Все новости

Павел Колобков: нашу готовность конструктивно работать не должны воспринимать как слабость

Министр спорта РФ Павел Колобков Донат Сорокин/ТАСС
Министр спорта РФ Павел Колобков
© Донат Сорокин/ТАСС

Завершились Олимпийские и Паралимпийские игры, на которых российские спортсмены выступили без флага страны, но весьма успешно. Министр спорта РФ Павел Колобков в интервью ТАСС оценил итоги главных зимних соревнований четырехлетия и рассказал о перспективах в отношениях с международными спортивными организациями.

— Павел Анатольевич, недавно завершилась Олимпиада. Вы на нее как руководитель Министерства спорта по решению Международного олимпийского комитета не попали. Как переживали все это вдали от эпицентра событий?

— Олимпиада не прошла, она пролетела как один день. Так всегда — готовишься к ней долго, а заканчивается все в один миг. Когда сам был спортсменом, оставалось ощущение грусти от того, что праздник быстро закончился. Сейчас все несколько иначе.

К сожалению, я сам там не был. Но, наверное, мне было бы еще сложнее находиться в Южной Корее, где выступают "олимпийские атлеты из России".

Я до сих пор считаю все это неправильным, неприемлемым. И как бы сейчас это ни банально звучало, это были российские атлеты. В Пхёнчхане выступали спортсмены, которые защищали честь своей страны.

—  Вели ли вы подсчет медалям?

— На Олимпиаде их всегда считают, и все знают, кто лидер. У нас на этих Играх были и успехи, и разочарования. Нужно рассматривать каждый результат в отдельности. Но в целом, с учетом обстановки, усеченного состава, мы выступили весьма успешно, лучше, чем в Ванкувере.

— У вас полное взаимопонимание с руководителями наших спортивных федераций?

— Со всеми. Это люди, которые понимают спорт, любят спорт. Мы говорим на одном языке. Редко бывает, что приходят люди, незнакомые со спортом и его спецификой, но в целом мы все на одной волне. Наш спорт — это единая семья, мы всё делаем честно. Вместе определяем ход подготовки, утверждаем составы, календарь, тренерские группы. И успехи, и недочеты у нас совместные.

— Можете сказать, что делаете это хорошо?

— Стараемся. Если бы было максимально хорошо, наверное, выступили бы лучше. И не имеет значения, сколько было допущено и не допущено на Олимпиаду. В советское время мы могли завоевывать золотые медали и вторым, и третьим составом. Перед собой надо ставить максимальные задачи. Не количество, а качество все решает.

Мы всегда ставим перед собой задачу быть в первой тройке. Должна быть такая система подготовки и такой уровень внутренней конкуренции, чтобы юниоры выступали ненамного слабее лидеров.

— Как прокомментируете выступление наших биатлонистов?

— Результаты последних лет соответствовали тому, что мы увидели сейчас. И дело не в том, что в Олимпиаде у нас участвовали всего четыре биатлониста. С учетом того, сколько сделано для биатлона в нашей стране, сколько людей им занимается, сколько баз построено, они обязаны выступать лучше. Начинается новый олимпийский цикл, и нам с Союзом биатлонистов России предстоит большая работа.

— Имеет ли смысл снова проводить тренерские замены?

— Пока не могу сказать, надо разобраться. Тренеров всегда было много, и все заслуженные, все с хорошими результатами. Тот же Пихлер со шведами показал, что он реально за короткий промежуток времени способен добиваться успеха. В России он работал на протяжении долгого времени, а вот почему у него здесь не получилось — тоже серьезный вопрос. К биатлону всегда пристальное внимание, это определенное давление. Но все это не оправдывает сегодняшних результатов. Мы обязаны выступать в биатлоне лучше.

Но с другой стороны, посмотрите, что сейчас творит на юниорском чемпионате мира в Отепя наш Игорь Малиновский, который впервые в истории выиграл пять золотых медалей. Сейчас нужно таких ребят сохранить, довести, дать им возможность открыться на взрослом уровне. У нас таких в биатлоне было много, но не всем им светило добраться до взрослой сборной. Это вопрос сложный. С одной стороны, все по-разному взрослеют и поэтому не могут справиться со взрослыми нагрузками. А с другой — сборной необходимо ежегодно получать полноценных в перспективе звезд, а значит, нужно уметь сохранять их и доводить до этого уровня.

