Все новости

Глава "Лукойла": цены на нефть в первом полугодии будут колебаться на уровне $55–65

О сделке ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, прогнозе цен на нефть, итогах работы и планах компании в интервью ТАСС на Всемирном экономическом форуме в Давосе рассказал президент крупнейшей российской частной нефтяной компании ПАО "Лукойл" Вагит Алекперов.

— Вагит Юсуфович, в январе обычно принято подводить итоги прошлого года. Как вы оцениваете результаты работы компании?  

— Я бы не хотел называть конкретные цифры, так как они есть в нашем отчете. Но мы очень довольны результатами 2018 года и смогли даже на 4% увеличить добычу углеводородов.

— Если говорить про конкретные события, что было для компании главным?

— На общегосударственном уровне это, конечно же, выборы президента России. Компания рассчитывала на стабильность и преемственность. Мы удовлетворены тем, что на ближайшее время ими обеспечены, особенно в отношении с госорганами.

Если вы имеете в виду корпоративные события, то это пуск Кандыма. Это крупнейший проект, сложный, который занял много внимания как центрального аппарата, так и моего личного. 

— Сейчас на деятельность российских компаний накладывает свое ограничение сделка ОПЕК+. Ожидаете ли вы, что сокращение добычи нефти в рамках ОПЕК+ придется продлить после первого полугодия?

— Это соглашение влияет на текущую цену нашего продукта, но параллельно американская экономика показывает бурный рост добычи, поэтому эти ограничения сдерживают наше развитие в долгосрочной перспективе. Надо подходить к этому вопросу осторожно. Что касается продления на второе полугодие, то пока рано говорить, нужно это или нет. Надо подождать.

— Считаете ли вы справедливым, что компании, работающие в России по СРП, не сокращают добычу нефти в рамках ОПЕК+? Считаете ли вы необходимым пересмотреть квоты внутри России среди компаний?

— СРП работают на основании закона Российской Федерации, поэтому к ним должен быть отдельный сложный подход. Все мы [нефтяные компании] должны быть в одной лодке, так как нефть добывается на территории Российской Федерации, но к СРП Минэнерго должно подходить точечно.

— Как вы оцениваете текущие колебания цены на нефть? Есть ли предпосылки для дальнейшей волатильности в этом году?

— Я думаю, что есть. Если идет так называемое искусственное регулирование объемов производства, то волатильность будет всегда.

— На ваш взгляд, какие факторы могут повлиять на эти колебания цены нефти в этом году?

— Первое — это присутствие спекулянтов на нашем рынке. Второе — это выполнение странами ОПЕК договоренностей по сокращению. Третье — это высокие объемы производства нефти в Америке. 

Волатильность в 2019 году будет составлять примерно от $55 до $65 на баррель на это полугодие. Потом все будет зависеть от того, какое решение будет принято по Ирану, продлят ли после апреля разрешительные меры для семи стран или же их ограничат.

— Ждать ли акционерам компании в этом году дополнительных дивидендов с учетом того, что "Лукойл" планировал направлять на них доходы от цены нефти выше $50 за баррель?

— Дивидендная политика уже утверждена в нашей стратегии развития, и она одобрена. Но дополнительные доходы наших акционеров формируются за счет программы Buyback (выкупа акций — прим. ТАСС). Именно через него они получают допдоход, а также через рост компании. 

Выплаты дивидендов (дополнительные — прим. ТАСС) мы пока не планируем, не хотим отвлекаться от нашей дивидендной политики. Компания гарантирует нашим акционерам, что выплаты будут расти на уровне инфляции, который демонстрирует российский рынок. Мы это соблюдаем.

— Сориентируйте, когда примерно вы планируете завершить программу Buyback?

— Я не могу сказать, так как спекулянты сразу начнут ориентироваться на эти даты. 

— Если говорить про запуск нового Buyback, когда это возможно и от чего он может зависеть?

— Давайте сначала закончим с текущим Buyback и уже потом будем смотреть на перспективу. 

— Немного международной повестки. Как идут переговоры с Ираком по изменению условий контракта на Западную Курну — 2, когда можно ждать результатов?

— Переговоры идут тяжело. Мы и так добились много, изменили все-таки ряд пунктов [в контракте]. Сегодня проект развивается достаточно динамично, поэтому компания будет продолжать усилия, но пока продвижения по новому раунду наших переговоров нет. Сейчас поменялось руководство, поменялся парламент, назначен новый министр, у него статус выше — вице-премьер. Мы уже сократили дистанцию переговорную по нашим вопросам, и это основной итог.

— Как вы оцениваете договоренности по стабилизации цен на нефтепродукты в России, что будет дальше?

— Я думаю, что в феврале начнутся активные переговоры [нефтяников с правительством], чтобы выработать рыночный механизм недопущения резкого роста на нефтепродукты. Пока на рынке в Российской Федерации ситуация стабильна. 

— Как вы сейчас оцениваете маржинальность на АЗС?

— Ситуация сложная. Этот бизнес стал низкомаржинальным. 

— Нет ли у вас желания воспользоваться ситуацией и купить ряд независимых сетей АЗС, которые довольно часто говорят о желании уйти с рынка?

— Нет. Мы не приобретаем АЗС, так как достигли того уровня, когда 100% производимых компанией бензинов продается через розничную сеть.

Будем улучшать сеть за счет реконструкции, увеличения площадей магазинов, кафе. Если и будут приобретения, то только точечные — в тех местах, где мы не присутствуем, или на новых трассах

— Россия начала процесс завершения налогового маневра. Все ли устраивает компанию, есть ли моменты, которые хотелось бы скорректировать?

— По двум неделям судить нельзя. Надо сделать среднесрочный анализ по итогам квартала, так как мы еще не почувствовали работу демпфирующего механизма. Я думаю, что по итогам первых трех месяцев мы сделаем полный анализ и тогда выскажем свое мнение — рабочая ли это схема или требует настройки.

— Как вы относитесь к идее переноса акциза с НПЗ на бензоколонку? 

— Мы знаем позицию Минфина, который категорически против этого, потому что администрировать тысячи объектов тяжелее, чем десяток. 

— Вице-премьер Антон Силуанов говорил, что ждет от нефтяников предложений по дедолларизации при расчетах за нефть. Отправляли ли вы их и как в целом относитесь к этому процессу?

— Сложно сказать. Наш продукт имеет так называемую международную котировку. Сегодня в торговле нефти присутствует много бумажных деривативов, которые страхуются крупными компаниями. Как правило, все это делается в долларах. Это сложный переход, но вот со странами СНГ сегодня можно начать первый этап.

— Со странами СНГ вы уже ведете такие переговоры?

— Только точечные по нефтепродуктам.

— Решение какой главной задачи вы ставите перед собой и перед "Лукойлом" в этом году?

— Сегодня это поднятие эффективности наших российских активов, активная геологоразведка и приобретение активов за пределами Российской Федерации.

Беседовал Алексей Большов