Все новости

Татьяна Тарасова: детям тоже врать нельзя

Татьяна Тарасова Пресс-служба Первого канала
Описание
Татьяна Тарасова
© Пресс-служба Первого канала

Советский и российский тренер по фигурному катанию, мастер спорта СССР международного класса Татьяна Тарасова более 40 раз приводила своих учеников к победам на чемпионатах мира и Европы. Уже 9 июня на Первом канале жюри под председательством Тарасовой объявит новых "звезд" фигурного катания — победителей второго сезона шоу "Ледниковый период. Дети" — одиночников среди девочек и среди мальчиков, а также лучшую танцевальную пару. Наставниками ребят в этом году стали Татьяна Навка, Роман Костомаров, Максим Траньков, Илья Авербух.

В интервью ТАСС Татьяна Тарасова рассказала, можно ли, на ее взгляд, с легким сердцем ставить оценки совсем юным спортсменам, будет ли она еще тренировать фигуристов, что можно противопоставить гаджетам, стоит ли выходить на профессиональный лед будущим пенсионерам, и порассуждала о том, что самое главное в жизни и спорте.

— Татьяна Анатольевна, второй сезон шоу "Ледниковый период. Дети" заканчивается, совсем скоро финал. Как вам ребята, достойные подобрались?

— Дети в принципе все хорошие. Считаю, что мы делаем очень правильное дело. Ребята заинтересованы, много работают, с ними занимаются отличные педагоги, олимпийские чемпионы. Все получают удовольствие. Тренеры, во-первых, делают все, чтобы у них самих не пропала соревновательная нотка, которая должна быть до тех пор, пока ты жив. Во-вторых, взрослые соревнуются между собой. И в-третьих, им есть что сказать. Многие из взрослых участников никогда не работали тренерами, для них это бесценный опыт.

И с другой стороны — дети, которые получают большой заряд энергии, знаний. Все обогащают друг друга. Детям, думаю, очень повезло с этим проектом — с малых лет есть возможность приобщиться к профессиональной работе с выдающимися нашими спортсменами, со страшными трудягами, которые могут очень быстро научить всему. Конечно, дети сутками не уходят со льда. Тренировки очень насыщенные, очень полезные. Тренеры действительно борются за своих детей, за свои идеи, вкладываются в своих учеников. Самое главное в нашей жизни что?

— Что?

— Главное в жизни — любовь. И вот в этом проекте она очень чувствуется. Наши тренеры привыкли к вниманию, к овациям, к победам. И на этом проекте они влюбляются в работу, в идею, в талант учеников. И нет большей силы, чем любовь, которая движет всем. Это живая энергия. Сильнее этого ничего нет. И от недели к неделе заметно, как меняются дети. Они растут. Это здесь и сейчас, на глазах у зрителей. Без обмана.

— Нисколько в этом не сомневаюсь. А чисто психологически вам не тяжело оценивать деток? Я посмотрела несколько выпусков, есть совсем малыши. Нет ли страха их обидеть, сказав правду?

— Спорт — очень справедливая вещь. Либо ты можешь, либо ты не можешь. И если не можешь, нужно понять, как измениться, чтобы ты смог. Люди с детства это осознают. Осознают и учатся. А занятия балетом? Музыкой? Или занятия любым спортом? Это все требует от ребенка полной отдачи, учит его работать. Нельзя проскочить. Нельзя обмануть. Ты выходишь и стоишь как голый. И если тебе начнут подсуживать и говорить, как ты прекрасен, а ты корявый или упал три раза, а тебе говорят, что все замечательно, это не работает. Детям тоже врать нельзя. Они должны понимать, что если говорят об их недостатках, ими еще интересуются.

Есть люди, которым я не говорю про недостатки или ошибки. И это значит, что они мне просто неинтересны

Может быть, дети и расстраиваются, но это жизнь. А в жизни никто ни от чего не застрахован. Лучше с детства понимать свои недостатки и становиться лучше. Чем быть все время принцессой.

— То есть судить легко?

— Конечно, судить нелегко. Иногда бывает просто жалко... Но это же их выбор. Или выбор их родителей. Фигурное катание — очень жесткий спорт. Оно воспитывает разные качества, включая спортивную злость. Ребенок должен уметь взять себя в руки. Они уже не играют в песочнице, хотя возраст некоторым и позволяет, они увлечены делом. И от этого потом польза на всю жизнь. Даже не важно, будут они кататься или нет.

