Все новости

Правый вектор: как ультраправые настроения меняют политические расклады в ЕС

Конституционный суд ФРГ отклонил иск о запрете праворадикальной Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Данное решение принято на фоне роста правых настроений как в Германии, так и во всем ЕС
Управляющий делами парламентской фракции НДПГ Питер Маркс, адвокат Питер Рихтер и председатель НДПГ Франк Франц (слева направо) в Федеральном конституционном суде, Карлсруэ, 17 января EPA/RONALD WITTEK
Описание
Управляющий делами парламентской фракции НДПГ Питер Маркс, адвокат Питер Рихтер и председатель НДПГ Франк Франц (слева направо) в Федеральном конституционном суде, Карлсруэ, 17 января
© EPA/RONALD WITTEK

Федеральный Конституционный суд ФРГ (КС) во вторник, 17 января, отклонил иск о запрете правоэкстремистской Национал-демократической партии Германии (НДПГ), которую многие относят к разряду неонацистских. Оглашая постановление суда, председатель КС Андреас Фоскуле заявил, что, хотя идеология партии противоречит ценностям конституции ФРГ, у НДПГ нет потенциала для устранения демократии в Германии. Между тем ультраправые организации только продолжают набирать популярность как в Германии, где вопрос национализма остается крайне болезненным, так и в остальных странах Европы. ТАСС рассказывает, как ультраправые настроения меняют политические расклады в Европейском союзе.

Германия

В законодательстве послевоенной Германии был прописан ряд жестких антинацистских положений, поэтому даже зарегистрированные ультраправые партии балансируют на грани дозволенного конституцией ФРГ. НДПГ была создана 28 ноября 1964 года в Западной Германии, а 7 октября 1990 года объединилась с Национал-демократической партией бывшей ГДР. Партия открыто говорила о "неравенстве" народов, выступала за внедрение националистической и неонацистской идеологии в политическую и общественную систему Германии, ограничение миграции и прав меньшинств, а также защиту "германского народа" от влияний извне. Несмотря на свой маргинальный статус, НДПГ находилась в центре горячих дебатов на протяжении десятков лет. Сторонники запрета партии настаивали на том, что НДПГ разжигает ксенофобию в обществе и состоит в связях с различными ультраправыми группировками. В свою очередь противники запрета призывали бороться с НДПГ с помощью силы убеждения, а также указывали, что принудительное закрытие партии только усилит ее позиции — члены НДПГ станут "мучениками" в глазах остальных ультраправых.

После окончания войны в Германии было только два случая, когда Верховный суд выносил решение о запрете политической партии: в 1952 была запрещена и распущена Социалистическая рейхспартия, позиционировавшая себя как преемница нацистов; в 1956 году аналогичная судьба постигла Коммунистическую партию Германии, которая призывала к "революционному свержению" первого федерального канцлера и установлению "диктатуры пролетариата". В 2001 году правительство социал-демократов и "зеленых" во главе с канцлером Герхардом Шрёдером попыталось запретить и НДПГ, но спустя два года дело закрыли по формальным причинам. Выяснилось, что свидетельства против партии в значительной степени были представлены осведомителями из НДПГ, и это обстоятельство сочли "размывающим" доказательную базу. 

У НДПГ никогда не было реального политического веса: на выборах 2013 года партия набрала всего 1,3% голосов (при 5% необходимых для прохождения в бундестаг). Однако партии удалось пройти в парламент земли (ландтаг) Мекленбург — Передняя Померания и даже занять одно место в Европейском парламенте — в настоящее время оно принадлежит бывшему главе НДПГ Удо Фойгту, который известен комплиментами в адрес Адольфа Гитлера и войск ваффен-СС, а также оправданием холокоста. На момент подачи иска о запрете партии в НДПГ состояло всего 5,2 тыс. человек. 

Гораздо успешнее на немецкой политической арене выступают "умеренные" ультраправые, а именно партия "Альтернатива для Германии" (АдГ): она представлена в земельных парламентах пяти регионов страны и, согласно данным опросов, имеет поддержку примерно 10–15% жителей ФРГ. Взлет популярности АдГ эксперты связывают с процессами "эрозии" старых партий, с одной стороны, и недовольством части немецкого электората в связи с мигрантским кризисом — с другой. На этом фоне "Альтернатива для Германии", предлагающая немедленно прекратить принимать мигрантов, может занять третье место на выборах в сентябре 2017 года, впервые попав в состав федерального парламента. Христианско-демократический союз (ХДС) и Христианско-социальный союз (ХСС), вероятно, сохранят лидерство, набрав около 30%, а Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) займет второе место с 20%, что позволит этим партиям создать устойчивую правящую коалицию.