— Раз уж зашла речь о Пихлере, как лично вы относитесь к иностранцам в России?

— В каждом виде спорта своя уникальная обстановка. Иностранные специалисты — это нормальная общемировая практика. Если они могут принести пользу нашей стране, почему нет? Ведь наши конкуренты поднимали свой уровень таким же образом. Но специалист должен прижиться, он должен уважать страну и людей, в ней живущих. Так происходит не со всеми.

— Что можете сказать о результате наших лыжников?

— Всегда хочется лучшего, но в Пхёнчхане молодежь показала на что способна! Каждый воспользовался своим шансом на Играх. Все, кто завоевывал медали, прекрасно выступали и на юниорских соревнованиях. Но они очень быстро раскрылись на Олимпиаде. Это не то чтобы сюрприз, это очень приятная данность.

— Потому что Вяльбе?

— Уж кто-кто, а она своей ежедневной работой, своим отношением заслужила результат. Она молодец, полностью вовлечена в работу. Это пример руководителя федерации, где есть такой подход, там есть и результат. В летних видах спорта у нас такой Михаил Мамиашвили. Спроси его в любой момент, кто, что делает в федерации, что у него в международной, даст четкий ответ. Хотелось бы, чтобы все так жили спортом.

— А что касается других федераций?

— В течение шести месяцев после Игр у российских спортивных федераций должны будут пройти выборы, будут заслушаны отчеты. И к некоторым федерациям есть вопросы.

— Что скажете о хоккее?

— Хотелось бы, чтобы золото давалось спокойнее. С другой стороны, не так ценна была бы победа. Но когда мы добились ее в такой тяжелой борьбе, проявили характер, забили в овертайме — это говорит о потенциале команды. Спортсмен рождается не когда легко, а когда сложно. Надеюсь, это золото станет новым дыханием для нашего хоккея. Но русским хоккеем мы гордились всегда. Федерация, тренерский штаб, спортсмены, менеджмент — это общий результат. Это лишний раз доказывает, что только командная игра способна приносить высокие результаты. И это правило работает не только в спорте!

— А разговоры о том, что не было энхаэловцев и так далее…

— Да никакого значения это не имеет. Победителей не судят. Победа есть победа, и особенно добытая в такой сложной борьбе.

 — Как вы оцените итоги работы Олега Знарка на посту главного тренера хоккейной сборной?

—  Если смотреть на результат, на взаимоотношения внутри команды, внутри тренерского коллектива, то однозначно положительные итоги. Ему удалось создать команду, и она решила поставленную задачу. Они без права на ошибку выступали, они ехали завоевывать золото. А это очень сложно. Сейчас все в хоккей научились играть. Германия, несмотря на то что это не такая хоккейная страна, как Канада, играла очень хорошо. Но наша сборная продемонстрировала силу русского духа!

Я рад за Илью Ковальчука и Павла Дацюка. Можно всю жизнь выступать, быть многократным чемпионом мира и никогда не иметь золота Олимпиады. Играли отлично, рад за них, просто по-человечески рад.

— А за молодого Кирилла Капризова?

— Тоже. Но ему уже 20. Могильный в 18 выступал, Федоров, Буре. Харламов стал известными уже в 17. Это уже взрослый человек, и спрос с него соответствующий. У нас вообще одна из самых молодых команд была, и потенциал у нее отличный. Приятно было смотреть. Если этих ребят сохранить, если будет достаточная практика в клубах, если будут расти — это будущее нашего хоккея.

— Это будущее уже задрафтовали в НХЛ…

— У каждого есть проблема выбора. Но я считаю, что лучше побеждать в России. Они и за рубежом выступают за Россию. Хоккей — один из главных национальных видов спорта в нашей стране. Но хотелось бы, чтобы и КХЛ становилась с каждым годом все престижнее. Тем более что зарплаты у них здесь более чем достойные. Другой разговор — вопрос престижа, НХЛ все-таки главная мировая лига.