— Просто сейчас в связи с историей вокруг шоу "Голос. Дети" возникла дискуссия о том, можно ли в принципе оценивать способности маленьких детей.

— Всегда были конкурсы, еще сто лет назад. И детские, и юношеские. И все соревнования начинаются с шести-семи лет. Ты идешь по ступенькам и должен понимать, что идешь вверх, не стоишь на месте. Да, это нелегко, но никто и не обещал, что будет легко. Обещали справедливость, интересную работу. А что будет легко — нет. Так закаляется сталь.

Характер нужно ковать с детства. А музыканты, которые в четыре года берут в ручки скрипку и по много часов играют ноты? Им разве легко?

— Вряд ли. А как вам кажется, помогли ли популяризации фигурного катания победы на мировых первенствах наших девочек Евгении Медведевой и Алины Загитовой?

— Я работаю 53 года в фигурном катании. И за это время у нас практически не было проигрышей. Мы все это время выигрываем. Так что победами нас не удивишь.

С фигуристкой Евгенией Медведевой во время ледового шоу "Татьяна Тарасова. Юбилей в кругу друзей. 7:0", 2017 год Артем Геодакян/ТАСС
Описание
С фигуристкой Евгенией Медведевой во время ледового шоу "Татьяна Тарасова. Юбилей в кругу друзей. 7:0", 2017 год
© Артем Геодакян/ТАСС

— Но как вы думаете, почему среди российских мужчин-одиночек все-таки таких прорывов в последние годы нет? Как-то себе это объясняете?

— Знаете, даже яблони не каждый год плодоносят. Они год плодоносят, год — нет. Отдыхают.

Мне кажется, что женщины в принципе сильнее. Так уж получилось

Но кто-то появится уже совсем скоро. Через несколько лет. Обязательно. Это волнообразный процесс. Не каждый год японская земля рождает таких гениев, как Юдзуру Ханю. Он так любит свою работу, у него потрясающий характер... И это все плюс к его красоте и к абсолютному слуху, я ведь его помню с первого соревнования. А есть другие дети, которые еще разговаривать не умеют, а уже тянутся к гаджетам, интуитивно нажимают какие-то кнопки.

— Как считаете, спорт может стать альтернативой всем этим гаджетам?

— Ну конечно. А как же? Ты же не будешь с компьютером бегать или прыгать.

— Но некоторые и не стремятся прыгать. Они просто сидят и давят на клавиши...

— Да, некоторые совсем не стремятся. Как говорят: "То, что русскому как раз, немцу смерть". Каждому свое. Хотя я уважаю и ту молодежь, которая занимается компьютерами. Мы читали книги, а они читают все в этом маленьком ящичке, у которого можно спросить все что угодно. От того, как сделать пирог, какую таблетку принять и на что она действует, до того, как проехать до определенной улицы в Сан-Франциско. Это же тоже очень интересно. Мы смотрели на Сан-Франциско широко раскрытыми глазами, это был другой мир, другая страна. Мы туда летели по двое-трое суток с остановками. А они через несколько секунд попадают на улицы Америки, могут там устраивать виртуальные прогулки и даже в музеи заходить. И это тоже прогресс, я не могу им не восхищаться. Так и с фигурным катанием: кто-то, кто, как наши девочки, к примеру, впереди, а кто-то еще где-то сзади тащится.

— А вы видите молодых фигуристов, которые перестанут "тащиться" и скоро "выстрелят" на каком-нибудь первенстве?

— Я вижу, их много. Но пока высказываться на эту тему не буду. Только скажу, что нужна правильная точечная работа. Есть у тебя выдающийся спортсмен, с которым ты можешь пройти от юношеского разряда до заслуженного мастера спорта, надо его вести за собой. И работать только с ним. И не отвлекаться.

— Это в каком возрасте можно определить? В пять лет можно понять, что перед тобой будущий чемпион?

Ну нет, в пять лет еще рановато.

— А среди мальчиков, которые участвуют в шоу "Ледниковый период. Дети", нет будущих чемпионов?

— Там есть интересные мальчишки. Очень интересные есть.

— Татьяна Анатольевна, давно хотела вас спросить, а как вы находите такие точные слова для каждого участника? Вам же тексты никто не пишет?

