1 февраля, 15:00
Интервью

Директор Европейского бюро ВОЗ: пандемию удастся взять под контроль после волны "омикрона"

Директор Европейского бюро ВОЗ: пандемию удастся взять под контроль после волны "омикрона"
Ханс Клюге

Директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге в эксклюзивном интервью ТАСС поделился прогнозом, когда закончится текущая волна заражений "омикроном", и рассказал о перспективах признания российских вакцин.

— Доктор Клюге, большое спасибо за предоставленную ТАСС возможность провести это интервью. На днях вы выступили с заявлением, которое подводит итоги двух лет с начала пандемии COVID-19 в Европе. Хотел бы попросить вас оценить текущую ситуацию в регионе, поскольку сейчас мы сталкиваемся с огромными цифрами по количеству заражений. В какой точке этого нескончаемого и утомительного пути мы сейчас находимся? Считаете ли вы, что в данный момент мы справляемся с ситуацией лучше, чем раньше?

— Прошло два года с тех пор, как во Франции был зафиксирован первый случай SARS-CoV-2, и я считаю, что мы сейчас переживаем ключевой момент, мы находимся на перепутье. Почему? Из-за нового штамма "омикрон". Мы видим, как с запада на восток стремительно движется волна заболеваемости "омикроном", который в большей степени атакует молодых людей, однако имеет и другие отличительные черты.

Отмечается большое количество случаев бессимптомно протекающей болезни, также она протекает в целом более мягко у вакцинированных и ревакцинированных людей, но тем не менее больницы сейчас чрезвычайно загружены, и так будет продолжаться и дальше

Во-первых, из-за большого количества зараженных. Во-вторых, потому что работники медицинских учреждений, зараженные ковидом, должны будут отбывать карантин. В-третьих, играет роль фактор, который мы называем случайной госпитализацией с COVID-19. Дело в том, что происходит все больше случаев, когда у пациентов, поступивших в больницы с какими-либо другими болезнями, по совпадению обнаруживают коронавирус. Это означает, что настало время для правительств стран пересмотреть свою политику в вопросах, касающихся тестирования на наличие вируса, отслеживания контактов и карантинных предписаний.

Мы также наблюдаем, что период между началом волны и ее пиком очень короткий. Он составляет в среднем 20–25 дней из-за очень быстрого распространения. Таким образом, если мы посмотрим на Европейский регион, то увидим, что в ряде государств заболеваемость или достигла пика, или снижается. Я имею в виду Ирландию, Испанию, Грецию, Великобританию, Мальту и Кипр. Однако в большинстве стран наблюдается быстрый рост, а в некоторых, таких как Польша, Украина, Словакия, Армения и Азербайджан, новая волна еще не началась. Тем не менее я настроен оптимистично, потому что есть три признака скорого улучшения ситуации.

Первый — иммунитет людей сильно возрастет по прошествии этой волны, либо благодаря вакцине, либо из-за действия инфекции. Второй — эффект зимней сезонности, который скоро снизится. Третий — мы знаем, что "омикрон" протекает более мягко, и поэтому на определенное время после этой волны ситуация станет значительно спокойнее, и даже если распространится другой штамм, государства смогут нормально функционировать без введения карантинных режимов, локдаунов. Однако для этого правительствам нужно сделать четыре вещи.

Во-первых, усилить наблюдение, чтобы каждая страна имела возможность быстро обнаружить новый штамм. Во-вторых, продолжать вакцинировать и ревакцинировать население: вакцины работают и безопасны. В-третьих, увеличить доступность новых противовирусных препаратов, которые могли бы значительно улучшить ситуацию. В-четвертых, при появлении нового штамма нужно незамедлительно рекомендовать тем, кто находится в группе риска, носить именно респираторы, а не маски и соблюдать социальную дистанцию

Так в чем же разница? Разница в том, что сами люди теперь несут больше и больше ответственности. Зараженных очень много, и люди должны брать на себя ответственность, проходя тесты, уходя на самоизоляцию. Государства в свою очередь должны продолжать брать на себя ответственность для того, чтобы эти действия были доступными для людей.

— В вашем заявлении есть часть, которая привлекает внимание в первую очередь. Вы выразили осторожный оптимизм, отметив, что, вероятно, в этом году мы сможем выйти из фазы чрезвычайной ситуации, объявленной из-за пандемии. Вы отчасти уже сказали об этом, но не могли бы вы, пожалуйста, подробнее объяснить, почему появление "омикрона" позволяет нам надеяться на улучшение ситуации? Может ли эта волна обозначить конец пандемии? И нет ли опасности, что распространение "омикрона" лишь поспособствует появлению новых мутаций?

