньшие объемы, которые пришли из Уренгоя из-за поврежденной конденсатной установки, благодаря дополнительным объемам с Бованенково. И именно это я стараюсь продвигать в течение очень долгого времени. Проект "Северный поток — 2" повышает безопасность поставок, потому что в нашем распоряжении оказываются большие объемы российского газа.

Что касается самого проекта, Маттиас Варниг (исполнительный директор Nord Stream 2 AG — прим. ТАСС) сказал однозначно, что работы по прокладке на этой неделе будут закончены. И кроме того, я слышал от Алексея Миллера (Глава ПАО "Газпром" — прим. ТАСС), что в этом году газ пойдет по этому трубопроводу.

Просто называют разные сроки запуска. Кто-то ждет начала поставок уже в октябре. У вас какой прогноз оптимистичный или пессимистичный 31 декабря?

— Вы знаете, оптимисты, в отличие от пессимистов, как правило, разочаровываются, потому что то, на что они надеются, к сожалению, не всегда сбывается. Поэтому редко встретишь оптимиста с радостным выражением лица. Так что я все-таки стараюсь сохранять радость на своем лице, но я себя причисляю к реалистам.

Что касается первого газа, который пойдет по "Северному потоку — 2" — все это зависит от того, когда мы получим сертификацию на этот трубопровод. И я, конечно, желаю Маттиасу Варнигу и его команде удачи, и я уверен, что он этого добьется до 31 декабря самое позднее

Могут ли недавно введенные санкции США создать риски для проекта? Ждете ли вы новых санкций?

— Я не буду спекулировать на тему дополнительных санкций. Но хотел бы отметить, что между США и Германией сейчас достигнуто взаимопонимание в отношении того, что "Северный поток — 2" может быть достроен. И через пару дней проект будет реализован.

— Но помимо санкций США есть еще и поправки к Газовой директиве ЕС. Как вы считаете, должен ли "Северный поток2" быть освобожден от этих мер? И если нет, то может ли повториться с "Северным потоком — 2" ситуация, которая была с газопроводом OPAL, когда он работал на 50% от мощности?

— Я тут вижу ситуацию иначе, чем с OPAL. С OPAL мы тогда запросили у официальных ведомств исключительное положение для этого газопровода. И насколько я понимаю, для "Северного потока — 2" такое исключение запрашивать не планируется.

Дело в том, что с "Северным потоком — 2" ситуация такая: большая часть его протяженности проходит в нейтральных водах, а камнем преткновения стала только та зона, которая попадает в экономическое пространство Германии, т. е. то место, куда газопровод приходит. И тут я вполне разделяю логику компании Nord Stream 2 AG. Руководство компании говорит, что не знает ни одного подводного газопровода, который попадал бы под эти регулирующие нормы. Почему это должен быть именно наш газопровод, почему именно мы? Вот именно это спорный момент.

И я подхожу к этому прагматично. И исхожу из следующего: если газ доходит до германского побережья и все равно попадает в газопровод EUGAL, там все равно регулируются объемы.

Какая итоговая сумма инвестиций OMV в "Северный поток — 2"? Когда эти вложения могут окупиться?

— Мы предоставили в качестве средств финансирования €729 млн. Выплаты уже начались.

Три года назад мы с вами говорили о том, что собственная добыча газа в Европе неуклонно снижается. В связи с этим будет ли Европа нуждаться в транзите газа через Украину после запуска "Северного потока2"? Какие перспективы этого направления, учитывая, что труба не модернизирована и очень изношена?

— Мы действительно наблюдаем сокращение собственной добычи газа в Европе, и эта тенденция ускоряется. И связано это с ограничениями на финансирование нефтяных и газовых проектов на финансовых рынках. То есть послание, которое передается этими действиями, вполне ясно — не надо инвестировать в нефть и газ, надо инвестировать в возобновляемые источники энергии. Ставьте ветряки, солнечные электростанции и так далее. Это приводит к тому, что крупные нефтяные и газовые концерны все больше вычеркивают из своих бюджетов инвестиции в нефтегазовые проекты.

И, по моему сценарию, объемы импорта газа в Европу будут расти. И здесь только диспетчерский центр "Газпрома" может дать ответ на вопрос, какие объемы будут необходимы. Но я убежден, что с точки зрения логистики нет смысла все объемы газа перекачивать только по северному маршруту и полностью отказаться от южного. А вот какой объем придется на какой маршрут — на этот вопрос может ответить только "Газпром"

Как "Северный поток2" поможет Европе осуществить энергетический переход? Какое будущее у российского газа в Европе? Может ли СПГ (сжиженный природный газ прим. ТАСС) вытеснить его с рынка? Или, может быть, нам, наоборот, понадобятся новые газопроводы в Европу?

— Я думаю, что здесь развитие разделится на две фазы. В среднесрочной перспективе из-за энергетического перехода нам потребуется больше объемов природного газа, потому что газом нужно будет заменить те мощности, что раньше приходились на угольные электростанции. А вторая фаза — это эра возобновляемых источников энергии и водорода. И вот в этой связи я выступаю за то, чтобы активизировать сотрудничество между Германией и Россией. То есть я выступаю фактически за водородный альянс между нашими двумя странами. В краткосрочной перспективе нам будет необходимо сконцентрироваться на так называемом голубом водороде, когда мы водород производим из природного газа, а CO2 храним под землей. Если же европейцы будут столь активно выступать именно за "зеленый" водород, который должен производиться с помощью электричества, которое, в свою очередь, производится из возобновляемых источников, то такая замечательная страна, как Россия, имеет достаточно площадей для того, чтобы разместить подобные источники возобновляемой энергии.

