Все новости
Пустить к себе домой?
Пустить к себе домой?
Пустить к себе домой?
Пустить к себе домой?
Пустить к себе домой?
Смена власти в Афганистане

Пустить к себе домой? Мир решает судьбу беженцев из Афганистана

Аэропорт Кабула
© AP Photo/Shekib Rahmani
После победы "Талибана" свои дома покинули сотни тысяч местных жителей. Они держат путь за границу — прочь от исламского эмирата настолько далеко, насколько возможно

Официальные цифры ООН говорят сами за себя: после того как "Талибан" (террористическая группировка, запрещенная в России) развернул скрытое наступление в начале этого года, 550 тыс. афганцев оставили свои жилища. Половина из них бежала совсем недавно — начиная с мая, большей частью скопившись у государственных границ и в аэропорту Кабула. Через эти лазейки от 20 тыс. до 30 тыс. человек каждую неделю покидают страну.

Судьба  большинства этих людей зависит от решения соседних государств — Пакистана, Ирана, Таджикистана, Узбекистана. Многие беженцы хотели бы добраться до Европы. Но сделать это будет гораздо тяжелее, чем сирийцам в 2015-м: и путь длиннее, и общественное мнение в ЕС настроено теперь недружелюбно. Если же мигранты отважатся на долгую дорогу, то их ожидают море, горы, искусственные стены, государственные границы Ирана, Турции и Греции. Полоса препятствий, с которой справится далеко не каждый.

Долгая дорога из дома

Первая остановка на пути мигранта, покинувшего Афганистан, — временный палаточный лагерь. Две державы — Иран и Пакистан — разместили их на афганской границе с правом принимать беженцев. Условия для тех соответствуют тяжелому экономическому положению обоих государств. Несмотря на это, часть беженцев почти наверняка должна будет остаться там, где их примут. Статистика показывает: 36% афганцев, когда-либо бежавших в Пакистан, до сих пор проживают в палаточном лагере. Встреча с ними для спасающихся от талибов не лишена рисков. Ведь в отличие от нынешних, прежние эмигранты из Афганистана — зачастую сторонники "Талибана", исламизма, противники США, до того — СССР.

Те, кто в Пакистане покинут лагерь, смогут присоединиться к почти миллиону афганцев, находящихся там нелегально. И это также опасно. За четыре десятилетия сосуществования пакистанцы накопили к ним счеты. Местные власти, уже проводившие кампании по депортации, в июле объявили, что страна переполнена и новым переселенцам в ней места нет. От тех, кто все-таки прибудет из-за чрезвычайных обстоятельств, ждут, что со временем они возвратятся домой.

За иранской границей положение для беженцев лучше. Один из афганских языков дари и иранский фарси находятся в тесном родстве между собой. Тегеран согласился развернуть палаточные лагеря сразу в трех провинциях, граничащих с Афганистаном. Но и здесь афганских беженцев уже слишком много: по различным оценкам, от 800 тыс. до миллиона. Экономический упадок, вызванный американскими санкциями и пандемией, лишает этих людей жизненной перспективы. А интеграция суннитов по вероисповеданию в шиитской стране наталкивается на вызовы. На протяжении последних десятилетий афганские беженцы смотрят на Запад: еще в 2010-е они заняли второе место по числу мигрантов в ЕС после сирийцев. Но чтобы добраться до Евросоюза и попросить об убежище, иранским афганцам нужно сначала миновать Турцию.

Эта страна — еще одна на Ближнем Востоке, уставшая от мигрантов. На ее территории их находится 4 млн — включая около миллиона в городской черте Стамбула. В подавляющем большинстве это выходцы из Сирии. Курс на их интеграцию в местное общество пока не приносит плодов, зато растет этническая преступность и усиливается ответная местная ксенофобия. Стамбульцы с подозрением смотрят на растущую арабизацию города. Это сказывается на итогах голосований. В 2019 году кандидат от партии президента Эрдогана проиграл местные выборы. Антимигрантскую волну использует в своих целях главный системный оппонент властей Кемаль Кылычдароглу. Государство он подозревает в сговоре с европейцами по миграционному вопросу. "Наша страна не выдержит новых беженцев. [Эрдоган], скажи, что ты пообещал Западу", — требует ответа оппозиционер. Неудивительно, что власти стремятся эти обвинения опровергнуть. В августе министр иностранных дел Мевлют Чавушуоглу объявил, что его страна не будет для ЕС "ни погранслужбой, ни лагерем по приему беженцев".

