Все новости

Глава Кировской области: люди должны привыкать к хорошему

Власти Кировской области не вводили "драконовских" мер в борьбе с коронавирусом, не закрывали границы, не раздавали жителям пропуска, практически не останавливали промышленные предприятия, а с нарушителями самоизоляции в основном вели воспитательные беседы. При этом в регионе удалось стабилизировать ситуацию с распространением инфекции, удержать на плаву экономику, продолжить строительство социальных объектов.

Губернатор Кировской области Игорь Васильев рассказал в интервью ТАСС, какие уроки вынес регион из вынужденной дистанционки, как в регионе планируют создать "силиконовую долину" для биофармацевтов и почему люди должны привыкать к хорошему.

Страшно не было

— Игорь Владимирович, этот год не похож ни на один другой: пустые улицы, самоизоляция, остановка предприятий, маски, перчатки. Представить себе что-то подобное еще год назад было невозможно. В таких совершенно новых условиях президент весной предоставил губернаторам достаточно широкие полномочия для принятия решений. Вам лично было страшно?

— "Страшно" — странное слово. Наверное, речь идет про ответственность. Всегда же легче, когда говорят: "Сделайте то-то и то-то". А здесь нужно было решить одновременно две задачи: сохранить здоровье людей и экономику и при этом действовать по обстановке. Мы задачи выполнили. Все это время мы аккуратно, шаг за шагом вводили послабления в различные сферы деятельности и пришли к тому, что у нас сейчас полностью рабочая экономика, и при этом эпидемиологическая ситуация в регионе стабилизировалась.

— Система здравоохранения справилась?

— Мы заранее предприняли правильные шаги: задолго до пандемии восстановили государственную службу скорой помощи, службу санитарной авиации, создали одну из крупнейших в стране лабораторий, которая и сейчас делает анализы для Ивановской области, Республики Коми, Владимирской области. Мы правильно построили маршрутизацию больных коронавирусной инфекцией, переоборудовали для них санатории, больницы, предусмотрели отдельный хирургический корпус, чтобы можно было оказывать пациентам с коронавирусом и такую помощь. И при этом вся необходимая помощь всем остальным пациентам оказывалась в плановом порядке, мы не закрыли ни одно лечебное учреждение.

В итоге Кировская область — один из немногих регионов, где смертность за шесть месяцев 2020 года по отношению к аналогичному периоду прошлого года в абсолютных цифрах снизилась, никакого прироста не произошло. Это не обнадеживает, но говорит о том, что мы приняли правильные решения. К нам даже поехали люди из регионов, где был сокращен объем плановой медицины, так что по межтерриториальным расчетам мы заработали чуть больше денег, чем в прошлом году.

— Кировская область не закрывалась от жителей других регионов?

— Мы не вводили никаких пропусков, не закрывали границы, и авиационное сообщение у нас не остановилось. Мы также приняли решение субсидировать транспортные компании, чтобы общественный транспорт ездил в обычном режиме и не происходило скопления людей в автобусах. Такие простые решения позволили, не впадая в панику, спокойно пройти этот период.

Лекарства от коронавируса

— Так или иначе, самоизоляция, приостановка работы бизнеса, снижение покупательской способности населения, когда люди боялись тратить деньги, — все это отразилось на экономике региона. Насколько серьезны последствия?

— Объем налоговых и неналоговых доходов регионального бюджета на 1 августа составил 18,1 млрд рублей и сократился на 1,5 млрд к прошлому году. Недобор в основном идет по налогу на прибыль и по упрощенной системе налогообложения, где были снижены ставки с целью поддержки бизнеса. При этом за июль отставание в поступлении собственных доходов снизилось на 4,2%, или на 440 млн рублей, то есть уже идет некоторая стабилизация в экономике.  

В целом мы стабильны по бюджету. Конечно, потери есть — порядка 10%, но мы их сейчас выравниваем. Хорошо, что в свое время правительство РФ тоже боялось тратить резервы, и сейчас федерация может прийти на помощь регионам: на эти цели предусмотрено 300 млрд рублей, из них Кировская область получила 2,3 млрд рублей.

