Все новости

Люк Тардиф: Международная федерация хоккея намерена сохранить хорошие отношения с Россией

Люк Тардиф EPA/MARIUS BECKER
Описание
Люк Тардиф
© EPA/MARIUS BECKER

Француз Люк Тардиф 25 сентября был избран президентом Международной федерации хоккея (IIHF) на полугодовом конгрессе организации в Санкт-Петербурге. В интервью ТАСС он рассказал, что не собирается портить хорошие отношения с Россией, выстроенные его предшественником Рене Фазелем, призвал не смешивать спорт и политику, а также высказался о постоянных проблемах с участием игроков Национальной хоккейной лиги в международных турнирах.

— Удивлены тем, что сумели победить на выборах? 

— Я ожидал этого (смеется). На самом деле, конечно, я был аутсайдером. Все решил последний раунд выборов. У меня был план, который хорошо сработал. Но в одиночку я бы победить не сумел — рядом были Петер [Бржиза], Хенрик [Бах-Нильсен] (кандидаты в президенты IIHF — прим. ТАСС). Мы знаем друг друга, работали вместе в совете. И я счастлив, потому что у нас будет сильный совет, где я получу поддержку на самом высоком уровне от окружающих меня людей.

Возвращусь к вашему вопросу, удивлен ли я. Я действительно ожидал этой победы. Когда ты ввязываешься в такие соревнования, то никогда не знаешь, что произойдет. И я всегда буду помнить Санкт-Петербург, 25 сентября, когда я был избран после Рене Фазеля, возглавлявшего федерацию 27 лет. Это большая честь для меня.

— Разделяете ли вы мнение о том, что хоккей и политика не должны пересекаться, о чем говорил и Фазель?

— Да, и это было в моей предвыборной программе. Мы должны быть аполитичны. Если этого не придерживаться, нет пути для организации международных соревнований под какой угодно эгидой — IIHF, Международного олимпийского комитета (МОК) или чьей-то еще. Нам нужно выйти из-под этого давления. Игра есть игра, и хоккеисты не должны быть вовлечены в политику или что-то подобное.

— Когда вы в следующий раз планируете приехать в Россию теперь уже как глава IIHF?

— Еще пока не знаю. Сначала мне нужно организовать свою жизнь в течение ближайших трех недель, потому что я участвовал в работе оргкомитета Олимпиады в Париже, теперь мне придется его покинуть. Я также покину пост президента французской федерации хоккея. Возможно, я вернусь в Россию через два месяца, но пока еще не точно.

— Не следите за реализацией масштабного проекта "СКА-Арены" — стадиона чемпионата мира 2023 года?

— Нет, но это хороший повод приехать в Петербург снова. Мне нравится этот город, но из-за выборов я его так и не посмотрел. Теперь надеюсь сюда вернуться, чтобы в том числе насладиться красотой города.

— В России будет еще один большой турнир — молодежный чемпионат мира в Новосибирске и Омске. Наверняка вы поедете и туда.

— Конечно. Но я еще не знаю, какой у меня будет график, как я уже сказал. Несомненно, я посещу турнир, поскольку это теперь моя работа. Все знают, как Россия умеет организовывать соревнования, и я там буду. 

— Продолжите ли вы политику Фазеля в отношении России, учитывая его тесную связь с Федерацией хоккея России, властями нашей страны?

— Да, мы много лет работаем вместе, и нельзя бросать в мусорную корзину то, что было сделано, так как это хорошее наследие. Вы не можете быть президентом международной федерации и не общаться и взаимодействовать с такими федерациями, как российская.

— Какие глобальные шаги вы планируете сделать на посту президента IIHF?

— Во-первых, самое важное для нас состоится в феврале, когда пройдут Олимпийские игры. Мы проделали большую работу по контракту МОК с оргкомитетом Игр, страховке игроков, ковид-протоколам, получили расписание турниров. Провели работу по организации квалификации женских команд в ноябре. Только после этого мы будем готовы к Олимпиаде.

Мы не знаем, что будет в это время с коронавирусом. Национальная хоккейная лига установила крайний срок, когда скажет, поедут ли ее игроки в Пекин или нет. Мы обсудим с ними этот вопрос позже, но всем понятно, что уже слишком поздно что-то менять, поскольку для федераций в таком случае сложно будет выстроить план Б.

Что касается работы федерации, сейчас для нас главное — расставить приоритеты, и этим будет заниматься старший вице-президент (чех Петр Бржиза — прим. ТАСС). Важно распространять хоккей по всему миру, мы должны попытаться принести хоккей на азиатский континент, где проживает большая доля населения всей планеты. И мы хотим воспользоваться моментом, связанным с Олимпиадой, заняться вовлечением людей в хоккей, серьезно подтолкнуть их к занятию этим видом спорта.

— Как вы намерены выстраивать отношения с НХЛ? Интересует вопрос участия игроков заокеанской лиги в турнирах под эгидой IIHF, в первую очередь в Олимпиадах?

— С проблемой участия игроков НХЛ в Олимпиадах мы встречаемся каждые четыре года. Наши интересы не совпали перед Играми в Пхёнчхане. Но у НХЛ есть причины участвовать в Олимпиаде в Китае. Я не знаю, что будет в Италии, где пройдут Игры-2026. Мы хотели бы подписать с лигой долгосрочный контракт, что позволило бы облегчить процесс организации соревнований. Мы должны беречь игроков, поскольку они не машины.

— В совет IIHF вошел Павел Буре.

— Для меня хорошо, что в совете находится бывший игрок, который, образно говоря, знает запах раздевалки. Да, для него это в новинку, но нужно где-то начинать. Мы должны помогать ему, обучать, несмотря на то, что он выдающийся спортсмен. Будет интересно помочь ему, вовлечь его в это дело, если он сам действительно мотирован.

— В каком комитете федерации вы видите его?

— Я пока не знаю, мы должны это обсудить. Выборы только завершились. В начале ноября мы проведем встречу, проясним по поводу назначений в комитеты, что кому интересно.

— Конгресс длился четыре дня, вас избрали только с четвертой попытки, насколько изнурительным получился форум в Петербурге?

— Да, я устал. Но здесь так же, как в хоккее, — гораздо лучше чувствуешь себя, когда выигрываешь. Сейчас я хочу немного отпраздновать свою победу.