Невозможно торопить события, КХЛ просто нужно время. В одночасье она не может стать такой же престижной, как НХЛ. Но это вопрос времени и верного направления.

— Удовлетворены ли вы тремя медалями в фигурном катании? Ведь от этого вида спорта всегда ждут многого.

— В этот вид спорта вкладываются огромные силы, у этого вида спорта в нашей стране замечательные традиции. Люди идут в фигурное катание, готовы проводить полжизни на катке. Но нужно быть на голову сильнее остальных.

На Играх выступала совсем молодая команда, практически дети. Надо сделать выводы и идти дальше. Каждый имеет право ошибиться. Вы представьте себе, как вчерашние юниоры выходят на ледовую арену, где на них смотрят 15 тысяч зрителей. Они, безусловно, талантливы, и их звезды еще сойдутся.

А что касается Алины Загитовой и Жени Медведевой, это настоящие звезды. Жаль, что в этом виде спорта не две золотые медали. Обе ее заслуживали в равной степени — они на голову сильнее всех.

И у нас еще много таких девочек, и через год мир узнает и о них. Выпусти их на олимпийский лед сейчас, еще неизвестно, чем дело бы закончилось.

— Во время Игр всех ошарашили два допинговых случая российских спортсменов. Особенно первый, с мельдонием Крушельницкого.

— Совершенно возмущен этими вещами. Все федерации в течение года по шесть, кого-то по восемь раз проверяли. У меня даже объяснений нет, как такое вообще могло произойти. Что у Крушельницкого, что у Сергеевой совершенно бессмысленная история. И, кстати говоря, это понятно международным федерациям, поэтому и реакция достаточно сдержанная. Идут расследования. Заявлений и предположений уже немало, но надо основываться на фактах.

— Можно ли ждать, что после восстановления статуса Олимпийского комитета России с мертвой точки сдвинется и ситуация с восстановлением РУСАДА?

— Одно с другим не связано. Восстановление РУСАДА для нас сейчас приоритетная задача. Процесс очень сложный — есть определенные требования. И обсуждение их пока продолжается. На данный момент РУСАДА официально не восстановлена, но выполняет практически все функции.

— Может быть, следует включать новые юридические рычаги? Ведь нас уже через два года ждет очередная Олимпиада.  

— Это тоже возможный вариант. И это будет новый виток наших взаимоотношений. Поскольку сейчас основные процессы происходят на страницах прессы, и не более того. А все обвинения — на уровне информации, преподносимой как доказательства, —  но это лишь мнение нескольких людей.  

А вот когда оправдали 28 наших спортсменов, решение выносилось независимым судом, это был полноценный юридический процесс — со свидетелями, с показаниями Макларена и Родченкова, с перекрестными допросами с участием наших спортсменов и наших экспертов. Решение говорит само за себя. Они оправданы. Судьями с профессиональной честью и профессиональными качествами. И если от нас требуют признания доклада Макларена, это говорит о том, что никаких доказательств нет. Получается, что реальные доказательства подменяются требованиями. Происходит подмена понятий. Из-за чего в заложниках находится весь российский спорт. Нашу готовность взаимодействовать, работать вместе конструктивно не должны воспринимать как слабость.

— На смену нашим олимпийцам в Пхёнчхан отправилась паралимпийская команда и показала потрясающие результаты… 

— Все ребята хорошо подготовились, боролись за высокие места. Но мы никогда не ставили перед ними медальных планов. Задача была одна — дать людям возможность себя реализовать. Но то, что они сотворили в Пхёнчхане… Мне кажется, что сложности, которые пришлось пройти этим ребятам, этим девушкам, подстегнули их проявить на Играх настоящий русский характер. Эти победы стали, как говорят, "не благодаря, а вопреки". Такие победы вызывают чувство патриотической гордости.

Да и не только победы. Как они боролись! Взять хотя бы заключительную эстафету, где наши лыжницы приняли решение бежать без мужчин в отличие от остальных команд, имеющих такую возможность. И не в результатах дело, в данном случае — это второстепенный вопрос. Каждый из наших паралимпийцев заслужил гораздо больше, чем медаль, я говорю об уважении и восхищении не только их соотечественников, а всех — кто знает и понимает спорт!

Беседовала Вероника Советова