Что касается промышленного производства, то по итогам семи месяцев этого года оно снизилось на 1,6%, но в то же время на 13% выросло производство лекарств, на 9% — производство химических веществ, продукции деревообработки произвели на 7% больше. Сельхозпредприятия вообще не прекращали работу, поэтому мы ожидаем небольшой рост сельхозпроизводства, в основном за счет животноводства. Недавно, например, в Куменском районе области открылась козоводческая ферма на 2300 голов дойного стада — она станет одной из крупнейших в России. 

— В регионе создан биофармацевтический кластер и научно-образовательный центр "Биополис" (НОЦ). Кировские фармпредприятия подключились к разработкам, выпуску вакцин, препаратов от коронавируса?

— У нас действительно создан НОЦ мирового уровня, у региона накоплен богатейший опыт в области биофармацевтики, и, конечно, мы не остаемся в стороне от исследований, в том числе и по ковиду. Предприятие "Нанолек", которое локализует в регионе производство детской пятивалентной вакцины, получило от Фонда развития промышленности льготный заем на производство лекарств для борьбы с коронавирусом. Компания планирует выпускать противовирусное средство "Дарунавир" и противогриппозный препарат "Фавипиравир", рекомендованные для лечения коронавируса. Еще одна компания — "Авва Рус" — также воспользовалась льготным займом для увеличения выпуска препаратов амоксициллин, азитромицин, левофлоксацин — они входят в перечень антибактериальной терапии при осложненных формах коронавирусной инфекции.

Кроме того, на базе Кировского государственного медицинского университета продолжается эксперимент по изучению эффективности живой пероральной полиомиелитной вакцины "БиВак полио" производства центра имени Чумакова для профилактики заболеваемости ОРЗ/ОРВИ в условиях пандемии коронавирусной инфекции. Ожидается, что за счет выработки неспецифического иммунитета применение вакцины "БиВак полио" позволит снизить заболеваемость и облегчить тяжесть течения заболевания, если оно возникнет.

— Вы же одним из первых приняли участие в эксперименте и сделали прививку. Возможно, есть какие-то промежуточные результаты наблюдательной программы?

— Да, я и вся моя семья стали участниками этого эксперимента. Что касается результатов, то их будут подводить ученые, в том числе институт Чумакова. Центр сейчас занимается также разработкой вакцины от коронавируса, и мы надеемся, что тоже будем принимать участие в клинических испытаниях и, возможно, в локализации производства вакцины.

В конечном счете мы заинтересованы в том, чтобы, используя накопленный десятилетиями опыт (именно в Кировской области, например, в годы Великой Отечественной войны было организовано первое в стране промышленное производство пенициллина), создать в регионе "силиконовую долину" для биофармацевтов, в которую будут приезжать ученые из разных стран, чтобы работать здесь, доводить свои разработки до образцовых, получать разрешения на испытания, а дальше, если это будет необходимо, целесообразно и востребовано, — налаживать производство в Кировской области. Также мы планируем создать отдельный муниципалитет "Биополис" для ученых по примеру Иннополиса, с комфортным жильем и развитой инфраструктурой — спортивными площадками, школами и детскими садами.

Уроки дистанционки

— Про школы и детские сады хотелось бы отдельно поговорить. Всю весну и лето школьники всей страны осваивали дистанционное образование, и многим этот процесс дался крайне тяжело. Как, на ваш взгляд, должна измениться система образования в ближайшие годы с учетом опыта, который мы получили в условиях пандемии?

— Для всех это была неожиданная история, было непросто и детям, и родителям, и учителям. Мы остро почувствовали проблемы, например, у нас только немного отъедешь от Кирова, и периодически пропадает связь, а связь и высокоскоростной интернет — это очень важная составляющая дистанционного обучения. Встал вопрос нехватки планшетов, мы постарались собрать технику по линии "Единой России" и передали детям. Этот вопрос тоже нужно решать.