Таким образом, некоторые изменения уже происходят. По-прежнему Европа представляет собой большой рынок, который заинтересован в продукте, в данном случае в энергии из возобновляемых источников и водороде, а у России есть возможность эти продукты производить.

— Может ли в ли в отдаленном будущем по "Северному потоку  2" поставляться водород вместо природного газа?

— Насколько мне известно, компания Nord Stream 2 AG проводит такие исследования. Но я думаю, что подобные прогнозы нужно делать очень осторожно. Сначала нужно поговорить с инженерами, техническими специалистами, насколько это технически реализуемо. Потому что вы понимаете, что водород и природный газ имеют разные свойства и с ними связаны разные риски.

Но здесь важнее другая тема. На самом деле не играет роли, какой газ мы будем поставлять через трубопровод "Северный поток — 2". Важно, что трубопровод нужен.

Возможно, что процесс согласования поставок по "Северному потоку  2" водорода вместо природного газа займет времени столько же, сколько его строительство...

— Мне трудно вам возразить. Эту тенденцию мы наблюдаем в течение многих лет. Дело в том, что зарегулированность и бюрократия в нашем бизнесе играют все большую роль.

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что ЕС через 25 лет не будет зависеть от импорта российского газа. Насколько это реалистично? Могут ли ВИЭ и водород эффективно заместить газ?

— Вы знаете, госпожа канцлер дала прогноз на довольно отдаленное будущее. Ее слова можно интерпретировать по-разному.

Но вот с чем у меня возникает определенная проблема, в том числе в вашем вопросе, так это со словом "зависимость". Вы знаете, когда речь идет о партнерах и друзьях, о зависимости не говорят. Я никогда не чувствовал себя зависимым от Алексея. Он мне всегда помогал, когда возникали какие-то трудности. Когда мне был нужен газ, он всегда мне его поставлял. Поэтому я думаю, что Россия и Европа взаимозависимы.

Я думаю, что абсолютная глупость говорить о какой-то односторонней зависимости. На самом деле интересы у нас общие: одному партнеру нужно продать газ, который он добывает и поставляет, другому партнеру нужно согревать дома — и для этого необходим газ

Европа очень часто говорит о зависимости от российского газа, но при этом почему-то никогда не вспоминает о российской нефти, доля поставок которой также очень высока. Как вы считаете, как будет развиваться нефтяная отрасль в ближайшее время, стоит ли сохранять сделку ОПЕК+?

— На будущее развитие рынка нефти я смотрю иначе, чем на развитие рынка газа. Если исследования говорят нам о том, что в долгосрочной перспективе спрос на природный газ будет возрастать, то спрос на нефть будет последовательно снижаться. И связано это с тем, что у нас сейчас происходит технологический скачок в сфере автомобильного транспорта, вызванный намерениями отказаться от ДВС. В частности, распространение электромобилей в Европе приведет к тому, что в долгосрочной перспективе спрос на нефть будет сокращаться. Так что если у кого-то была идея построить новый нефтепровод, вот от этого я бы его отговорил. "Дружбу-2" или "Дружбу-3" строить не надо.

Скорее, надо думать о том, что в будущем поставлять по нефтепроводам вместо нефти?

— Совершенно верно. Это будет действительно очень сложным рынком. Что же касается сделки ОПЕК+, я думаю, что этому альянсу отводится определенная роль в будущем. Дело в том, что ОПЕК+ обеспечивает нам надежное снабжение нефтяных рынков на перспективу. Возможно, вы удивитесь, что я рассматриваю эту тему с такой точки зрения, потому что ОПЕК+ постоянно обсуждал сокращение добычи. Я думаю, что объемы запасов и добычи в будущем будут иметь еще большее значение. Дело в том, что готовность инвестировать в разработку новых месторождений находится на очень низком уровне. И это означает, что доля национальных нефтяных компаний в общей добыче нефти будет постоянно расти. В этой связи, чтобы обеспечить стабильное снабжение нефтяных рынков в будущем, ОПЕК+ мог бы стать важным регулирующим инструментом.

Цена нефти сейчас колеблется в районе $70 за баррель, как вы считаете, надолго сохранится этот уровень? И чего нам ждать, дальнейшего роста или снижения?

— Мне кажется, что на этом уровне цена на нефть сейчас стабилизируется, а дальнейшее развитие будет определяться спросом. Если мы посмотрим в прошлое, то как мы достигли этих $70? Произошло некоторое экономическое оживление, и активизировался спрос. Когда будут сняты действующие ковидные ограничения, тогда у цены на нефть могут появиться перспективы. Что же касается среднесрочной и долгосрочной перспективы, я думаю, что цену на нефть будет определять предложение, потому что мало инвестируется в развитие добычи нефти.

К сожалению, осталось буквально несколько дней до того, как вы покинете пост главы OMV. Раньше вы говорили, что собираетесь сосредоточиться на семье, но, может быть, что-то изменилось и поступили предложения о новой работе, в том числе от друзей из России?

— Да, планы изменились. Я встречался с Алексеем Миллером, и он сказал, что нам нужно больше смотреть футбол вместе (смеется). Я с нетерпением жду Лиги чемпионов и часто буду приезжать в этот период в Россию. Что касается других изменений планов, об этом я пока говорить не буду, кроме того, что всегда с огромным удовольствием бываю в гостях у моих российских друзей.

Будем ждать хороших новостей и спасибо за прекрасный разговор.

— Я всегда рад беседе с вами и уверен, что продолжение следует.

Евгения Соколова, Максим Корчагин