Все новости

Глава Минприроды: доступ частных компаний на шельф может быть открыт уже в 2019 году

Идея снятия запрета на доступ частных компаний к разработке шельфа Арктики, ранее отложенная до исполнения обязательств по уже выданным лицензиям, вновь обсуждается на уровне правительства. При этом в новом варианте либерализация шельфа может быть дополнена допуском к нему иностранных компаний — в формате совместного предприятия, SPV или государственно-частного партнерства. В случае, если на правительственном уровне будет решено открыть шельф, временный мораторий на доступ к нему может быть снят уже в текущем году. Вместе с тем Минприроды России не фиксирует "очередей из желающих" получить доступ к шельфовым объектам, а единственная компания, которая претендовала на допуск к Арктике много лет, — "Новатэк" — нашла способ, как получить его в обход действующего законодательства — через СП с "Газпром нефтью". О перспективах разработки шельфа Арктики и о том, выиграет ли бюджет России от допуска к нему иностранцев, в беседе с ТАСС на полях Международного арктического форума рассказал министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин.

Дмитрий Николаевич, раз уж мы сейчас на Арктическом форуме, давайте и начнем с вопроса об Арктике. Ранее вы сообщили, что Россия ожидает голосования комиссии ООН по российской заявке на расширение границ арктического шельфа в августе этого года. Давайте проясним — мы говорим именно о голосовании, но не об итоговом решении?

— Именно. В августе планируется следующая стадия перехода (российской заявки на расширение шельфа Арктики — прим. ТАСС) из подкомиссии ООН в комиссию.

Подкомиссия — это очень серьезный шаг, потому что доказательством заявки в комиссии будут заниматься те специалисты, которые входят в подкомиссию. В этом плане процедура очень сложная, она подразумевала морфологию, геологию, долгие годы велись большие споры.

Для нас заключение подкомиссии — знаковое событие. Но дальше еще предстоит большая работа.

То есть мы не ждем итогового решения в августе?

— Надеемся на него, но понимаем, что процесс может растянуться еще на несколько лет.

На полях Международного арктического форума вице-премьер Юрий Трутнев сообщил, что в текущем году планируется внести в правительство предложение о снятии моратория на разработку шельфа Арктики.

— Такая тема обсуждается, но, я повторюсь, не вижу большого количества компаний, которые хотели бы прийти и работать в Арктике. По сегодняшним затратам на геологоразведку, по затратам на обустройство месторождений, на платформы, с учетом сегодняшней стоимости углеводородов на рынке я не вижу, чтобы очередь большая стояла. 

Вице-премьер также предлагал допустить к шельфу иностранные компании. Как вы считаете, стоит ли России одновременно открыть разработку шельфа Арктики и для иностранцев, и для российских частных компаний?

— Я не сторонник [идеи] не допускать иностранцев. Я за то, чтобы мы жили одной жизнью со всем миром, ничего в этом страшного нет. Не важно, какая это территория — арктическая, или континентальная, или средняя полоса России. Это иностранные инвестиции. Иностранные инвесторы очень многие приходят и участвуют в проектах. Если кто-то считает целесообразным прийти и поучаствовать в разработке арктической территории и если такая возможность будет дана правительством, я не вижу в этом ничего страшного. 

То есть мы можем говорить о формате совместного предприятия или готовы допустить иностранные компании к самостоятельной разработке шельфа?

— Любой формат — СП (совместное предприятие — прим. ТАСС), SPV (Special purpose vehicle — компании специального назначения — прим. ТАСС), государственно-частное партнерство — любой формат [работы иностранных компаний на шельфе Арктики] возможен, если это целесообразно и принесет нам дополнительные доходы от этого сектора экономики.

Мы можем оценить примерно этот объем?

— Все проекты очень большие и дорогие. Наверное, от 5 млрд рублей и выше.

— Если в текущем году этот законопроект будет внесен правительством, он может в текущем же году быть принят? Грубо говоря, могут ли компании быть допущены к шельфу уже в этом году?

— Все возможно, если вовремя сделать соответствующие документы. 

— В продолжение темы доступа частных компаний на шельф. "Газпром нефть" с "Новатэком" обсуждают возможность совместной разработки шельфа Арктики через создание совместного предприятия, где у "Газпром нефти", предположительно, будет доля в 51% и 49% — у "Новатэка". То есть формально законодательство будет соблюдено и "Новатэк" получит доступ к шельфу в обход моратория. Как вы к этому относитесь? Не потребуются ли какие-либо изменения в законодательстве?

