Все новости

Страсбургский суд может сократить претензии ЮКОСа на две трети

Нефтяная компания ЮКОС и ее "дочки" изначально требовали в Европейском суде по правам человека $98 млрд

МОСКВА, 30 июля. /ИТАР-ТАСС/. Суд Страсбурга через три дня после 50-миллиардного вердикта Гаагского арбитража вынесет решение по иску ЮКОСа против России.

Нефтяная компания ЮКОС и ее "дочки" изначально требовали в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) $98 млрд.

Сейчас источники, близкие к истцам, говорят, что рассчитывают на треть от заявленной суммы. Юристы скептичны: после решения трибунала Гааги компенсация от Страсбурга будет номинальной, и даже в этом случае Россия, скорее всего, откажется исполнять решение суда, воспользовавшись правом оспорить его в Большой палате ЕСПЧ.

На что жаловались

Иск акционеров ЮКОСа, решение о компенсации по которому будет вынесено в Страсбурге 31 июля, подавался в ЕСПЧ в апреле 2004 года. Руководители нефтяной компании Михаил Ходорковский и Платон Лебедев тогда уже находились в заключении.

По словам источника ИТАР-ТАСС, знакомого с позицией акционеров ЮКОСа, истцы рассчитывают на взыскание в Страсбурге около $30 млрд. В этом случае общая сумма компенсации приблизилась бы к изначально заявленному ущербу по обоим искам - $98 млрд в Страсбурге и более $100 млрд в Гааге. Представитель Stichting отказался это комментировать до публикации вердикта.

По мнению экс-юриста ЮКОСа Дмитрия Гололобова, компенсация истцам по решению Европейского суда по правам человека едва ли будет сопоставима с вердиктом суда в Гааге. "Она будет номинальной", - считает он.

"Речь не пойдет об удвоении сумм по исполнению решений судов Страсбурга и Гааги", - согласен Магоня. Но и в этом случае юрист скептичен в отношении перспектив исполнения обоих решений: "Очевидно, что решение Гааги и предполагаемое решение ЕСПЧ странно совпадают с ужесточением давления на Россию на международном уровне".

По его мнению, если политическая конъюнктура изменится в лучшую сторону, "вероятно, отпадет и значение упомянутых решений". "Если не изменится, Россия будет относиться к решениям не как к юридическим, а как к политическим факторам, и исполнять их не будет", - заключил Магоня.