Все новости

Станция InSight села на Марс. Как будут изучать Красную планету дальше?

Марс (самая яркая звезда слева) и Млечный путь
© Antoni Cladera/Airbnb via AP Images
Автоматическая станция InSight — одна из последних утвержденных миссий для исследования нашего космического соседа. ТАСС — об освоении Марса

Раз в 26 месяцев Марс "догоняет" на орбите Землю: в лучшие годы расстояние между двумя планетами не превышает 60 млн км. В это время удобно запускать аппараты, потому что на дорогу требуется меньше горючего, а сам полет занимает каких-то шесть-восемь месяцев — по космическим меркам не так-то много.

Венера, другая наша соседка, расположена еще ближе, но изучать ее намного сложнее. Когда-то она могла быть похожа на Землю, но в наши дни атмосфера планеты настолько плотная, что сквозь нее ничего не разглядеть, а у поверхности из-за огромного давления углекислый газ напоминает жидкость, с неба капает серная кислота, дует страшный ветер, от жары плавится свинец.

Марс тоже когда-то мог напоминать Землю, но остался гостеприимнее Венеры. В середине ноября температура кое-где поднималась до – 4°С, столько же в это время было в Москве. Летом на освещенной стороне Марса даже бывает жарко, но как на курорте, а не в аду. Вдобавок на Красной планете попадается водяной лед, а раньше там были реки и озера. 

Правда, теперь пустоши Марса покрыты ядовитыми солями-перхлоратами, гравитация по земным меркам слабовата, атмосферы почти нет, нет и магнитного поля, поэтому от космической радиации ничего не защищает. Но роботам это не так страшно, поэтому из всех планет Марс изучать удобнее всего.  

Первые миссии на Марс

Первый аппарат был отправлен на Красную планету раньше, чем первый человек — в космос. В октябре 1960 года СССР запустил автоматическую станцию "Марс 1960А", но она не долетела даже до орбиты Земли. Успешно добраться до Марса удалось только с седьмой попытки: летом 1965-го американская станция "Маринер-4" пролетела над поверхностью и передала два десятка снимков.

В те времена казалось, что космос быстро покорится. В 1969-м американцы высадились на Луне, а уже к 1971-му СССР собирался отправить корабль с людьми на борту в трехлетнюю экспедицию к Марсу и Венере. Но даже более простые запуски зондов и станций часто заканчивались провалом — риск был слишком велик, и чем больше появлялось сведений о космосе и Марсе, тем сложнее казалась такая миссия. Вдобавок была свернута разработка тяжелой ракеты — лететь было не на чем.

В США вскоре после полета на Луну президент Ричард Никсон решил, что расходы на освоение космоса должны занять "подобающее место в жесткой системе национальных интересов". Бюджет NASA сократили (впрочем, не впервые), то же самое было сделано при Рональде Рейгане в начале 1980-х. К тому моменту с поверхности и орбиты Марса поступило достаточно данных с аппаратов "Викинг-1" и "Викинг-2", чтобы заключить: жизни на этой планете, скорее всего, нет.

Аппарат "Викинг" в симуляционной лаборатории AP Photo
Описание
Аппарат "Викинг" в симуляционной лаборатории
© AP Photo

Что и как сегодня ищут на Марсе

Вопрос о наличии жизни был оправданием марсианских миссий если не для ученых, то для политиков и простых людей. Полеты на другую планету не сулят коммерческую выгоду в обозримом будущем, а покрытые пылью вездеходы и кружащие над ними спутники, в отличие от космических телескопов вроде "Хаббла" и "Кеплера", мало что могут сказать о фундаментальных законах Вселенной, не позволяют заглянуть в ее дальние уголки, а о нашей родной планете сообщают намного меньше, чем исследования непосредственно на Земле.

Поиск следов жизни на Марсе — пусть не свежих — цель программы "Экзомарс", которой занимаются Европейское космическое агентство (ESA) и Роскосмос. В стратегии планетных исследований NASA на 2013–2022 годы тоже говорится об изучении условий обитаемости и свидетельствах жизни.

Неподвижный аппарат InSight, отправленный NASA в мае 2018 года, оснащен буром. Он просверлит небольшую скважину и будет следить за Марсом изнутри, как бы положит руку на пульс, — раньше так не делали. то поможет понять, как формировались каменистые планеты, в том числе Земля, и насколько активны недра Марса.   

В следующее "окно", открывающееся летом 2020 года, NASA запустит пока безымянный вездеход наподобие Curiosity. Этот аппарат будет искать не только свидетельства того, что когда-то на Марсе были подходящие для жизни условия, но и непосредственно следы вымерших микробов. Вездеход оснащен специальным сверлом с заборником для образцов пород: многообещающие камни будут сложены в одном месте — возможно, кто-то когда-нибудь доставит их для изучения на Земле.

В 2020 году свой вездеход вместе с посадочной платформой, сконструированной инженерами Роскосмоса, отправит и ESA. Цели у второй части миссии "Экзомарс" похожие — поиск следов жизни, изучение минералов, анализ химического состава атмосферы (последним уже занимается зонд Trace Gas Orbiter, летающий вокруг Марса с осени 2016 года). Как и NASA, ESA и Роскосмос говорят, что в перспективе технологии, использованные аппаратах "Экзомарса", пригодятся для транспортировки марсианского грунта на Землю. Но с этим есть бюрократическая проблема.

Компьютерное изображение посадочного модуля InSight NASA via AP
Описание
Компьютерное изображение посадочного модуля InSight
© NASA via AP

Кто будет исследовать Марс дальше

В NASA уже разрабатывают план, как доставить на Землю камни с соседней планеты. Для этого понадобится ракета, которая поднимет образцы с поверхности Марса на орбиту, а оттуда другой аппарат повезет их к нам. Только план этот не утвержден: миссия 2020 года — пока последняя в календаре NASA. У ESA и Роскосмоса тоже намечен лишь "Экзомарс". Но даже если новые миссии одобрят завтра, на подготовку уйдут годы: стартовавший в мае InSight утвердили в 2012-м, до запуска прошло шесть лет.

В прошлом году Планетарное общество — эта американская НКО занимается проектами исследования космоса и популяризует науку — выпустила тревожный доклад об освоении Марса. В нем говорится, что если NASA запустит необходимые для доставки грунта аппараты в 2026 году, то миссия окажется под угрозой из-за устаревших телекоммуникационных спутников на орбите Красной планеты. Самому новому, европейскому Trace Gas Orbiter, будет десять лет, а самому мощному, Mars Reconnaissance Orbiter, пойдет третий десяток лет.

Возможно, эту проблему частично решат два микроспутника размером с чемодан, запущенные вместе с InSight, а может, ведущие космические агентства спешно подготовят новые миссии. Но еще есть надежда на страны, которые только недавно заявили об амбициях в космосе. В 2020-х годах аппараты к Марсу хотят отправить Индия, Китай, Япония, Объединенные Арабские Эмираты. Правда, на сайтах NASA, ESA и Роскосмоса они не упоминаются — неясно, рассматривают ли сотрудничество эти агентства.

Наконец, есть частные компании, прежде всего, SpaceX мечтателя Илона Маска. Уже в 2024-м Маск хочет отправить на Марс не просто исследовательскую миссию, а людей. Кроме того, он допускает, что и сам отправится туда. Государственные агентства о пилотируемых полетах говорят уклончиво и просят запастись терпением до 2030–2040-х годов. Вероятно, американскому предпринимателю тоже не удастся так скоро послать экипаж на Красную планету.

Зато у Маска, запускающего в космос кабриолеты, получается вернуть космосу романтический флер. В научных статьях и пресс-релизах агентств этот флер развеивается из-за сносок и оговорок: на Марсе есть вода, органика, энергия, но всегда находится какое-нибудь "но", которое замедляет пульс и выравнивает дыхание. Может быть, для освоения Марса не хватает именно коллективной мечты, и эта мечта приведет к поразительным открытиям.

Марат Кузаев