Впрочем, сам факт вероятного попадания АдГ в парламент уже примечателен, ведь ультраправых не было в бундестаге со времен Гитлера. Возглавляет партию политик и бывший предприниматель Фрауке Петри, которая выступает за снижение налогов, реформирование ЕС, выход Германии из еврозоны и соблюдение мигрантами законов Германии. По своему духу АдГ близка с движением PEGIDA — Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes ("Патриотические европейцы против исламизации Запада"). Не в последнюю очередь их объединяет антиисламская риторика: например, АдГ предлагает запретить строительство минаретов и ношение паранджи. За подобные взгляды журналисты уже успели прозвать Петри "кривым зеркалом Меркель", "Трампом в юбке" и "немецкой Марин Ле Пен". 

Франция

Ультраправых "с человеческим лицом" во Франции представляет Марин Ле Пен и возглавляемый ею "Национальный фронт". Эта партия была основана в 1972 году ее отцом Жан-Мари Ле Пеном — одним из основоположников движения ультраправых во Франции. Членами и сторонниками "Национального фронта" на первых парах были в том числе последователи коллаборационистского режима Виши, что роднит партию с другими ультраправыми объединениями Франции: "Молодой нацией" и "Французским делом" Пьера Сидоса. При Жан-Мари Ле Пене "Национальный фронт" заявлял о желании депортировать из страны три миллиона иностранцев и получил дурную славу "партии ксенофобов и отрицателей холокоста". Марин Ле Пен, возглавившая "Национальный фронт" в 2012 году, попыталась исправить этот имидж, сохранив при этом ультраправую повестку. 

Нынешняя программа "Национального фронта" основана на идеях консерватизма и евроскептицизма: в случае избрания президентом Марин Ле Пен обещает незамедлительно начать процесс выхода Франции из состава Евросоюза и НАТО, а также снизить число принимаемых мигрантов и урезать пособия на их содержание. Согласно текущим опросам общественного мнения, Ле Пен является одним из фаворитов предвыборной гонки и как минимум выйдет во второй раунд. Однако победу на выборах соцопросы отдают кандидату от консервативной Республиканской партии, бывшему премьер-министру Франции Франсуа Фийону. За него готовы проголосовать 64% французов — это почти в два раза больше, чем электорат Ле Пен. Третье место в первом туре президентских выборов пророчат экс-министру экономики Франции Эмманюэлю Макрону, который покинул Социалистическую партию, чтобы стать независимым кандидатом. Социалисты же со своим кандидатом определятся только к концу января.

Президентские выборы во Франции пройдут в два тура: 23 апреля и 7 мая. За оставшиеся несколько месяцев расклад сил может измениться, однако уже сейчас эксперты отмечают, что Эмманюэль Макрон способен обойти Фийона во втором туре выборов, а вот в победу Марин Ле Пен против Фийона верят мало. Вне зависимости от результатов выборов за Ле Пен уже успел закрепиться статус лидера всех евроскептиков в ЕС, к которым также относятся уже упомянутая партия АдГ, австрийская Партия свободы, голландская Партия свободы, бельгийская партия "Фламандский интерес" и итальянская "Лига Севера". Все эти партии входят в Европарламенте в группу "Европа наций и свободы", состоящую из правых популистских и крайне правых партий.

Нидерланды 

Еще одна страна, где к власти в этом году рвутся ультраправые силы, — Нидерланды. 15 марта в этой стране пройдут парламентские выборы, одним из фаворитов которых считается Партия свободы и ее лидер, известный в стране евроскептик Герт Вилдерс. В 2004 году Вилдерс ушел из либеральной Народной партии за свободу и демократию и с тех пор завоевал репутацию одного из самых громких ультраправых голосов Европы. Основу его политической позиции составляют жесткие антиисламские взгляды: Вилдерс предлагает запретить Коран, перекрыть миграцию из стран, где приверженцы ислама составляют большинство населения, а также депортировать голландцев-мусульман с двойным гражданством, если они будут уличены в нарушении законов. В своей антиисламской риторике он совпадает с известным голландским политиком Пимом Фортёйном (1948–2002), который тем не менее отрицал свою причастность к ультраправым политическим движениям.

Взгляды Вилдерса стоили ему двух судебных исков: в 2011 году ему были предъявлены обвинения за сравнение ислама и нацизма и призыв к запрету Корана (политик в итоге был оправдан); в 2016 году начался процесс в связи с его расистскими высказываниями в адрес подданных Марокко, которые он допустил весной 2014 года в Гааге. Обращаясь к своим сторонникам, Вилдерс спросил, хотят ли они, чтобы в Нидерландах "было больше или меньше марокканцев". Митингующие начали скандировать "Меньше!", на что политик пообещал "урегулировать данную проблему". Данное выступление транслировалось в прямом эфире по ТВ и вызвало волну критики со стороны общественности. В прокуратуру Нидерландов было подано более 6 тыс. заявлений и даже в рядах его собственной партии от выступления Вилдерса поспешили откреститься. 

Несмотря на все это, недавние опросы показывают, что 46% датчан верят в победу Партии свободы на выборах. Но это не значит, что Вилдерс автоматически станет премьер-министром страны: скорее всего, несколько центристских партий образуют коалицию и получат право выбирать премьера и министров, тем самым вытеснив Вилдерса из процесса принятия ключевых политических решений. Тем не менее широкое присутствие ультраправых в парламенте будет тянуть политику Нидерландов "вправо", и этот процесс уже начался — об этом свидетельствует, в частности, недавний запрет на ношение в общественных местах паранджи и любой другой закрывающей лицо одежды.

Австрия

Ультраправый политик Норберт Хофер остановился в полшаге от президентства после перевыборов в Австрии 4 декабря 2016 года (победу одержал бывший лидер "зеленых" Александр Ван дер Беллен). Во время предвыборной кампании Хофер сделал ряд громких заявлений, в том числе о возможном референдуме по членству в ЕС. Он также занимал жесткую позицию по вопросу беженцев и выступал против того, чтобы они приносили "политический ислам" на территорию Австрии. До недавнего времени Хофер считался одиозной фигурой: он носил с собой пистолет марки "Глок" и призывал сторонников вооружаться, чтобы обезопасить себя от мигрантов. Однако в последнее время Хофер старается соблюдать образ "умеренного" политика c тростью в руке (он хромает из-за травмы, полученной в результате инцидента на параплане в 2003 году) и планирует вновь побороться за президентский пост на следующих выборах.

Австрийская партия свободы (АПС), от которой выдвигался Хофер, была основана в 1955 году. Тогда в нее вошли многие бывшие функционеры НСДАП, а возглавил ее Антон Райнтхаллер — экс-министр сельского хозяйства в нацистском правительстве и офицер СС. В 1999 году АПС под руководством праворадикального политика Йорга Хайдера вошла в правящую коалицию, в результате чего в отношении Австрии были введены санкции со стороны других стран ЕС. Этот демарш закончился ничем: после семи месяцев санкции были сняты, Хайдер сложил с себя формальный титул лидера АПС, но при этом продолжил быть реальным лидером партии. С 2005 года АПС руководит Хайнц-Кристиан Штрахе — политик, которого обвиняют в приверженности неонацизму, а также в антисемитизме и отрицании холокоста. В молодости Штрахе поддерживал контакты с неонацистским подпольем и сам состоял в неформальной ультраправой организации Vandalia. 

АПС имеет хорошие шансы на предстоящих парламентских выборах в 2018 году: все недавние опросы прочат ультраправым победу над Социал-демократической партией Австрии (СДПА) и Австрийской народной партией (АНП). Политологи считают, что поражение Хофера только усилит позиции АПС, поскольку австрийцы захотят восстановить равновесие политических сил в стране. Подъем ультраправых в Австрии эксперты относят к более широкому феномену так называемого альпийского популизма, который проявляется, например, в Швейцарии, где набирает популярность ультраправый политик Кристоф Блохер, и Италии, на политической арене которой активизировались склоняющиеся вправо "Лига Севера" и движение "Пять звезд". 

Артур Громов