— Конечно, не пишут — никто и ничего.

— Как удается найти слова?

— Да ничего мне не удается. Стараюсь — как каждый человек. Вы же тоже, когда пишете статьи, стараетесь. Нет одинаковых людей, поэтому для каждого надо пытаться найти свои слова. Что же я буду всех под одну гребенку...

— А в принципе вы же столько лет председатель жюри на конкурсе, столько лет в телевизоре. Для вас это хобби или работа? Не тяжело постоянно быть на виду?

— Это работа. Не хобби.

Это большая ответственность. Ты напрямую разговариваешь со страной, ты должен понимать, что входишь в каждый дом

А какой нужен результат? Чтобы люди полюбили фигурное катание. Тогда они будут смотреть наше шоу и получать удовольствие. Это и есть конечная цель — влюбить людей в то, что ты любишь сам. Влюбить в наш спорт, чтобы следующие поколения тоже могли переживать на трибунах за фигуристов из своей страны. И у нас получилось. Посмотрите, все катки заняты. Потому что люди вернулись обратно, к себе, это наши зимние виды спорта. В конце концов, это просто очень приятно — кататься на коньках. Это здоровье нации. Да еще и под музыку.

— Правильно понимаю цепочку: шоу старается популяризировать фигурное катание, дальше дети влюбляются в этот спорт и бегут записываться в кружки? А есть ли у нас условия для воспитания юных спортсменов? Мне казалось, что в фигурном катании всегда существовала такая проблема: талантливые спортсмены уезжают тренироваться на Запад... Есть ли сейчас, если чуть изменить фразеологизм, "утечка ног"?

— Нет, сейчас нет никакой утечки.

Просто одаренных девочек сейчас много, они не могут ждать, они уезжают, чтобы их талант не пропал. Чтобы они выступали за другую страну, но все-таки выступали

Мы же не можем быть вредителями. Существуют международные правила, по которым мы отдаем их в другую страну, чтобы талант развивался. Нам будет сложно, потому что уезжают очень хорошие. Но держать их нельзя, это несправедливо по отношению к детям. Только в этом смысле есть отток людей.

— А условия у нас хорошие?

— Вы что, шутите? У нас просто замечательные условия!

— А вы сами уже не тренируете спортсменов, выступаете в качестве консультанта олимпийских сборных по фигурному катанию?

— Да, так сложилась моя жизнь. Видимо, кто-то решил, что я в этом уже не пригожусь и мои знания теперь не нужны... А это моя основная работа, очень тяжело это переживала.

— Но сейчас, увидев какого-нибудь мальчика или девочку, не хочется сказать: "Пойдем со мной, я из тебя сделаю чемпиона"?

— Я никогда так не говорила и никогда никого не звала, они все сами приходили (смеется). У меня были группы, как и у всех тренеров, там мы и растили своих чемпионов. Проходили большой путь.

— Хорошо, перефразирую. Есть ли надежда у какого-нибудь ребенка, что его тренером станет Татьяна Анатольевна Тарасова?

— Если меня позовут — я пойду. В тот же день.

— Замечательно. У меня такой вопрос, может быть, он вам покажется странным... Если следовать нынешней политике партии, в свете последних тенденций, связанных с пенсионной реформой, не было ли мыслей сделать шоу "Ледниковый период. 50 плюс"?

— Это надо с Илюшей (Авербухом — прим. ТАСС) обсуждать. Знаете, как говорил когда-то Игорь Моисеев? Артисты балета должны были проработать 20 лет, а потом выходили на пенсию. И они к нему пришли и сказали: "Мы не хотим на пенсию. Мы в светлом уме и в хорошей форме, мы можем танцевать еще". Игорь Моисеев ответил: "Вы-то танцевать можете, но смотреть на вас нельзя"...

— "Голос. 60 плюс" смотрели...

— "Голос" — он не на коньках же был. Он не травмоопасный. Только голосовые связки можно сорвать. Я его смотрела, кстати. Учиться просто кататься на льду можно, конечно, и после 50. Но исполнение элементов — это риск. Не знаю, кто за это возьмется. Опасно. Если только немолодых фигуристов привлекать... Ну или сделать шоу для тех, кто хочет раньше времени на пенсию выйти. По инвалидности. Но я бы не советовала.

Беседовала Наталья Баринова