Но в целом Кировская область была лучше подготовлена к переходу на дистанционку, чем многие регионы. Я напомню, что еще 29 января в Кирове прошло выездное заседание рабочей группы Госсовета по образованию, и мы показывали Центр дистанционного образования Кировской области, который уже много лет занимается с детьми в отдаленных деревнях, малокомплектных школах. То есть когда стало понятно, что нужно переходить на дистанционный режим обучения, мы понимали, что нужно делать, потому что у нас уже был такой опыт.

— По Сети гуляют разговоры о том, что с 20 сентября школы снова уйдут на дистант. Готовы ли вы вернуться к ограничениям, если эпидемиологическая обстановка ухудшится?

— Разговоры о возврате ограничений с 20 сентября — это такие конспирологические теории, с ними практически невозможно бороться рациональными методами. К счастью, дети учатся сейчас очно. Никакое дистанционное образование никогда не сможет заменить очное обучение, невозможно дистанционно заниматься воспитанием ребенка, выбрать профессию и дистанционно дружить. Поэтому, конечно, было тяжело, и надо было видеть на линейках 1 сентября, насколько дети были рады, что снова пришли в школы. Сейчас мы приняли решение сохранить дистанционные уроки по субботам, чтобы не утратить навык, совершенствовать каналы связи, дать возможность детям увидеть лекции по физике, например, лучших преподавателей Вятского государственного университета, преподавателей других вузов страны. Мы все это планируем делать на постоянной основе и поднимем этот вопрос на Государственном совете.

— Какие еще вопросы вы считаете важными для обсуждения на сентябрьском заседании Госсовета?

— Важный вопрос, который мы поднимаем, — создание школ полного дня. Кировская и Белгородская области были инициаторами формирования таких школ, куда дети могут прийти после занятий, чтобы под присмотром педагогов делать домашние задания, заняться спортом, сходить в бассейн, тренажерный зал. Вот такая школа полного дня должна стать центром социально-культурно-спортивной жизни, чтобы все население имело возможность пользоваться ее ресурсами. Школа — это будущее села, не будет в селе образованных людей — не будет ничего. Также я говорил, что при таком подходе сельская школа может стать единым фундаментом для сборки национальных проектов "Демография", "Образование" и "Развитие сельских территорий", потому что сейчас все средства сосредоточены в разных министерствах и ведомствах, выделяются по разным программам.

Еще обсуждаются вопросы интеграции общего и дополнительного образования, когда кванториумы, IT-кубы и другие проекты можно будет интегрировать в школу, а ресурсы местных бюджетов на строительство или подготовку помещений перенаправить на учебники, образовательное оборудование, поддержку педагогических кадров. Также важно обсудить национальную систему учительского роста, вопросы обеспечения оборудованием всех сельских школ, работы с учреждениями с низкими образовательными результатами и другие.

Кроме того, мы выходим с еще одним предложением: средства, которые мы возвращаем по ранее взятым бюджетным кредитам, направлять на социальную инфраструктуру — строительство и ремонт школ, чтобы не обращаться в федерацию за этими деньгами, а использовать собственные. Тогда мы нашим строителям сразу сможем сказать, что вот столько-то школ нужно построить, и у нас на это есть столько-то средств.

— В регионе также обсуждался проект по строительству, в том числе в селах, небольших деревянных школ и других социальных объектов, но до реализации его пока так и не дошло. В чем сложность?

— Не деревянных, а из местных строительных материалов — они могут быть в разных регионах разные. Сложность в том, что существующие пожарные нормы и правила, СНиПы, не всегда позволяют реализовывать такие проекты. Необходимо, чтобы очень серьезные изменения произошли в этой сфере. Буквально на прошлой неделе мы встречались с Маратом Хуснуллиным (заместитель председателя правительства Российской Федерации — прим. ТАСС), еще раз обсудили эти идеи, он горячо поддержал создание таких многофункциональных центров на базе школ. Сейчас на федеральном уровне идет серьезная работа по дебюрократизации строительной отрасли, пересмотрены многие СНиПы, нормы, правила, потому что материалы поменялись за последние даже 10–15 лет кардинальным образом, клееный брус стал уже практически негорючим, а по прочности он сравним с бетоном.

— Есть прогноз, когда в Кировской области может появиться первая школа из клееного бруса?

— Я думаю, в следующем году реализуем это обязательно, построим такую школу, я вам обещаю. У нас уже есть подобные объекты. Проект первого офиса врача общей практики был разработан на кафедре архитектуры и градостроительства Вятского государственного университета, а реализован компанией по строительству домов из клееного бруса "Хольц Хаус". Сейчас силами компании возведены три ФАПа: в селе Папулово Лузского района, в селе Елгань Унинского района и в деревне Зайцевы Котельничского района. В Лузе "Хольц Хаус" построил открытый концертный зал. Планирует также строить физкультурно-образовательный комплекс из местных материалов. 

Перевернули систему

— Ранее вы говорили, что одна из основных задач в регионе — навести порядок в лесной сфере. Удается ли эту задачу решить? 

— Несмотря на некоторые сложности в этой сфере, Федеральным агентством лесного хозяйства РФ в прошлом году регион признан лучшим по исполнению переданных полномочий. Никогда ранее область не занимала такого места в рейтинге Рослесхоза. В этом году мы по-прежнему остаемся в пятерке лидеров.

Мы были инициаторами проведения электронных торгов на право заключения договора аренды лесных участков, сейчас эта практика распространена на всю страну. Наш регион инициировал принятие закона о проведении конкурсной процедуры, и закон был принят на федеральном уровне, я это считаю нашим абсолютным достижением. Как итог наших действий — доходы от лесной отрасли в Кировской области регулярно растут, причем достаточно высокими темпами, примерно на 20% в год.

Также мы изменили подход к инвестиционным проектам. Раньше инвестор сначала обещал что-то построить, под эти обещания выделялись лесные ресурсы, а потом люди пропадали, ничего не построив, а мы лишались леса и получали уголовные дела. Сейчас мы "перевернули" систему, то есть сначала инвестор должен построить, потом получить ресурсы. Есть реальные примеры, такой подход работает: фанерный завод в Мурашинском районе построен буквально в чистом поле — суперсовременное предприятие, почти 700 человек сотрудников, большие инвестиции.

В 2019 году одними из первых в РФ и первыми в ПФО опробован механизм передачи лесных участков по результатам конкурсов. Практика проведения конкурсов распространилась на другие субъекты России и учтена при внесении изменений в федеральное законодательство.

— Игорь Владимирович, вы руководите регионом с 2016 года, можно подводить некоторые итоги. Какими достижениями гордитесь и чем, возможно, недовольны?

Недоволен тем, что не успеваю сделать все, что хотелось бы. Но, с другой стороны, за этот период построен 21 детский сад — такое количество детских садов не строилось последние 30 лет. Этим, наверное, можно гордиться. Второе — дорожный фонд: когда я пришел, в дорожном фонде было минус 2,5 млрд, сейчас — плюс 8 млрд. В то же время идет постоянный прирост собственных доходов.

Мы восстановили в регионе службу санитарной авиации, восстановили службу скорой помощи, открываем ПЭТ-центр, наша лаборатория входит в тройку лабораторий по стране, даже в Казани такой нет. Думаю, вы согласитесь, что в здравоохранении многое меняется в лучшую сторону.

Мы развиваем аэропорт, летаем теперь по многим направлениям круглогодично. В ближайшее время будем летать в Калининград, думаю, что с Нового года откроем это направление, а может, и раньше. Калининград — интересный город, отправиться туда многие желают.

И в целом Киров меняется. Смотрите, сколько стало тротуаров, скамеек, парков, где все подсвечено и приятно гулять. Это простые, но важные вещи, потому что когда у тебя везде растет трава, люди в нее кинут бутылку, а как только ты траву подстриг — задумаются, что надо бы урну поискать. Человек, когда выходит из дома, должен видеть изменения в городе. Потом он к ним привыкнет, и это хорошо, пусть привыкнет. Так и должно быть, люди должны привыкать к хорошему.

Беседовала Мария Шевченко ​​​​​