Все новости

Глава МИД Египта: туристы на наших курортах сейчас надежно защищены

Самех Шукри Mohamad Torokman/Pool via AP
Описание
Самех Шукри
© Mohamad Torokman/Pool via AP

Министр иностранных дел Египта Самех Шукри посетил Москву с рабочим визитом. В интервью ТАСС он рассказал о переговорах по поставкам вакцины "Спутник V", мерах защиты египетских курортов, тенденциях в ливийском урегулировании, а также прокомментировал события вокруг Франции и исламского мира.

— Господин Шукри, в Москве у вас была насыщенная программа: вы встретились с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым, секретарем Совбеза Николаем Патрушевым, замминистра иностранных дел Михаилом Богдановым. К сожалению, не состоялись переговоры с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, который находится на самоизоляции.

— Да, но у меня была возможность поговорить с ним по телефону, чтобы передать ему свои наилучшие пожелания. Я убедился, что хоть он и на карантине, но в порядке, и мы обстоятельно обсудили некоторые региональные вопросы, представляющие взаимный интерес.

— Каковы основные результаты ваших встреч с Мантуровым и Патрушевым?

— Думаю, это были очень плодотворные встречи, подчеркнувшие значение, которое две страны придают укреплению двусторонних отношений. У обеих сторон есть политическая воля на уровне глав государств и компетентных министерств к тому, чтобы продолжать развивать отношения, находить новые направления сотрудничества, укреплять координацию и обмен мнениями, чтобы оказывать положительное влияние на ситуацию в нашем регионе, а также во всем мире. И, разумеется, сотрудничество и координация между такими странами, как Россия с ее глобальным значением и размерами и Египет с его ролью на Ближнем Востоке и в Африке, способствуют поддержанию международного мира и безопасности.

Сообщалось, что в ходе встречи с Мантуровым вы обсуждали поставки российской вакцины от коронавируса "Спутник V". Когда планируются первые поставки? Достигнута ли договоренность о производстве вакцины в Египте?

— У меня была возможность поздравить министра и Россию с этим важным технологическим достижением, которое внесет вклад в безопасность и благополучие мира в целом. И мы, несомненно, воспользуемся тесными отношениями, связывающими нас, чтобы получить доступ к вакцине. Мы обсуждали возможность ее совместного производства. В Египте мощный частный сектор, производственные мощности и фармацевтика. Эти вопросы будут продолжать обсуждаться на уровне министров здравоохранения и, конечно, министров промышленности и торговли.

— На данный момент конкретных сроков поставки вакцины нет?

 Нет, мы все еще в процессе обсуждения и оценки.

— Как вы знаете, Россия уже зарегистрировала вторую вакцину от коронавируса "ЭпиВакКорона". Есть ли в Каире интерес и к ней?

— Мы внимательно наблюдаем за процессом разработки вакцин во многих странах. Международному сообществу нужны будут огромные объемы вакцин для населения. И, конечно, уровень сотрудничества и понимания между Египтом и Россией дает возможность договориться о том, как воспользоваться этими разработками к обоюдной выгоде.

 Насколько мне известно, в Москве вы также приняли участие в онлайн-конференции с коллегами из Эфиопии и Судана по плотине "Возрождение" на Голубом Ниле. Каковы результаты вашей встречи?

— Ее итогом стало возобновление переговорного процесса между тремя странами в целях достижения полного, юридически обязывающего соглашения по заполнению и эксплуатации плотины "Возрождение". Соглашение должно быть взаимовыгодным для трех стран и регулировать вопрос заполнения и функционирования плотины таким образом, чтобы не наносить значительного ущерба странам, расположенным ниже по течению, в то же время содействуя использованию Эфиопией ресурсов Голубого Нила для экономического развития.

Права одной стороны не должны реализовываться за счет прав других. Должны быть равные права и равные обязательства. Это принцип, который мы отстаиваем в Египте. Мы неоднократно доказывали, что у нас есть политическая воля, готовность к компромиссу, что мы признаем плотину, признаем права Эфиопии на развитие, но мы добиваемся сейчас, чтобы Эфиопия признала и подписала юридически обязывающее соглашение. У Египта и Судана в соответствии с принципами и нормами международного права есть право на получение достаточных объемов воды.

— Как бы вы могли в этой связи прокомментировать слова президента США Дональда Трампа, заявившего, что Египет в конечном итоге может "взорвать плотину"?