— Совершенно точно, мы не можем сказать, что это конец пандемии. Для этого слишком рано. Уже не раз этот вирус преподносил нам сюрпризы, например, тот же дельта-штамм. Но да, действительно есть причина для оптимизма ввиду тех трех факторов, что я упомянул.

Но нам не следует расслабляться. Нам определенно не стоит говорить: давайте позволим "омикрону" воздействовать на нас, нам не нужна вакцинация, он более легкий. Нет, потому что здесь также есть последствия, которые вызывают постковидный синдром. До 30% людей, заразившихся ковидом, будут страдать им на протяжении месяцев. Нам не следует играть с современной природой

Вот почему я настоятельно призываю всех людей вакцинироваться и использовать бустерную вакцину. Вакцины уже позволили избежать 500 тыс. летальных случаев в нашем регионе. Мы опубликовали эти данные вместе с Европейским центром по контролю и профилактике заболеваний. Так что, пожалуйста, вакцинируйтесь. Есть надежда на оптимизм, что мы выберемся из острой фазы пандемии.

— Вы упомянули, что ситуация в разных странах и регионах различается. Например, британское правительство отменило значительную часть ковидных ограничений. Насколько я знаю, даже ношение масок там больше не требуется. Между тем некоторые другие европейские страны, напротив, ужесточили свои меры, реагируя на распространение инфекции. Например, они требуют ношения респираторов. Что бы вы порекомендовали россиянам в этом отношении?

— РФ — это одна из стран, где "омикрон" сейчас активно распространяется. Поэтому, несомненно, пока еще рано расслабляться. Рекомендации такие же, как и для других стран, столкнувшихся с этой ситуацией, — это пять стабилизаторов пандемии. Номер один — вакцинация, номер два — бустерная вакцинация или ревакцинация, номер три — маски, которые я также продолжаю носить, номер четыре — проветривание, особенно школьных классов, потому что мы должны делать все возможное, чтобы школы оставались открытыми, и номер пять — правительства должны повышать уровень доступности лечения. Это пять стабилизаторов пандемии, но мы видим, исходя из опыта стран, где уже был достигнут пик, что волна будет мощной, но короткой, и приоритет — защита уязвимых групп населения.

— Могу я попросить вас уточнить, поскольку я спросил вас о респираторах: следует ли нам их носить?

— Это рекомендуется для людей из группы риска, у которых слабый иммунитет, или для тех, кто не может избежать закрытых пространств с большим скоплением людей, потому что "омикрон" распространяется так быстро.

— Как скоро, по вашим оценкам, волна заражений "омикроном" может завершиться в регионе и в России в частности? Вы уже отметили, что она может быть довольно скоротечной. Как вы оцениваете меры, принимаемые российскими властями в этой связи?

— Мы видим по тем странам, где волна "омикрона" уже достигла пика, что период между началом волны и пиком заражений составляет от 20 до 25 дней — это довольно короткий промежуток времени. Это, вероятнее всего, обусловлено способностью "омикрона" очень быстро распространяться.

Я нахожусь в ежедневном контакте с российскими властями, в особенности с министром здравоохранения РФ Михаилом Мурашко. И Россия реализует набор стабилизирующих противоэпидемических мер. Мы продолжаем ускорять совместную работу ВОЗ с российскими органами по внесению "Спутника V" в список рекомендованных вакцин для экстренного применения, что очень и очень многообещающе и в чем есть большая потребность.

Здесь я хотел бы сделать следующий посыл для жителей России: пожалуйста, прививайтесь и делайте бустерные прививки, поскольку даже несмотря на то, что заражение "омикроном" переносится несколько легче, чем другие штаммы, вирус атакует каждого из нас в различных частях тела, и нет никакой необходимости жить c постковидным синдромом, который может быть очень обременительным

— Раз вы уже затронули эту тему, я не могу не спросить, когда, на ваш взгляд, ВОЗ сможет закончить регистрацию "Спутника V" и какие препятствия для этого еще остаются?

— Сейчас я нахожусь в Женеве на сессии исполкома ВОЗ, я общался с российской делегацией, с постоянным представителем РФ [при женевской штаб-квартире ООН Геннадием] Гатиловым, и мы были весьма удовлетворены тем, что Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) предоставил нам два недостающих пакета документов к концу прошлого года, как мы и договаривались ранее. Прямо сейчас в Москве действует миссия, работающая с национальными регулирующими органами, в феврале мы рассчитываем провести следующий инспекционный визит.