Нужен берег турецкий

В этом вопросе турецкие власти успели начать подготовку заранее. С 2017 года на границе Ирана и Турции ведутся работы по сооружению стены. Одновременно с выводом американских войск из Афганистана темпы строительства были ускорены. К августу 2020-го почти доведено до конца внушительное сооружение, растянувшееся на 300 км с высотой стен, достигающей 3 м. Однако и их может оказаться недостаточно. Часть границы между странами проходит по гористой местности. Вопреки всему афганцы пересекают ее нелегально. Еще в сравнительно спокойные первые месяцы года турецкую границу пересекли 27 тыс. афганцев. После прихода талибов этот поток может существенно возрасти.

Преодолев препятствие на границе, незаконные беженцы обречены влиться в мир местной теневой экономики. Те из них, кто постарается побыстрее его покинуть, будут держать курс на запад через Малую Азию к берегам Эгейского моря, где в разгаре летний сезон нелегальной миграции. Войдя в контакт с мафией профессиональных перевозчиков, на переполненных лодках с риском для жизни переселенцы, если захотят, смогут продолжить свой путь в сторону островов Греции. По действующему между ЕС и Турцией соглашению Афины имеют право задержать и депортировать их обратно. Но в последние годы делать это становится все сложнее. Греческие власти упрекают президента Эрдогана в нежелании сотрудничать, а турки находят собственные поводы для претензий. Соглашение, регулирующее права сторон, предусматривает выплаты от высылающей стороны той, что принимает мигрантов. Анкара жалуется на задержки в финансировании и на неуважение своих интересов Евросоюзом. Взаимное несогласие держав оставляет переселенцам надежду протиснуться между молотом и наковальней и все-таки закрепиться в Старом Свете вопреки закону.

Именно этого меньше всего хотят власти Греции. После падения законного правительства в Кабуле министр по делам миграции Греции Панагиотис Митаракис заявил, что его страна не намерена становиться калиткой для новой волны беженцев. Хотя в Брюсселе признают необходимость европейской солидарности, выработать ее принципы применительно к беженцам за много лет не удалось. Это означает: если афганцы все-таки доберутся до Греции, тогда страна останется с ними один на один, если только сами они не примут решения двигаться дальше в поисках лучшей жизни — на север и запад Евросоюза.

Европа в ожидании

Самые развитые государства Евросоюза опасаются, что волна афганской миграции в конце концов может добраться и до них самих. И принимают меры еще на первых подступах. Расследование, проведенное газетой Bild, показало, что, эвакуируя из Афганистана своих военных, Германия отказала в визах сотням работавших с ними афганцев. Вместо них вертолеты бундесвера увезли на родину 340 бутылок вина и 65 тыс. банок пива. Эту "пивную эвакуацию" пресса назвала позорной. Но ее неожиданно согласился отстаивать глава Министерства иностранных дел Хайко Маас. По его словам, предоставить немецкие визы 2 тыс. афганцев, просивших о них, было бы грубой политической ошибкой: "Тогда [в перспективе] нам пришлось бы говорить уже не о 2 тыс., а о 20 тыс. виз", — заявил он.

Леволиберальная оппозиция — партия "зеленых" — ждет от правительства Ангелы Меркель, что та все-таки допустит в страну потоки мигрантов. Надеяться на это в обозримые месяцы чрезвычайно сложно. Всего шесть недель отделяют страну от всеобщих выборов. Опасаясь роста популярности националистов из партии "Альтернатива для Германии", правящие консерваторы берутся отстаивать жесткий антимиграционный курс. Той же позиции придерживается Франция, и по схожим причинам: до президентских выборов в ней остается восемь месяцев. Президент Эмманюэль Макрон, еще не сообщивший о своем выдвижении, но считающийся одним из фаворитов, объявил, что "Европа должна защитить себя от потоков нелегальной миграции" и "ЕС не может принять на себя в одиночку все последствия ситуации, сложившейся в наши дни". При этом до 20 тыс. афганских мигрантов все же готовы принять в Великобритании и несколько тысяч в Албании.

У остающихся без поддержки в Западной Европе беженцев в запасе единственный шанс: Северная Америка, где Канада уже готова взять до 20 тыс. афганских мигрантов, а США, по крайней мере, находятся в моральном долгу перед ними. Но прежде чем принять решение о приеме афганцев, американцам предстоит решить собственную проблему: по разным оценкам, от 10 тыс. до 40 тыс. их сограждан остаются брошенными в Афганистане. Вернуть их на родину — первостепенная задача для Джо Байдена. Решив сначала ее, Вашингтон сможет затем определить, даст ли он зеленый свет переселению афганцев или нет.

Игорь Гашков