— Египет постоянно ведет переговоры по плотине на протяжении последнего десятилетия и всегда демонстрирует приверженность к мирному разрешению вопроса на основе принципов международного права. Мы продемонстрировали это снова, начав новый переговорный процесс под эгидой Африканского союза.

К сожалению, после долгих переговоров в Вашингтоне наши эфиопские партнеры вышли из них и не подписали соглашение. Я думаю, что любой, кто посмотрит документ, увидит, что Египет проявил гибкость, готовность компромиссу и политическую волю к достижению договоренности. Сейчас очередь эфиопской стороны продемонстрировать не меньшую приверженность к выполнению своих обязательств.

Очередная встреча министров иностранных дел и обороны России и Египта в формате "два плюс два" должна была состояться в этом году в АРЕ. Она отложена из-за пандемии?

— Решение о конкретных сроках еще не принято. Необходимо время, когда все четыре участника будут свободны от других обязательств. Я бы очень хотел поддерживать регулярность формата "два плюс два", потому что он предоставляет возможность для обзора всех аспектов наших отношений, развития двусторонних связей и согласования общих подходов к укреплению международного мира и безопасности.

— Встреча может состояться до конца года?

 Думаю, нет. Полагаю, она состоится в первом квартале или, скажем, в первой половине 2021 года.  

— Обсуждаются ли сейчас новые контракты в сфере ВТС?

— Это не моя сфера ответственности, но у нас широкие связи во всех областях отношений — политике, экономике, безопасности, военной сфере. Это давние связи, и мы продолжим искать пути сотрудничества, полезные для наших общих усилий по противодействию угрозам безопасности, для нашей общей борьбы с терроризмом.

— А как обстоят дела с визитом президента России Владимира Путина, который был приглашен президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси на церемонию закладки первого камня АЭС в Эд-Дабаа?

— Конечно, мы с нетерпением ждем возможности принять в Каире его превосходительство президента Путина. Думаю, что предыдущий визит был очень успешным, судя по тем соглашениям, которые были подписаны. Мы всегда приветствуем президента Путина в Каире как друга и важного игрока, принимая во внимание возможности России на международной арене.

— Ожидаете ли вы, что визит состоится в следующем году?

— Это обсуждается по дипломатическим каналам и зависит от графика президентов Путина и ас-Сиси. У лидеров обеих стран есть интерес к продолжению тесного диалога. Мы надеемся, что его превосходительство президент Путин при первой возможности вновь посетит Египет.

— Когда мы с вами беседовали полтора года назад в ходе вашего предыдущего визита в Москву, вы выразили уверенность, что авиасообщение с курортами Шарм-эш-Шейх и Хургада будет возобновлено очень скоро, возможно, до конца 2019 года. Однако перелетов нет до сих пор. Понятно, что в планы вмешалась пандемия. Остаются ли другие препятствия для возобновления чартерных рейсов?

— Мы думаем, что это решение будет принято на основе полной оценки всех обстоятельств, прежде всего коммерческих аспектов, при возобновлении нормальных туристических потоков, вопросов безопасности и общей обстановки в регионе. В настоящее время мы обеспечиваем очень высокий уровень безопасности в авиации на туристических направлениях от любой потенциальной террористической угрозы, а также от угрозы коронавируса.

Территории наших курортов изолируются, соблюдаются меры предосторожности, чтобы не допустить распространения инфекции. Если выявляется случай заражения, он тут же изолируется. Таким образом, мы используем многосторонний подход, чтобы наши гости в полной мере наслаждались своим отдыхом. Это касается медицинской безопасности, личной безопасности, общих условий. И мы всегда находимся в тесной координации с нашими российскими друзьями, чтобы принимать оптимальные решения.

— Но пока конкретных сроков возобновления чартерных рейсов нет?

— Нет, эти вопросы рассматриваются, но конкретные даты не обсуждались.  

— Как идут переговоры о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Египтом?

— Они продвигаются, медленно, но продвигаются, и мы признательны за поддержку, которую получаем на этих переговорах от России. Конечно, это сложные переговоры с большим количеством технических деталей, затрагивающих все заинтересованные страны, и поэтому естественно, что такие переговоры занимают какое-то время. Но мы думаем, что политическая воля, которая есть у всех сторон, позволит нам прийти к взаимовыгодному соглашению.

— Заметно, что в последнее время наши страны активизировали взаимодействие по ливийскому урегулированию. Вы находитесь в постоянном контакте с вашим российским коллегой Лавровым. Россия также ведет консультации по Ливии с Турцией. На ваш взгляд, есть ли возможность для совместных усилий Египта и Турции или всех трех стран по ливийскому урегулированию?

