Все новости

В Кунсткамере обнаружили материалы о службе музейщиков в разведке и дипломатии в войну

В частности, речь идет об известном исследователе Николае Кислякове. Он принимал непосредственное участие в подготовке к встрече в Тегеране Сталина, Черчилля и Рузвельта

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 9 мая. /ТАСС/. Документы и фотоматериалы, рассказывающие об участии сотрудников петербургского Музея антропологии и этнографии (Кунсткамеры) в разведывательной и дипломатической работе в годы Второй мировой войны, обнаружили его сотрудники при подготовке мероприятий к 75-летию Победы. Об этом ТАСС сообщил старший научный сотрудник, кандидат исторических наук Александр Терюков.

"Речь идет в первую очередь о Николае Андреевиче Кислякове - известном исследователе, ученом, докторе наук, профессоре. Его служба в МИД и работа в Тегеране с 1942 по 1945 годы всплыла неожиданно. Об этом никто не писал, не упоминал", - рассказал собеседник агентства, отметив, что письма Кислякова и фотографии из Тегерана обнаружились недавно у его родственников.

Кислякова, выпускника восточного факультета Ленинградского госуниверситета с хорошим знанием персидского языка, отправили в Тегеран из Узбекистана, где он находился в экспедиции вместе со своей супругой и коллегой Анной Розенфельд, которая впоследствии стала крупнейшим знатоком иранских языков. "Когда началась война, Николай Андреевич уже не мог вернуться в Ленинград, так как город был закрыт, он был назначен директором музея истории и этнографии в Ташкенте. Оттуда его пригласили в посольство СССР, он стал его сотрудником. Штат сотрудников посольства был не очень большой, и мы сейчас знаем, что он принимал непосредственное участие в подготовке к встрече в Тегеране "тройки": Сталина, Черчилля и Рузвельта", - рассказал Терюков.

"Почему Кисляков был призван? Он был к этому моменту на довольно хорошем счету: он специализировался по иранским языкам, но в первую очередь занимался таджиками (ираноязычный народ). Он довольно сносно знал узбекский язык - тюркский язык; соответственно, зная узбекский язык, можно понимать турецкий", - уточнил собеседник агентства, добавив, что такое сочетание языков было исключительно важным для работы на территории сопредельного с Турцией государства. В годы Второй мировой войны правительство Турецкой Республики, сохраняя нейтралитет, лавировало между двумя противостоящими военными блоками - антигитлеровской коалицией и странами "оси" (только 23 февраля 1945 года Турция встала на сторону антигитлеровской коалиции и объявила войну Германии и Японии).

"Мы думали, что на выставке мы бы это все показали - письма из Тегерана, фотографии. Есть фотографии из того зала, где проходила встреча "тройки", есть круглый стол, за которым проходили заседания. То, что выяснилось, что Кисляков работал в посольстве, будет поводом для обращения в историко-архивный департамент МИД, чтобы попытаться найти его личное дело, понять, что он там делал. Нынешняя ситуация (ограничения на фоне пандемии) не позволила решить эту проблему до конца", - рассказал Терюков.

После войны Кисляков вернулся к работе в Ленинграде, он заведовал отделом народов Средней и Центральной Азии и работал в музее до своей кончины в 1973 году.

Работа под прикрытием

Еще один коллега Кислякова - иранист и курдовед Олег Вильчевский - в предвоенные годы принимал участие в разработке алфавита для советских курдов и в составлении первой советской грамматики курдского языка, которая вышла в 1936 году. Когда началась война, он был призван политработником в части советской армии на территории Ирана.

"В Иране он работал под прикрытием журналиста. Он был военным корреспондентом армейской газеты. Будучи специалистом по иранским языкам, он работал среди местного населения. У него в личном деле обнаружена целая серия документов, которые остались у него после войны", - рассказал Терюков.

Он отметил, что в личном деле Вильчевского нашлись документы, которые можно квалифицировать как аналитические записки. "Мы бы их сейчас назвали таким образом: об оценке ситуации на той территории, которая была населена курдами. Общаясь с местными жителями, он входил в контакт с местными людьми, с представителями власти, интеллигенции, и его главной задачей было выяснение отношения к Советскому Союзу, к общеполитической ситуации и так далее", - пояснил собеседник агентства. Речь идет о поездке в Иран в июне - августе 1942 года для ознакомления с ситуацией в так называемом Иранском Азербайджане, то есть через год после ввода советских войск в Иран.

"Там есть интересные наблюдения о работе английской и турецкой разведок в этом регионе. У нас есть партийные билеты курдской компартии, еще переписка Вильчевского с некоторыми людьми. Это все хранилось в архиве музея. Мы увидели, что там есть, и я надеюсь, что мы одну из его аналитических записок опубликуем, потому что она интересна и сегодня", - заключил Терюков.

Выставка

К 75-летию Победы Музей антропологии и этнографии подготовил выставку, посвященную героическому труду сотрудников института по спасению ценнейших коллекций старейшего отечественного музея и его исторического здания, а также их судьбе в военное время. Ее онлайн-версию музей представил на своем сайте ко Дню Победы.

"Являясь музеем системы Академии наук СССР, Кунсткамера была в первую очередь научным институтом с коллективом уникальных специалистов в области антропологии и этнографии. Многие из них остались работать в Ленинграде, и судьбы их сложились трагически. За каждым из этих людей стоит серьезная научная работа, создание целых направлений в этнографической науке, поэтому важнейшей частью выставки является представление научных трудов", - рассказали ТАСС в пресс-службе музея.

Среди материалов - письма, которые направлял своим ученикам молодой сибировед Григорий Вербов, ушедший на фронт и погибший в 1942 году. "[В них] настойчиво звучит тема важности постоянной научной работы над избранной темой даже в самых тяжелых и неподходящих для этого условиях жизни", - добавили в музее. Часть выставки посвящена материалам, собранным в этнографических экспедициях: так, в конце войны от Евгении Бломквист в Кунсткамеру поступили пять коллекций предметов одежды, собранных ею в Каракалпакии (Узбекистан) в 1943-1945 годах.

В музее рассчитывают, что в традиционном формате посетители смогут увидеть выставку осенью - ориентировочно, в сентябре.

О музее

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого Российской академии наук является одним из крупнейших и старейших этнографических музеев мира, коллекционные фонды которого насчитывают свыше 1,2 млн единиц хранения. Он является преемником первого российского государственного публичного музея, знаменитой Кунсткамеры, основанной Петром I в 1714 году. Сегодня Кунсткамера - это не только академический музей, но и один из ведущих исследовательских центров Российской академии наук. Включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ.