Все новости

Глава Росприроднадзора: экология – это выгодно

Светлана Радионова  Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Светлана Радионова
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Одно из самых важных направлений национального проекта "Экология" — проект "Чистый воздух", в рамках которого до 2024 года планируется снизить уровень выбросов загрязняющих веществ на 20 % в 12 самых проблемных с точки зрения экологии городах России. За реализацию направления отвечает Росприроднадзор — надзорное ведомство Минприроды РФ. Руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова, пришедшая на работу в ведомство в декабре 2018 года, рассказала ТАСС о ходе программы, новой системе учета загрязняющих веществ, а также о сложной экологической ситуации в Башкирии и о приостановке строительства завода по розливу воды на Байкале.

— Светлана Геннадьевна, какие шаги предстоит сделать, чтобы выполнить поручение премьер-министра РФ по реализации механизма комплексной реформы контроля и надзора, так называемой "регуляторной гильотины"?

— Росприроднадзор одним из первых поддержал "регуляторную гильотину", и, безусловно, если мы хотим получить развитие экономики, необходимо создать для бизнеса благоприятные условия. Я считаю, что уменьшение избыточных требований — это важное и своевременное решение. Оно озвучено премьер-министром Дмитрием Медведевым, и мы, как надзорный орган, его выполним.

Проблема в том, что сейчас существует целый массив устаревших документов, требующих пересмотра, а также требований, носящих формальный характер. Это создает много проблем и нуждается в изменении. Хочу пояснить, что Росприроднадзор не обладает законотворческой инициативой. Но Министерство природных ресурсов ведет эту работу. Хочу поблагодарить коллег за сотрудничество и за поддержку наших предложений.

Кроме того, представители наших территориальных органов приедут 11–12 апреля в Москву, у нас в это время будет проходить итоговая коллегия. На ней и обсудим, как будет "регуляторная гильотина" применяться на местах, в регионах.

Также понимаю, что реализовать механизм по отсечению избыточных контрольно-надзорных требований можно только в сотрудничестве с предпринимательским сообществом. Поэтому создаем Научно-технический совет при Росприроднадзоре. Хотим сделать площадку, чтобы получать обратную связь о том, где создаются искусственные препятствия, излишний документооборот, спорные места в законодательстве, которые нужно ликвидировать. Помимо Росприроднадзора, промышленников и предпринимателей приглашаем в совет научное сообщество и общественные организации.

Мы понимаем, что каждая строчка в обязательных к исполнению документах стоит для бизнеса миллионы. И в то же время мы настаиваем на большей ответственности в сохранении экологии. Общий лозунг должен быть простой: "Экология — это выгодно".

— Известно ли уже, когда пройдет первое заседание Научно-технического совета?

— В конце апреля. Мы уже направили приглашения к участию, разместили объявление на официальном сайте. Но хочу подчеркнуть, что нам нужен работающий орган, результативная площадка. Если люди хотят принять участие для повышения своего статуса или для пиара, нас это не устраивает.  Работа предстоит серьезная и результативная. Уже есть договоренность с Владимиром Грачевым (ученый, эколог, член-корреспондент РАН — прим. ТАСС), он будет руководителем Научно-технического совета.

У нас работает простой принцип: бизнес должен доказать, что предложенная им норма нужна, она полезна государству и обществу. Любая инициатива, которую вы хотите разработать или внести, должна быть осуществлена. Если вы в течение года заявили какую-то повестку и не предприняли конкретных мер, мы эту повестку снимем. Я считаю, что теория малых побед — это очень хорошая история.

— Чем новая система сводных расчетов, которую введут в 12 городах России, принимающих участие в федеральном проекте "Чистый воздух", будет принципиально отличаться от существующей системы учета загрязняющих веществ?

— На сегодняшний момент все расчеты по загрязнению воздуха производятся по устаревшим нормам, мы живем по документу 1999 года, он нуждается в обновлении. В этом документе отражены общие показатели объемов выбросов, новая методика должна учитывать всю совокупность вредных веществ в конкретном городе. Потому что просто снизить CO2 — это, конечно, хорошо, но есть вещества, которые более опасны. А потом сможем применять этот опыт и в других городах — мы же не можем сказать, что мы это сделаем только для 12 городов, а в остальных — живите как хотите. Сейчас проводятся консультации с научным сообществом, вопрос о расчетах очень сложный и дискуссионный, и мы выработаем новый документ, который будет готов в ближайшее время.

— Насколько сейчас критична ситуация в 12 самых загрязненных городах России?

— Эти города участвуют в федеральном проекте, что уже красноречиво говорит о серьезности ситуации. Надо понимать, что 20% сокращения выбросов — это очень много, и пока никому в мире не удалось на эту цифру одномоментно снизить выбросы.

Положение серьезное, от этого никто не открещивается. Но мы не собираемся просто ждать 2024 года, а действуем. В рамках мероприятий, предусмотренных Федеральным проектом "Чистый воздух", осуществляются работы, которые и обеспечат снижение выбросов и улучшение качества атмосферного воздуха на те самые 20%.

Во всех 12 городах мы создадим специальные рабочие группы по реализации проекта "Чистый воздух", с привлечением общественников, блогеров — всех тех, кто формирует общественное мнение. Хотелось бы работать с теми людьми, которые реально хотят что-то изменить, а не просто ищут виноватого.

— До какого срока планируете создать эти общественные подразделения?

— Мы надеемся создать общественные структуры до сентября. У нас нет времени на раскачку. Эти пять лет (нацпроект "Экология" рассчитан на 2019–2024 годы — прим. ТАСС) пролетят моментально.

— Вы говорили о том, что хотите вдвое повысить штрафы за экологические нарушения для крупных предприятий. На какой стадии сейчас находится этот вопрос?

— Все должно быть соразмерно. На моей предыдущей работе (заместитель главы Ростехнадзора — прим. ТАСС) у нас был простой пример: мы выписывали штраф в 10 тысяч рублей. Это слишком незначительная сумма для предприятия с миллиардным оборотом. Так что, заплатив, нам могли и сказать: а теперь не приходите к нам. Такое поведение всегда говорит о незаинтересованности предприятия исправлять ошибки, им легче и выгоднее платить штрафы.

Здесь же необходимо избежать таких случаев, но повысить ответственность бизнеса. Экология — это слишком важная составляющая нашей жизни, жизни наших детей и последующих поколений. 

Мы не требуем чего-то необычного, мы хотим, чтобы предприятия выполняли то, что положено законодательством, а не откупались

Я вас уверяю, что мы не способны штрафами существенно повлиять на экономику предприятий. Но заставить менеджмент думать об этом, заставить его не хотеть нарушать правила — вполне возможно.

В надзорном органе все видят полицейского с палкой, который стоит над бизнесом и заставляет всех платить штрафы. Уверяю, у нас такой цели нет. Еще раз хочу подчеркнуть: экология должна стать выгодной, а нарушения законодательства должны обходиться дорого. Тогда дело сдвинется с мертвой точки. Во многих странах экологические нарушения облагаются самыми высокими штрафами. На данный момент у нас нет другого выхода, надо повышать плату за негативное воздействие на окружающую среду. В каком это виде будет реализовано — в увеличении ли штрафов, в виде налогов или сборов, — неважно. Люди должны понимать: если ты нарушаешь закон, серьезная ответственность неизбежна. 

— Уже не раз звучала инициатива о переводе экологического сбора в налог. Как относитесь к этой идее?

— Я отношусь к этому неплохо, как к стабильным правилам игры. Налог — это совсем другая ответственность, другой уровень дисциплины. Неважно, кто его будет собирать — Росприроднадзор или налоговая. Важно, что это один из кирпичиков системы, при которой мы будем жить в чистом государстве.

Мне на сегодняшний момент непонятно, как так получилось, что у нас за последние четыре года плата за негативное воздействие снижена в 2,5 раза? Надо определить правила игры, предприятия четко должны понимать свою коммерческую нагрузку и должны рассчитывать, смогут ли они в бизнесе себя реализовать. Ответственность никто не отменял.

 — Вопрос по поводу ситуации в городе Сибай в Башкирии, где с декабря 2018 года действует режим повышенной готовности из-за смога и запаха серы. Как оцениваете обстановку на данный момент?

— Я лично была в Сибае и видела карьер. Понимаю возмущение людей, живущих в таких условиях. Я провела совещание с представителями предприятия, в ведении которого карьер находится, с администрацией республики и самого города.

Сейчас проводятся действия по ликвидации сложной ситуации, идут мероприятия по наводнению и засыпке грунта, таким образом тушат тление в карьере. На месте работают лаборатории: Росприроднадзора, Роспотребнадзора и МЧС, которые ведут замеры. Ситуация находится на особом контроле, отчеты о проделанной работе мы получаем каждый понедельник. Руководство компании обещает, что к 28 марта будут конкретные результаты и тление будет потушено. Кроме того, мы анализируем похожие объекты на территории России, чтобы выработать рекомендации по избежанию повторения подобных случаев.

— Росприроднадзор создал собственную карту хода реформы обращения с отходами. Как планируете дальше развивать этот ресурс?

— В этом году в России началась реформа обращения с отходами. Ее реализацией занимается как Минприроды в целом, так и недавно созданная публично-правовая компания "Российский экологический оператор". Карта — своего рода наглядная памятка, созданная для обобщения данных. Она содержит отдельные модули по твердым коммунальным отходам, по свалкам, которые будут разрешены для использования, а также надзорную часть. Эта карта будет развиваться ближайшие три года и будет постоянно дорабатываться.

— Еще одна актуальная тема сейчас — ситуация с заводом по розливу воды из Байкала, строительство которого было приостановлено из-за многочисленных нарушений.  Какую роль здесь сыграл Росприроднадзор?

— В 2016 году мы утвердили экологическую экспертизу. На сегодняшний момент по результатам в том числе этой экспертизы прокуратура признала строительство незаконным.

Мы участвовали в проверке прокуратуры, видели все эти загрязнения, отразили это в соответствующем акте. Степень социальной активности очень высока, но надо сказать, что подобное предприятие на Байкале не единственное, таких заводов несколько. В данный момент еще два пакета документов по экологической экспертизе подобных предприятий находятся у нас на рассмотрении. 

— Когда будет получено заключение конкретно по этому заводу?

— Сейчас идет судебное заседание, все зависит от его исхода. Я думаю, в течение ближайших двух-трех недель ситуация прояснится.

— Как вам кажется, общественные слушания в сфере экологии являются эффективными? Стоит ли эту практику сохранять?

— Мне кажется эффективным все, где есть разум и возможность диалога. Отсутствие диалога всегда хуже, чем его наличие. Даже если вы при этом слышите неприятные вещи, ничего страшного — общественность должна знать о состоянии окружающей среды. В этом смысле незаслуженно забыта 42-я статья Конституции: "Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением".

Беседовала Камила Туркина