— Мы считаем, что все вопросы, касающиеся Ливии, должны подниматься в ходе межливийского диалога. Мы координируемся с нашими друзьями, будь то Россия, США, Западная Европа, и, конечно, со спецпосланником генсека ООН по Ливии. Мы против иностранного вмешательства в Ливию, иностранных войск в Ливии, и мы не находим никаких оправданий попыткам стран за пределами региона, за пределами арабских земель повлиять на ситуацию в этой стране. Некоторые силы поощряли экстремизм, радикальные формирования, перебрасывая в Ливию иностранных боевиков и террористов из Сирии. Это все осложняющие факторы, им должно противостоять международное сообщество. Таким образом, мы продолжим сотрудничать с нашими друзьями, со странами, подходы которых близки к нашим, и на данном этапе я не могу сказать, что Турция среди них.

— Объявлено, что Форум Ливийского политического диалога состоится 9 ноября в Тунисе. Направит ли Каир туда своих представителей?

— Мы внимательно следили за межливийским процессом, поддерживали переговоры между всеми ливийскими сторонами. Мы и впредь будем рядом, чтобы оказывать нашу помощь и наблюдать за процессом.

— Обсуждается ли вопрос поставок ливийской нефти в Египет с учетом подвижек в политическом урегулировании?

— Египет не является главным импортером ливийской нефти. Но мы понимаем, что нефтяной экспорт является важным источником дохода ливийцев и возобновление экспорта нефти — важный элемент решения всех вопросов, связанных с ливийским кризисом. Мы считаем, что должны рассматривать ливийский вопрос во всей его полноте и предложить всеобъемлющее решение, учитывающее политические, экономические, социальные аспекты и аспекты безопасности в Ливии, а не пытаться выделить какую-либо конкретную область, пренебрегая остальными.

Я думаю, что ливийцам важно прийти к соглашению, которое определяет дальнейшее развитие всех этих сфер: вопросов управления, Президентского совета, обязанностей Палаты представителей, отношений между правительством и Палатой представителей, вопроса справедливого распределения ливийских богатств, а также переходного периода, ведущего к справедливым и свободным выборам.

— Присутствуют ли сейчас в Ливии египетские нефтяные компании?

— На самом деле там не работает ни одна египетская нефтяная компания. Большинство ливийских нефтяных месторождений разрабатывалось европейскими компаниями — французскими, итальянскими и другими. Нет конкретных египетских компаний, которые бы разрабатывали или экспортировали ливийскую нефть.

— В последние месяцы усиливалась напряженность в Восточном Средиземноморье. Как, на ваш взгляд, может быть урегулирован этот кризис?

— Мы считаем, что есть права, касающиеся демаркации морских границ. Египет заключил соглашения о демаркации с Грецией и Кипром. Нам еще предстоит официально демаркировать и подписать соглашения с другими странами в Восточном Средиземноморье. Это должно быть реализовано путем переговоров, а не путем попыток в одностороннем порядке навязать статус-кво, вторгнуться на территории и создать атмосферу враждебности. Мы советуем всем вовлеченным сторонам воздерживаться от агрессивных действий, ведущих к трениям, конфликту, который будет иметь разрушительные последствия для мира и безопасности в регионе.

— Как бы вы могли прокомментировать последние события вокруг Франции и исламского мира?

— Я думаю, что мы всегда были последовательны в этом вопросе. Мы всегда осуждали все акты насилия, любую террористическую деятельность и всегда подчеркивали, что ислам не связан с подобными действиями. Наоборот, ислам, как и другие религии, — религия терпимости, открытости, мирного сосуществования. Должно быть очень четкое разделение между религией и преступными действиями, даже если те, кто их осуществляет, пытается оправдать их религиозными мотивами.

— Осуждаете ли вы публикацию карикатур?

— Мы всегда заявляли, что не поддерживаем публикацию и не расцениваем это как проявление свободы слова. Мы считаем, что всегда необходимо учитывать чувствительность и убеждения других людей, чтобы не причинять им боль и дискомфорт. Я думаю, что все общества должны быть осторожны в своих оценках, комментариях, особенно когда они касаются священных вопросов религии и веры. Это просто вопрос вежливости, ответственного поведения, и он должен рассматриваться в качестве такового, а не быть поводом для волнений, конфликтов и разобщения людей.

Беседовала Лейла Тураянова