Все новости

Подслащенная пилюля. Что означает для Ирана отмена оружейного эмбарго

© AP Photo/Vahid Salemi
Фактически главным посылом иранских властей на фоне отмены оружейного эмбарго стало заявление о победе над США на международной арене

Эмбарго на поставки в Иран, а также экспорт из этой страны обычных вооружений истекло в воскресенье. В этот день исполнилось ровно пять лет с момента вступления в силу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. В поддержку соглашения была принята резолюции Совета Безопасности ООН 2231, которыми был установлен соответствующий срок ограничений.

Это событие можно назвать победой Тегерана в противостоянии с США, которые до последнего дня не оставляли попытки заблокировать снятие оружейного эмбарго. Однако, на фоне всей политики по подрыву ядерной сделки со стороны президента США Дональда Трампа нынешнее достижение выглядит лишь отдельным удачным эпизодом.

Латание дыр в обороне

Так или иначе возможности Ирана закупать вооружение за рубежом были сильно ограничены на протяжении всей истории страны, начиная с 1979 года. Тегеран быстро осознал, что самостоятельно выйти на высокий уровень в сфере производства вооружения по всем ключевым направлениям невозможно. В результате национальные усилия были направлены на несколько приоритетных секторов, где стране удалось добиться определенных успехов.

Одним из главных достижений Исламской республики Иран стала ракетная программа. Ее возможности были уже как минимум несколько раз продемонстрированы в боевых условиях - ВС Ирана наносили ракетные удары по боевикам в Сирии и по американским военным объектам в Ираке. Кроме того, неплохих результатов иранцы достигли в разработке собственных беспилотников.

Как бы то ни было, в сфере вооружения по ряду направлений Иран явно отстает от региональных конкурентов, Турции, Саудовской Аравии и Израиля. В теории отмена оружейного эмбарго может позволить Тегерану восполнить эти пробелы.

Обычно эксперты называют военную авиацию наиболее слабым звеном в оборонной сфере Ирана. Большая часть авиапарка составляют еще купленные до Исламской революции 1978-1979 годов американские самолет, которые США отказались обслуживать. В результате авиационные запчасти приходится производить самим либо искать на мировом черном рынке.

Главной проблемой остается то, что авиационная техника относится к одной из самых дорогостоящих. При этом здесь проблемы у Ирана по всем позициям, и точечными закупками не отделаться. В условиях явного дефицита средств на фоне экономического давления последних лет со стороны США Тегерану просто может не хватить денег для серьезных приобретений в сфере авиации. Тем более, что иранским властям еще и придется объяснять населению, почему они в столь сложное время тратят миллиарды на оружие, а не на благосостояние граждан.

Также особый интерес для Тегерана представляют иностранные средства ПВО и радиоэлектронной борьбы. В условиях явного технического превосходства потенциального противника (США, Израиль, Саудовская Аравия) в воздухе это направление имеет стратегическое значение. Правда, здесь все не настолько плохо, как с авиацией. Так, в 2016 году в страну были поставлен четыре дивизиона российского ЗРК С-300. Кроме того, в Иране есть свои разработки в сфере ПВО, которые уже успешно сбивали современные американские беспилотники.

Политическая победа

Фактически главным посылом иранских властей на фоне отмены оружейного эмбарго стало заявление о победе над США на международной арене. При этом различные представители правительства несколько раз повторили, что Иран обеспечивает более 90% своих потребностей в оборонной сфере и не нуждается в иностранной помощи.

Нет сомнений, что Тегеран имеет определенные пробелы в сфере обороны с технической точки зрения. В то же время на протяжении последних 40 лет страна достаточно успешно жила в условиях ограничений на поставки вооружения и в случае необходимости может продолжить функционировать в том же режиме.

Более того, курс на достижение самообеспечения в сфере производства вооружения продиктован не только санкциями, но и собственной позицией Тегерана. Иранские власти ставят безопасность страны фактически главной ценностью, гарантировать которую лучше за счет опоры на свои силы. По убеждению иранцев, союзники и партнеры в любой момент могут отказаться от своих обязательств и прекратить помощь Ирану. Так что импорт вооружения для Тегеран может стать альтернативой, но никогда не будет принят в качестве надежного способа обеспечения безопасности страны.

В любом случае главной итог отмены оружейного эмбарго для Тегерана - это политическая победа над США. Это событие рассматривается как важный шаг по выходу из изоляции в чрезвычайно сложных условиях. В этой логике иранской стороне необходимо произвести хотя бы символичную закупку иностранного оружия, чтобы закрепить на международной арене достижение от победы над Вашингтоном.

Не стоит также забывать, что отмена эмбарго открывает возможности для экспорта иранского вооружения в другие страны. Безусловно, Иран не может претендовать на место по-настоящему крупного поставщика оружия на мировой арене. В то же время некоторые продукты иранского производства, например, беспилотники вполне могут быть востребованы региональными странами из-за соотношения неплохого функционала и низкой стоимости.

Более того, такие страны как Ирак или Ливан способны одобрить сделку на покупку иранского оружия из политических соображений. Экспорт вооружения для Тегерана может стать еще одной важной психологической победой, которая будет символом верного курса иранских властей на внешнеполитической арене.

В то же время намерение администрации президента США Дональда Трампа вводить санкции против любого, кто будет сотрудничать с Ираном в сфере импорта и экспорта вооружения, может затруднить на первых этапах реализацию таких планов. Скорее всего, Тегеран дождется результатов выборов в США, и только потом начнет работать на этом направлении. От личности нового американского президента зависит то, насколько серьезен будет Вашингтон в намерении не дать Ирану закупать или продавать оружие.

Смазанные итоги

Главной дипломатической победой президента Ирана Хасана Роухани считалось заключение ядерной сделки с США при президенте Бараке Обаме. Однако после прихода Трампа положительные последствия этого достижения для Тегерана были практически полностью нивелированы новым главой Белого дома.

"Для тех, кто сомневается в том, что принесла нам ядерная сделка - вот один из ее результатов", - сказал Роухани, поздравляя народ Ирана с отменой оружейного эмбарго.

Действительно, попытки США не дать Ирану возможность для импорта оружия получили решительный отпор почти всего мирового сообщества. Ядерная сделка показала, что многосторонние международные соглашения не просто фикция, которую может отменить один из участников.

В то же время для Ирана вопрос обеспечения собственной безопасности не является сегодня первоочередной проблемой. Тегеран показал, что в целом он способен справиться с этой задачей и в условиях изоляции. Однако гораздо сложнее добиться устойчивого экономического развития в условиях, когда санкции лишают возможность для всякого нормального взаимодействия с окружающим миром.

Ядерная сделка была попыткой Тегерана пожертвовать частью своих геополитических амбиций в угоду экономическому процветанию. Однако Трамп уничтожил этот компромиссный сценарий.

В итоге Иран спустя несколько лет после заключения СВПД, которые оказались одними из самых непростых в истории страны, добился символической победы над США. Это может стать причиной для взвешенного оптимизма среди руководства страны. Однако главный вопрос - как развивать экономику в условиях тотальных американских санкций? - остается открытым.

Никита Смагин