14 мая 2021, 10:00
Статья

Конец мира, ностальгия и фламенко: что посмотреть на Чеховском фестивале

Основная программа открывается 14 мая и пройдет до 17 июля

Конец мира, ностальгия и фламенко: что посмотреть на Чеховском фестивале

Международный театральный фестиваль им. Чехова проходит в Москве с 1992 года, и это одно из главных событий в сценическом мире столицы. За почти 30 лет существования на смотре побывали гости из более чем 50 стран, сотни театров и спектаклей. В прошлом же году фестиваль пришлось отменить в связи с эпидемией, но теперь театралы смогут наконец увидеть долгожданные спектакли из-за рубежа.

Традиционно в программе фестиваля самые разные постановки: конечно же, есть и пьесы Антона Павловича — в этом году это "Три сестры" и "Вишневый сад", есть и танцевальные спектакли, тонкие и удивительно захватывающие своим сюжетом и историей, яркие по своей хореографии, а есть и классические театральные спектакли, которые придутся по душе как любителям консервативных решений, так и более смелым новаторам. С полным расписанием фестиваля можно ознакомиться на сайте, а мы рассказываем о пяти постановках, на которые стоит обратить внимание зрителям. 

Антиутопия 

Компания Патрисии Герреро, Испания

Это танцевальный спектакль, основанный на одном из самых ярких и страстных танцев в мире — фламенко. Под музыку этого направления Герреро рассказывает историю о женщине, которая живет в современном мире, где равенство — лишь формальность, которую пытаются соблюдать, хотя на самом деле такой мир все еще недостижимая утопия. Главная героиня сильная, необычная девушка, которая оказывается в сложной ситуации: с одной стороны, у нее есть таланты и желания, которые хочется реализовать, с другой — в этой реальности она должна жить согласно роли, которую ей навязало общество. И вот эти вещи никак не сочетаются в судьбе героини, а за исполнение мечты ей придется заплатить слишком большую цену. 

Конец игры 

Национальный театр им. Шота Руставели, Грузия

Этот спектакль поставлен по одноименной пьесе Сэмюэля Беккета, автора, который своими работами умел запутать читателя. В центре сюжета четыре героя, которые находятся в ожидании конца. Кажется, они пережили глобальную катастрофу, конец мира, вокруг них ничего нет, пустота, и их тоже ждет определенно только смерть. Они прошли разный жизненный путь, но в самом конце, как известно, все равны, хотя сами люди и пытаются как-то на это повлиять. У героев тоже есть выбор — они могут с достоинством и смирением фаталистов закончить свой путь или поступить совершенно не по-человечески в последние минуты своего существования. 

Пышка 

Государственный театр "Амазгаин" им. Соса Саркисяна, Армения

Это еще один спектакль, поднимающий сложную тему о непростой женской судьбе. В его основе одноименная повесть Ги де Мопассана, причем дебютная, первая: вскоре после ее публикации автор стал одним из популярнейших авторов Франции. События повести разворачиваются во время франко-прусской войны 1870 года. Из оккупированного Руана прусская армия выпускает дилижанс "Нормандия", где едут торговец, владелец бумажной фабрики, граф (все трое — с женами), две монахини, демократ Корнюде и полноватая проститутка, которую называют Пышкой. В дороге компания окажется в сложной ситуации, и Пышке, ранее показавшей себя, несмотря ни на что, доброй и искренней девушкой, которой не чуждо милосердие и благородство, придется взять удар на себя, отдавшись одному из полицейских, задержавших экипаж. А утром все ее попутчики отвернутся от нее, даже не поделившись с нею куском хлеба. 

Это сложная история, где такие глобальные темы, как патриотизм или религиозность, переплетаются с чем-то более интимным и личным, например, доверием и предательством, душевной чистотой, искренностью. Режиссер спектакля Нарине Григорян сажает всех своих героев за один стол, как бы показывая, что, несмотря на, возможно, разное положение в обществе, все они — равны, едины в данный момент. Она создает довольно динамичную постановку, где удачно высвечивает главные достоинства повести — и ее тонкий юмор, и главную глубокую мысль. 

Три сестры 

Театр Габима, Театр Камери, Израиль

Эта пьеса Чехова — одна из самых популярных для постановок, потому все время есть какой-то азарт в просмотре очередной версии, а для создателей это всегда вызов: смогут ли они удивить публику и критиков? "Три сестры" претерпели самые разные интерпретации, их ставили без декораций в темных помещениях или в ослепительно-белых декорациях, где актеры общались только с помощью жестов, даже оперу написали, где в центре оставили лишь трех героев, чья история развивается нелинейно и даже иногда нелогично. 

Ханан Снир, постановщик этого спектакля, тоже находит свой подход и интерпретацию этой истории, и, надо сказать, довольно удачную. Он переносит действие пьесы в будущее, но не в буквальном смысле, а по отношению к героям. Мы видим их не в настоящем времени, а постаревшими, ностальгирующими сестрами, которые вспоминают свою молодость, юность, старую Москву, а за окнами — страшное послевоенное время. 

Вишневый сад

Компания Умберто Орсини, Италия

Итальянский режиссер Алессандро Серра тоже обращается к творчеству Чехова, поставив пьесу, которую сам автор считал комедией, фарсом, хотя с такими определениями, на первый взгляд, довольно сложно согласиться. История о судьбе обанкротившейся помещицы Раневской стала как никогда актуальна именно в прошлом году: когда привычная жизнь стала меняться, а у кого-то и вовсе разрушилась, человечество оказалось в совершенно другой реальности. В пьесе действительно есть и юмор, и комические моменты, но как соединить их с трагической линией, ностальгией по чему-то, чего больше не вернешь, болью утраты? 

Кажется, режиссеру это удается. Он довольно трепетно обращается с самим текстом "Вишневого сада", строго следуя сюжету и ничего не вырезая из произведения. Свой спектакль Серра ставит в традициях направления кьяроскуро — такой техники итальянской школы, главная изюминка которой заключена в игре света и тени. Вот и его сцена — это большая пустая коробка, внутри которой порой вырастают зловещие тени приближающегося будущего. Предметов на сцене не много, кругом царят буквально физически ощутимые пустота, тоска, печаль от разлуки с чем-то важным и ценным.