— Это ("Газпром нефть" и "Новатэк" — прим. ТАСС) два хозяйствующих субъекта, которые имеют право договариваться в рамках существующего законодательства. Я не вижу в этом никаких проблем (в доступе "Новатэка" к шельфу через СП — прим. ТАСС). Если они решили создать какое-то СП, то о каких-то запретительных мерах даже нет смысла говорить. Это дополнительная компания, дополнительные объемы, дополнительная геологоразведка. Я думаю, что интересы все учтены, в том числе государством.

Еще одна тема, затронутая в кулуарах форума, — продление договоренностей по сокращению добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+. Глава Минэнерго Александр Новак допустил, что, если будет избыток спроса и недостаток предложения в рамках ограничений на добычу нефти, Россия после второго квартала может нарастить добычу. Как вы думаете, за счет каких проектов это возможно сделать быстро?

— У каждой компании, которая занимается добычей нефти, такие проекты существуют, и они [компании] сегодня живут в рамках "полки", в рамках той добычи, которая сегодня допустима и сориентирована на внешний рынок. У каждой компании есть уже вложенные инвестиции, есть варианты увеличения добычи нефти. Если такой будет спрос, безусловно, любая из наших компаний поднимется. А внутри нашего рынка я думаю, что мы уже определимся. Не будем давать какой-то одной компании "зеленый свет", я думаю, что это будет сделано пропорционально.

Какие месторождения, в какой части России?

— Вы знаете, где эти месторождения — это Западная Сибирь, центральная полоса России, Каспий — многие места. Мы без труда сможем увеличить добычу за счет действующих месторождений.
Как любит говорить Алексей Борисович Миллер, газ надо вначале продать, потом добыть. Это очень важно понимать. То же самое и в нефти — нужно, безусловно, заниматься перспективными направлениями. Если компания сегодня приобрела месторождение, она приобрела его для того, чтобы через пять лет его уже активно использовать. Такие месторождения каскадом идут у каждой компании, это ее капитализация, инвестиционный рейтинг, это жизнь компании, если она не собирается жить один год. У нас нет дефицита месторождений, у каждой компании есть задел [на рост добычи нефти].

На каком этапе процесс одобрения Госкомиссией обновленной технологической схемы по "Сахалину-1", которую ExxonMobil предоставила еще мае 2018 года? В сентябре прошлого года она все еще не была одобрена. Предполагаются ли в ней какие-либо изменения, как, например, увеличение квоты на добычу нефти?

— В 2018 году по проекту "Сахалин-1" рассмотрена и согласована обновленная проектная технологическая документация по всем трем месторождениям проекта — Чайво, Одопту и Аркутун-Даги. В целом в обновленных документах сохранены основные показатели разработки — коэффициент извлечения нефти и накопленная добыча нефти за срок реализации проекта, с незначительным ее увеличением. Что касается квоты — технические проекты на разработку не устанавливают "квоту" на добычу нефти — в них обосновываются проектные решения и определяются прогнозные уровни добычи на основе геолого-технологического моделирования, учитывающего текущее состояние и свойства пластов.

Наверняка уже известны точные цифры объема частных и государственных инвестиций в геологоразведочные работы по итогам 2018 года, сильно ли они разнятся с прогнозом? Сколько федеральных средств будет направлено на эти цели в 2019 году?

— В 2018 году на проведение геологоразведочных работ на углеводородное сырье было направлено 14,3 млрд рублей бюджетных средств, на твердые полезные ископаемые — 5,8 млрд рублей. В 2017 году эти показатели были равны 13,7 млрд рублей и 5,87 млрд рублей соответственно. По предварительным данным, в 2018 году недропользователи направили на геологоразведку углеводородного сырья около 380 млрд рублей, по сути, этот же показатель мы и ожидали. На твердые полезные ископаемые было направлено 43 млрд рублей. Точные данные по крупнейшим компаниям мы получим в самое ближайшее время — в начале апреля. Что касается этого года — на 2019 год за счет средств федерального бюджета на геологоразведку на углеводородное сырье запланировано 14,93 млрд рублей, на твердые полезные ископаемые — 6,47 млрд рублей. 

Какой объем инвестиций, по вашим подсчетам, можно привлечь в Арктику?

— Согласно нашим расчетам, до 2050 года в Арктику будет инвестировано порядка 13,5 трлн рублей, 5,5 трлн из которых будет привлечено до 2024 года. При этом, как я уже говорил, на один вложенный бюджетный рубль придется 15 рублей внебюджетных инвестиций.

Давайте перейдем к не менее важной, экологической части деятельности министерства. Большой резонанс получила ситуация с косатками, попавшими в так называемую "тюрьму". Их собираются отпускать в естественную среду обитания, но ведь китайские океанариумы уже заплатили средства за часть косаток, выкупили их. Как вы будете это осуществлять?

— Я не знаю, какие были договоренности между компанией, которая ловила косаток, и китайской стороной. Ни на меня, ни на Министерство природных ресурсов китайская сторона не выходила.

Не знаю, выходила ли она на Минсельхоз, на Росрыболовство, я не слышал этого. То есть китайцы не являются контрагентами в решении этой проблемы, на сегодняшний день они за столом с нами не сидели. Животные, наверное, должны быть выпущены. Если нам скажет наша наука, что это единственный способ для того, чтобы сохранить им жизнь, а может быть и другое решение. Может, наука скажет, что косатки прикормлены, и они теперь не способны жить в естественной среде, и их придется тогда адаптировать в какие-либо океанариумы — может, и такой вариант.
Поэтому мы пригласили и международных экспертов. Я надеюсь, что мы сохраним косаткам жизнь — это самое главное.

В связи с ситуацией с "китовой тюрьмой" в Приморье многие эксперты предлагают запретить отлов китообразных в России. Какова позиция Минприроды по этому поводу?

— В настоящее время Россия является единственной страной в мире, которая разрешает отлов косаток и белух в своих водах. Ни одна страна в мире эти виды не отлавливает и не продает. Это вызывает большой общественный резонанс, и мы, безусловно, прислушиваемся к мнению граждан своей страны. Мы предложили внести в Красную книгу России дальневосточную плотоядную популяцию косатки, но решение о внесении в нее новых видов принимается совместно с Минсельхозом России, поэтому проект списка будет направлен в это ведомство.

Что будет, если Минсельхоз не согласует ваше предложение?

— В таком случае мы подготовим рекомендации о разделении учетов запасов плотоядной и рыбоядной косатки как отдельных ресурсов и введении нулевого ОДУ на добычу плотоядной косатки. Но здесь важный момент — мы не говорим о полном запрете на добычу китообразных: коренные малочисленные народы Севера и Дальнего Востока, для которых мясо китов — традиционный источник пищи, смогут продолжить отлов в рамках действующего законодательства.

В рамках экспедиции "Трансарктика-2019" планируется усовершенствовать систему гидрометеорологической безопасности в Арктической зоне. По данным Росгидромета, группировка метеорологических спутников в России далеко не в самом лучшем состоянии. Не сказывается ли это не только на результатах экспедиции, но и на прогнозах по стране в целом?

— Действительно, в настоящее время российская группировка метеорологических спутников состоит из трех аппаратов, функционирующих с ограничениями, из-за чего более 80% спутниковых метеорологических данных мы вынуждены брать у иностранных коллег. Конечно, России нужна своя группировка спутников, которая позволила бы нам не зависеть от иностранных партнеров, и мы занимаемся ее разработкой совместно с Росгидрометом и Роскосмосом. Однако, в силу разных причин, запуск спутников постоянно переносится, что отодвигает срок создания полноценной группировки. 

Есть определенные проблемы с программой реинтродукции переднеазиатского леопарда — животные то погибают, то пропадают. Не является ли это угрозой для программы и планирует ли Минприроды что-то предпринимать?

— По состоянию на март 2019 года в Центре содержатся 14 леопардов, в том числе пять котят, рожденных в 2018 году от двух пар. Проблем с их содержанием и кормовыми ресурсами нет. Вместе с тем в ближайшее время мы планируем актуализировать программу восстановления переднеазиатского леопарда на Кавказе, предусмотрев обновление поголовья родительских животных для увеличения производительности Центра, строительство новых вольеров для них, обновление конструкций и так далее. 

Беседовала Ирина Мандрыкина