Все новости

Глава Совбеза Ирана: для войны в Персидском заливе нет причин

Али Шамхани AP Photo/Ebrahim Noroozi
Описание
Али Шамхани
© AP Photo/Ebrahim Noroozi

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, участвующий в Уфе во встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, в специальном интервью ТАСС рассказал об отношении Тегерана к отправке вооруженных сил США в регион, перспективах ядерной сделки и ответил на вопрос о том, стоит ли ждать полномасштабного конфликта после инцидента с танкерами в Оманском заливе.

США заявили, что отправят на Ближний Восток еще тысячу солдат для противодействия Ирану. Как это скажется на обстановке в регионе? 

— Вмешательство американцев в ситуацию в нашем регионе создает напряженность. Политика Ирана заключается в том, чтобы обеспечить безопасность здесь усилиями именно региональных стран. Вмешательство же внерегиональных стран было остановлено. 

Вашингтон провоцировал Саддама Хусейна на войну с Ираном, а затем сам направил войска в Ирак

Кто сбил иранский гражданский самолет над Персидским заливом (3 июля 1988 года иранский гражданский авиалайнер был сбит ракетой, выпущенной с американского крейсера, принявшего его за военный самолет — прим. ТАСС)? Американцы и их присутствие в Персидском заливе — это напряженность. Будет отправлена тысяча солдат или нет, в любом случае это не окажет никакого влияния на волю народов региона, которая заключается в том, что США должны уйти. 

Какие действия будет предпринимать Иран для обеспечения собственной безопасности в такой обстановке? 

— Мы 40 лет подвергаемся атакам, последняя из них стала экономической. Это экономическая война, терроризм. Но мы сильнее в этом году, чем в прошлом. С каждым годом сила прибавляется. На практике США не являются такими, какими себя представляют, и лишь в голливудских фильмах совершают чудеса. 

Власти США заявили, что предоставят новые доказательства о якобы причастности Ирана к инциденту с танкерами в Оманском заливе. Госсекретарь Майкл Помпео даже не исключил военных действий в результате. Иран со своей стороны допускает такие действия? 

— Нет, он [госсекретарь] так не говорил, потом президент Дональд Трамп опроверг эти слова. Одни американцы говорят одно, другие их опровергают — это стратегия [создания] замешательства.

Все же какова вероятность военного сценария? 

— Нет [такой вероятности]. Нет причин, чтобы война была начата. Но если война начнется, народы региона непременно будут побеждать. Провокаторов, поджигателей конфликта ждет печальный конец. Мы не переживаем о начале войны. 

Выступая на встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, вы предложили создать международный механизм по борьбе с американскими санкциями. Можете рассказать подробнее, о чем идет речь?  

— Под санкциями США находятся не только Иран и Россия, Китай и Мексика, под эти меры подпадает обширное геополитическое пространство. Нельзя, чтобы США указывали, у какой страны можно покупать продукты, а у какой нет. Почему все должны подчиняться, почему доллар должен быть универсальной валютой? Сегодня доллар превратился в шальную пулю, которая может поразить всех. Если будет какой-то политический протест против американского правительства и будет выражено недовольство их действиями с помощью Устава ООН, начнется противостояние экономическим требованиям, а также вывод доллара из экономического оборота, то это можно реализовывать на практике. 

Многие заявляют, что механизм INSTEX по обходу американских санкций при расчетах с Ираном создается очень медленно…

— Это на самом деле так. Нет воли для реализации этого механизма. 

Если механизм совсем не заработает, намерены ли вы наращивать объемы операций с Россией и Китаем? 

— Да, абсолютно. Это логичный метод, согласен. 

Как приступить к этому на практике? 

— Мы ведем сейчас переговоры с этими сторонами. Есть очень много идей, но не обо всем можно сказать. Однако идеи можно реализовывать.  

То есть возможно и увеличение поставок иранской нефти? 

Мы никогда не позволим, чтобы экспорт иранской нефти зависел от решений, которые принимаются США

 Мы никогда этого не позволим. Уровень [поставок] может снизиться, но сами поставки останавливаться не будут. У нас есть выходы для решения данного вопроса. 

Какие дальнейшие действия будет предпринимать Тегеран в отношении Совместного всеобъемлещего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД)? 

— Сделка была двусторонней договоренностью, Иран был привержен своим обязательствам, а противоположная сторона нет. 15 отчетов МАГАТЭ свидетельствуют о приверженности Ирана обязательствам. США же вышли из соглашения, вновь ввели санкции, что и является их вкладом в соглашение. 

Можем ли мы оставаться привержены односторонним обязательствам? Вряд ли. 

Сделка дальше будет жить? 

— Это зависит от того ограниченного времени, которое Иран обозначил. Американцы подорвали соглашение и должны за это ответить. 

О каких сроках идет речь? Где "красная линия" для Ирана?

— Мы написали письмо главам государств (оставшимся членам иранской ядерной сделки — прим. ТАСС).

То есть два месяца начиная с 8 мая этого года? 

— Да. 

С 8 июля Иран может совсем выйти из соглашения? 

— Нет. Иран предпримет второй шаг. Все предпринимаемые нами действия идут в рамках документа, пунктов 26 и 36 соглашения, и мы на этом настаиваем. Мы все делаем в рамках СВПД. 

После истечения 60 дней все также будет проходить в границах Совместного плана действий? 

— С нашей точки зрения, все будет в рамках документа.

Беседовали Григорий Сапожников, Джамиля Байрамукова