Все новости

Взял паузу: как себя чувствует российский рынок вина

Елена Разумова — о винодельческой отрасли в России в период пандемии COVID-19

Недавнее обсуждение возможного прекращения поставок шампанского Moet Hennessy из-за новых требований к наименованию продукции (изменить категорию и маркировку с шампанских вин на игристое вино) приковало внимание к винодельческой отрасли. Чем бы ни завершился спор о названиях, структурных изменений на российском рынке вина не произойдет и доля импорта этого продукта (включая игристые вина) в России продолжит составлять около половины рынка.

Ограниченность сырьевой базы, высокий порог входа в бизнес, очень длинный инвестиционный цикл, а также долгое отсутствие системной госполитики в отношении отрасли выступают гораздо более значимыми факторами, влияющими на развитие отрасли.

Регулирование отрасли

Виноделие — одна из немногих продовольственных отраслей, где пока не реализован ее потенциал в сфере импортозамещения и экспорта. При этом, несмотря на образ России, где население предпочитает крепкий алкоголь, российский винный рынок — один из крупнейших в мире. По данным портала TradeMap, в 2020 году РФ замыкала список ТОП-10 импортеров винодельческой продукции в денежном выражении — $1,1 млрд, что всего на 6% меньше, чем годом ранее (у лидера рейтинга — США — импорт вина составил $5,9 млрд). Поставки непосредственно самого напитка, уже расфасованного в потребительскую тару, также незначительно сократились — на 1,3%. Основная же часть уменьшения импорта (–78,4%) приходится на "сырьевые" категории — виноградное сусло и прочие вина.

Наряду с этим, учитывая размер российского рынка и винодельческий потенциал, неудивительно, что регулирование отрасли двигалось в сторону стимулирования традиционного производства вин — выработку вина из собственного винограда, а не розлива вин и винных напитков из готового импортного виноматериала. В частности, было введено понятие защищенного географического указания, внедрена Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС) для государственного контроля над объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

В 2020 году был принят отдельный закон о виноградарстве и виноделии, где этот напиток был признан сельскохозяйственной продукцией, что дало возможность применять льготы по налогам, предусмотренные для фермеров. В этом же законе был уточнен сам термин "вино" для продукции, произведенной на территории России, — если продукт изготовлен из импортного виноматериала, то он будет считаться винным напитком, а не вином (не распространяется на импортированные расфасованные вина). В сочетании с существенным ростом акцизной нагрузки именно на винные напитки это стало причиной резкого сокращения ввоза виноматериалов и производства винных напитков в 2020 году. Кроме того, для некоторых винодельческих продуктов (шампанское и коньяк) применяется механизм минимальных розничных цен, что также отражается на спросе и предложении.  

Тем не менее подобные меры нужны для повышения инвестиционной привлекательности винодельческого бизнеса в России и развития экспорта. Существовавшие в СССР винодельческие компетенции и материальная база после действия закона "О борьбе с пьянством и алкоголизмом" (с 1985 по 1989 год и в постперестроечный период 1990-х годов) если не утрачены полностью, то значительно пострадали. В начале 1980-х годов площадь виноградников в РСФСР оценивалась в размере 199 тыс. га, а в 2020 году, по данным Росстата, — только 96,8 тыс. га (из них в плодоносящем возрасте — около 80% насаждений). По сравнению с 2019 годом площадь виноградников выросла лишь на 0,8 тыс. га.

Неравная конкуренция

Помимо пандемии COVID-19, одна из причин, сдерживающих рост территорий, — невозможность резко увеличить объем производства посадочного материала и саженцев сортового винограда. Соответственно, часть этой потребности закрывается за счет импорта. В частности, в 2019 году было ввезено на 43,3% больше черенков винограда (8,8 млн шт.), чем годом ранее. В 2020 году, даже несмотря на коронавирус и связанные с ним ограничения, их ввоз продолжил расти (на 0,5% к 2019 году). Стоит отметить, что власти не остались в стороне от этой проблемы, и в состав Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства была включена подпрограмма по развитию виноградарства и питомниководства. Правда, в части посевного материала значительную роль играет изменение климата — вкусовые качества вина очень чувствительны к колебаниям характеристик исходного сырья. Поэтому России нужны собственные сорта, исходя из местных почвенных и климатических черт.

Кроме того, восстанавливая отрасль, российские виноделы вынуждены конкурировать прежде всего с европейскими производителями, которые не испытывали трудностей переходного периода. Также они располагают куда более существенной господдержкой отрасли — более €1 млрд в год, две трети которых приходится на Италию, Францию и Испанию. В рублях по текущему курсу эта сумма эквивалентна 90 млрд руб. и составляет около 35% от общего объема господдержки всего российского агропромышленного сектора, запланированного на 2021 год.

Несмотря на уже принятые меры, результаты деятельности отрасли сложно пока назвать выдающимися. С 2017 года небольшими темпами растет выпуск игристого вина — в 2020 году его было выпущено 13,2 млн дал (единица измерения объема в виноделии, равна 10 л). Производство тихого вина (противовес игристым, не содержат углекислого газа, который создает пузырьки) в течение четырех последних лет колеблется в пределах 32 млн дал. Розничные продажи и вина, и игристых вин с 2017 года растут на 0,3–4,1%. Тем не менее ощутил потери сегмент винных напитков, производство которых упало в 2020 году на 62,7% (–18,2 млн дал), а розница снизилась на 34,1%. До 2020 года этот сегмент занимал больше 30% от всей винодельческой продукции. Производство коньяка тоже не отличается стабильностью — после роста его выпуска на 10,1% в 2019 году к концу 2020 года его производство снова уменьшилось на 11% в годовом выражении на фоне снижения розничных продаж на 1,6%.

Отчасти такие показатели связаны с сезонностью виноделия, а также с ограниченной площадью виноградников в плодоносящем возрасте. Поэтому пока на плановую продуктивность не выйдут заложенные недавно нивы, а это не меньше четырех-пяти лет, кардинального роста производства вин в России вряд ли стоит ожидать. Кроме того, такая ситуация может стать причиной роста цен на российские вина из-за недостатка местного виноматериала. По данным Росалкогольрегулирования, выпуск виноматериалов с учетом купажа сокращается второй год подряд, хотя и не так драматично, как их импорт, — всего на 7,9% в 2020 году. А среднегодовая стоимость реализации винограда фермерами, по данным Росстата, в 2020 году резко выросла на 26%.

Результаты российского экспорта вина тоже пока весьма скромные. Россия в 2020 году среди экспортеров винодельческой продукции заняла 50-е место с суммой всего $9,9 млн (–0,4% к прошлому году). Основными торговыми партнерами являются Украина (45%), Казахстан, Белоруссия и Китай (у всех по 10%). Впрочем, в условиях пандемии результат в 4,8% общемировых экспортных поставок у РФ можно считать хорошим.

Редакция не поддерживает употребление алкоголя

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru