Все новости

Семен Елистратов: моя мотивация состоит в том, что я стал папой

Семен Елистратов Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
Семен Елистратов
© Сергей Бобылев/ТАСС

Олимпиада в южнокорейском Пхёнчхане сложилась для российских спортсменов тяжело — ряд из них были вынуждены пропустить соревнования из-за очередного допингового скандала. Первую медаль для олимпийских атлетов из России на этих Играх завоевал шорт-трекист Семен Елистратов. Для него турнир стал апогеем сложного сезона, по ходу которого спортсмен из-за болезней потерял девять килограммов. В интервью ТАСС Елистратов рассказал о значении завоеванной в Пхёнчхане бронзы, поведал о предстоящих планах и раскрыл свой главный источник мотивации.

Семен, для начала хотелось бы узнать у вас, как оцените свое выступление на этапе Кубка мира в Алма-Ате? И как вам старт Кубка мира для сборной в целом?

— Старт на Кубке мира в Алма-Ате оценю как хороший. Я был вынужден пропустить почти два месяца подготовки (Елистратов не выступал на двух стартовых этапах Кубка мира — прим. ТАСС). Очень рад за ребят, я вижу, как сильно они прибавляют, особенно это было хорошо видно по американским этапам Кубка мира. Основные старты впереди, а потом можно будет сделать какие-то выводы.

Впереди чемпионаты Европы и мира. Там будете ставить перед собой максимальные цели?

— Да, конечно. У меня не бывает, как некоторые спортсмены говорят, проходных соревнований. В любом случае каждый крупный турнир дает какой-то опыт, дает то, над чем можно задуматься, возможно, что-то поменять. Поэтому я, как и вся сборная России по шорт-треку, ставлю перед собой самые высокие задачи.

Подведите, пожалуйста, итоги года. В него вместились и Олимпиада, и медали чемпионата мира, и рождение ребенка. Он для вас самый сложный и насыщенный в карьере и жизни?

— В моей спортивной карьере этот год был одним из самых сложных, потому что все сопровождалось достаточно частыми болезнями. Наверное, это было основной проблемой, с которой мне было сложнее всего справиться. Болел я практически каждый месяц, сейчас я очень пытаюсь поправить свое здоровье, потому что хочется еще побегать.

Что изменилось в вашей жизни после рождения сына?

— Я об этом говорю очень мало и вряд ли дальше буду много говорить. Это для меня что-то такое большое, очень желанное. После рождения сына изменилось многое. Что именно, я отвечу, наверное, чуть попозже. Наверное, изменилось все, я не ожидал.

Не было ли искушения посвятить всего себя семье и, может быть, сделать паузу в карьере или даже завершить ее? Или вы об этом не думали?

— - На самом деле, я сейчас иногда жалею о том, что мне не так-то много осталось в профессиональном спорте. Я это понимаю, ведь вечно я бегать не буду. Да, я хотел взять какой-то перерыв, но вряд ли бы я тогда обратно вернулся, потому что результаты растут, ребята подрастают. Я уверен, у меня еще есть время, чтобы показать высокий, достойный результат, и я просто хочу этим временем воспользоваться, не хочу его упускать.

"Никому ничего не пытаюсь доказать"

Тогда что вас мотивирует продолжать выступать? Желание что-то кому-то доказать?

— Олимпиада в Пхёнчхане дала мне понимание, что я никому ничего не пытаюсь доказать. Это самое главное, что Игры дали мне. Выходя на дорожку, я не пытаюсь что-то доказать. Просто моя мотивация состоит в том, что я стал папой. Я очень благодарен людям, которые стоят за моей спиной, я чувствую, что я могу еще, что я не все показал. Игры в Корее показали, что я еще могу.

Каким-то образом на вас давит тот фактор, что дома вас ждет семья, а вы на сборах и соревнованиях?

— Конечно, я скучаю по семье, я же человек. Это, наверное, меня не отвлекает, а позволяет отключиться от спорта, и это тоже важно, это очень хорошо, как мне кажется. Потому что, помимо спорта, есть другая жизнь, есть другой социум. Посмотрим, как будет дальше, ведь я совсем недавно стал отцом. Да, скучаю, но это то, что я выбрал. Я никогда не оправдываюсь, ни на что не жалуюсь и не оправдываюсь.

Ваша жена, может, отговаривала вас от продолжения карьеры? Или, наоборот, она поддерживает и всячески мотивирует?

— Жена меня никогда не отговаривает. Она очень мудрый человек, несмотря на свой юный возраст. Она никогда не идет наперекор моей выбранной дороге, она идет параллельно с ней. Она мне всегда говорит: "Семен, я никогда настаивать не буду, это твоя жизнь, я в любом случае тебя поддержу. Ты сам примешь решение о завершении карьеры". 

Правильно ли понимаю в свете вышесказанного, что Олимпиада-2022 в Пекине станет для вас последней? Или нет?

— У меня такая спортивная карьера, что когда я что-то загадываю, то происходят вокруг какие-то метаморфозы, все может поменяться фактически за две минуты. Поэтому я не загадываю. Единственное, чего я не скрываю, это то, что у меня есть большое желание, у меня есть мотивация. Я знаю, что меня все поддерживают, я очень хочу выступить на Олимпийских играх 2022 года. А потом уже посмотрим, дай бог сил и здоровья. Я не загадываю вообще ничего.

"Бронза Пхёнчхана для меня особенная"

 Если перенестись в воспоминаниях в Пхёнчхан, что вам дала та Олимпиада?

— В сухом остатке у меня остались смешанные чувства. Чувство радости от того, что что-то получилось, а также осадок от того, что не все ребята поехали на те Игры. Мне очень хотелось, чтобы мы командой поднялись на пьедестал почета. Олимпиада была непростой, были непростые обстоятельства и непростые условия, в которых нужно было выступать и показывать результат, вот и все. 

В этой сложной ситуации с допусками не хотелось махнуть рукой и отказаться от выступления в Южной Корее?

— У нас был выбор, ехать или не ехать туда. Но я говорил потом своему тренеру Андрею Ивановичу Максимову и скажу вам, что если бы я не поехал на эти Олимпийские игры, то я бы себе этого до конца своей спортивной карьеры не простил. Если бы у меня был бы самый маленький шанс на поездку туда, я бы им все равно воспользовался. У меня даже мысли не возникало, что я не поеду. Это моя жизнь, это моя дорога, это мое все с самого детства. Я бы поехал, даже если бы пришлось платить из своего кармана. Олимпиада проходит раз в четыре года, это очень важные соревнования.

Учитывая это, бронза, завоеванная в Пхёнчхане, самая выстраданная, самая тяжелая в вашей карьере?

— Все медали очень тяжело даются. Медаль Олимпиады в Сочи, как и медали чемпионатов мира и Европы, даются очень непросто. Награда, завоеванная в Пхёнчхане, — какая-то особенная. Для меня она не бронзовая, для меня она платиновая. Такой она останется для меня навсегда.

"Лидером команды должен быть главный тренер"

 Решение Виктора Ана завершить карьеру и уехать на родину стало для вас и команды полной неожиданностью или все было ясно до этого?

— Мы не знали вообще, закончит ли он или нет. 

Хотели бы его возвращения в Россию в любом статусе?

— Неважно, чего хочу я, главное, чего хочет Виктор. Не мне решать.

После его ухода бремя лидерства в национальной команде легло полностью на вас.

— Я в спорте 19 лет, и я застал разные моменты, разных тренеров, разных спортсменов. Я ни в коем случае не снимаю с себя бремя лидерства, хотя я этого, наверное, и не чувствую. Если ребята видят, что я в чем-то их сильнее, и тянутся за мной, то да, пусть тянутся, но я не пытаюсь никому ничего доказать, показать. У меня есть своя дорога, и я иду по ней. У нас есть в команде конкуренция, это нормально, без нее не вырастешь. На соревнованиях ребята друг в друге видят конкурентов, а я вижу возможность того, как мне расти самому, и это большая разница. Я считаю, что лидером в команде должен быть главный тренер, как он скажет, так и будет. Потому что, когда спортсмен вырастает до какого-то очень высокого уровня, очень часто он начинает ощущать себя умнее тренера, и это неправильно, это на самом деле не так.

Каково будущее у сборной России по шорт-треку?

— В команде очень много талантливых и сильных ребят, у них еще есть время вырасти. Это быстро все меняется, самое главное — захотеть. Я вот после Сочи захотел и все поменял. У нас очень хорошая сборная, и ее ждет светлое будущее.

Устраивает ли вас то, как в целом шорт-трек развивается в стране? Кажется, что зачастую он остается в тени более популярных зимних видов и интересен лишь в дни Олимпиад и злополучных допинговых скандалов.

— Скажу честно — нет. Я не понимаю очень многих вещей. Нет развития, как мне кажется, в медийном плане. Я прошел несколько Олимпиад, и я вижу, что мы живем от одних Игр к другим. Успехи на чемпионатах мира и Европы особенно не освещаются. Не знаю, как работает эта система, но я вижу своими глазами, что у нас нет человека, который занимался бы этой составляющей. Его просто нет. Конечно, еще инициатива должна исходить от самих спортсменов. Мы же сами по себе закрытые, перед соревнованиями уходим в себя, чтобы, не дай бог, не сглазить. Согласен, мы тоже виноваты, но хотелось бы увидеть подвижки в этом вопросе.

Беседовал Сергей Фукс