Все новости

Ресторатор, нанявшая Ефремову адвоката Алешкина, просит не наказывать его дисциплинарно

По словам Татьяны Беркович, жалобы на адвоката беспочвенны

МОСКВА, 25 февраля. /ТАСС/. Ресторатор Татьяна Беркович, нанявшая адвоката Андрея Алешкина для защиты актера Михаила Ефремова, просит не применять к нему дисциплинарные меры наказания и считает жалобы беспочвенными. Об этом говорится в поданном ею накануне заседания комиссии заявлении в адвокатскую палату Санкт-Петербурга, которое имеется в распоряжении ТАСС.

В частности, она считает, что жалоба на Алешкина "не соответствует действительности и продиктована иными адвокатами по делу". "Прошу не применять к адвокату Алёшкину Андрею Владимировичу мер дисциплинарного воздействия, претензий к адвокату не имею", - говорится в заявлении Беркович.

По данным источника ТАСС в адвокатских кругах, палата считает нарушением работу Алешкина в Москве, так как филиал его коллегии должен был быть здесь зарегистрирован. Кроме того, в соглашении в качестве оплаты указана сумма 10 рублей, что палата посчитала сомнительным. Также в жалобах Ефремова указывалось, что адвокат ввел его в заблуждение.

Соглашение между Беркович и Алешкиным на защиту Ефремова было заключено 13 ноября прошлого года, а впоследствии, как говорится в ее заявлении, подтверждено актером. Беркович отрицает, что адвокат вводил ее в заблуждение. Также она пишет в заявлении, что Алешкин работал по системе pro bono и не получал оплату, а указать сумму 10 рублей в соглашении предложила она сама.

Ошибка в документе

Сам Алешкин заявлял, что считает свое дело заказным и сфабрикованным и после комиссии готов опубликовать представление вица-президента адвокатской палаты Санкт-Петербурга о возбуждении дисциплинарного производства. Также он считает, что палата в дисциплинарном деле вышла за пределы жалоб Ефремова.

Например, в представлении вице-президента питерской палаты Вячеслава Тенишева от 23 января в приложении содержится статья, написанная спустя неделю, 1 февраля. Тенишев в разговоре с ТАСС объяснил это технической ошибкой. "Это техническая ошибка. Разберемся, это часто бывает", - сказал он, отметив, что "дисциплинарное представление, естественно, не могло быть написано ранее, чем жалоба поступила в палату или статья".

Заседание комиссии и жалобы

25 февраля квалификационная комиссия пройдет без участия адвоката Алешкина, его интересы представит на комиссии адвокат Виолетта Волкова. Сам адвокат пояснил, что не сможет принять участие из-за занятости в уголовном процессе.

Алешкин стал третьим адвокатом, участвовавшим в деле Ефремова о ДТП со смертельным исходом, в отношении которого возбуждено дисциплинарное дело. Александр Добровинский и Эльман Пашаев ранее лишились адвокатского статуса.

Ранее Ефремов подал две жалобы в Главное управление Минюста по Санкт-Петербургу и адвокатскую палату, в которых он обвинил Алешкина в самопиаре и нарушении договоренностей о "тишине в СМИ". Актер считает, что адвокат своими высказываниями наносил вред его репутации и действовал против его интересов, а не с целью его защиты. Также Ефремов написал в жалобе, что Алешкин после того, как без согласия актера его нанял Никита Джигурда, убедил его, что будет заниматься только вопросом помилования. При этом на участие в кассационной инстанции актер его не уполномочивал, а договор подписал, не читая. В этой связи Ефремов считает, что договор заключен обманным и путем, отзывает свою подпись под ним и просит считать его недействительным.

В свою очередь Алешкин сообщал ТАСС, что все комментарии журналистам были согласованы с Ефремовым, а право на общение со СМИ было изначально закреплено в соглашении. Он отмечал, что в поданной на него жалобе не упоминаются конкретные публикации, в которых он нарушил договоренность.

Алешкин вступил в защиту Ефремова 21 сентября. 18 октября по требованию жены Ефремова переговоры с потерпевшими были прекращены. По словам Алешкина, она заподозрила его в сговоре с представителем потерпевших Александром Добровинским. 16 ноября Ефремов снова подписал соглашение с Алешкиным и в декабре вновь расторг договор в связи с нарушением договоренностей об условиях общения с журналистами, а также "тишины в СМИ".