Судя по всему, процесс возобновился. Некоторые процедуры еще остаются, но я достаточно оптимистичен по этому поводу, как и глава ВОЗ доктор Тедрос [Аданом Гебрейесус]. Для всех нас это приоритетная задача, потому что мир до сих пор сталкивается с колоссальным неравенством в доступе к вакцинам, поэтому нам определенно нужно, чтобы "Спутник V" был занесен в список рекомендованных ВОЗ препаратов для экстренного применения как можно скорее. И со своей стороны ВОЗ денно и нощно работает в этом направлении с Российской Федерацией.

— А как обстоит дело с регистрацией других российских вакцин?

— Нам определенно нужен как можно более широкий список вакцин, и мы приветствуем это. Я наслышан о "Спутнике Лайт", используемом также в качестве бустерной вакцины, и других препаратах. Мы еще не получали заявок по этим вакцинам, но если получим, то сразу же их рассмотрим. Но нам нужно как можно больше вакцин. И я очень хорошо знаю, проработав восемь лет в России, о ее феноменальных интеллектуальных и производственных возможностях, поэтому в этом отношении я очень уверен.

— Говоря шире, что вы можете сказать об эффективности существующих вакцин конкретно против "омикрона"? Или необходима разработка новых вакцин именно против этого штамма? Есть ли у вас какие-либо рекомендации для тех, кто уже заразился этим вариантом коронавируса? Что им следует делать, чтобы скорее выздороветь?

— К счастью, вакцины все еще эффективны и безопасны, в том числе и против "омикрона".

Относительно него мы видим, что иммунитет у людей особенно сильно повышается после третьей дозы вакцины, именно поэтому мы так сильно призываем проходить бустерную вакцинацию, не только для групп повышенного риска, но и для всего населения

Идеальным сценарием было бы, если ситуация стабилизируется таким образом, как в случае с гриппом, чтобы можно было, например, делать прививку раз в год, в частности для групп риска. Рано, конечно, об этом говорить, но хорошие новости на сегодняшний день в том, что вакцины все еще эффективны и безопасны и против "омикрона", и против любого другого штамма.

— ВОЗ прямо во время текущего обострения пандемии заявила, что закрытие границ для борьбы с распространением коронавируса не является эффективной мерой. Вы считаете, что нам больше не понадобится прибегать к этому в будущем, когда могут появиться новые мутации коронавируса?

— Действительно, ВОЗ никогда не была сторонником закрытия границ, в частности со странами, в которых обнаруживались новые штаммы. Например, Ботсвана в Африке. Мы сообщаем о появлении омикрон-штамма, они принимают меры, рекомендованные ВОЗ, а затем их, получается, наказывают закрытием границ. Это лишает страны мотивации откровенно и прозрачно сообщать о новом штамме.

Мы также знаем, что закрытие границ не может удержать вирус, эта мера может дать стране лишь передышку на короткий период от одной до двух недель, чтобы подготовить свою систему здравоохранения. Это дает небольшую возможность подготовиться, но после того, как этот период заканчивается, такие меры больше не работают. В этой связи нам надо согласовать как в Европе, так и во всем мире меры против распространения вируса. Именно поэтому создание юридически обязывающих инструментов, договоров для предотвращения и борьбы с пандемиями так важно.

— Мы с вами разговариваем накануне Олимпиады в Китае, и многие интересуются, насколько вообще возможно успешно провести такое мероприятие в нынешних условиях с пандемией. Есть, например, большой риск, что целые команды будут отстранять от соревнований из-за выявленных случаев заражения. Что вы можете сказать по этому поводу? Не может ли быть так, что вернувшиеся из Китая спортсмены и журналисты вызовут новую вспышку заболеваний?

— Что касается КНР, они проводят политику "нулевой терпимости" и принимают очень и очень строгие меры в сфере общественного здравоохранения. Так что у Китая огромный опыт. Конечно, если будут массовые вспышки заболеваемости, то нужно усилить контроль. Но мы по крайней мере знаем, что надо делать: тестирование, отслеживание контактов, карантин. Мы должны научиться жить с вирусом, однако это зависит от региональной эпидемиологической ситуации, каждая страна должна проводить так называемую "оценку риска" и вводить строгие правила.

В любом случае мы видим, что именно индивидуальная ответственность становится очень важной. Если люди с плохим самочувствием или высокой температурой будут сидеть дома на карантине, то тогда, я убежден, в этом году мы все выйдем из острой фазы и сможем наладить свою жизнь

Это не значит, что вирус не вернется, потому что многие люди уже переболели, и это нормально. Будут различные штаммы, но мы должны научиться жить с вирусом, чтобы в случае новой волны заболеваемости без промедления достать из шкафа свои респираторы и вести себя в соответствии с мерами общественного здравоохранения. Я считаю, что мы сможем сделать ситуацию намного лучше, если будем держаться вместе, вакцинироваться, делать бустерные прививки и соблюдать все предписания, которые вводят органы власти.