7 июня 2022, 16:00
Мнение

Конфликт глобализма и суверенитета: какую роль играют санкции для РФ, Запада и мира

Денис Дубровин — о том, зачем Запад наносит все новые и новые удары по собственной экономике

"Нынешний кризис вырос из осознания коллективным геополитическим Западом того, что мир меняется, и из его неготовности принять эти изменения. Они поверили в "конец истории" и просчитались, а теперь расстраиваются", — заявил Владимир Чижов. На мой взгляд, эта цитата постпреда России при ЕС, произнесенная в недавнем интервью ТАСС после согласования саммитом Евросоюза шестого пакета санкций против России, отвечает на главный вопрос: что вообще сейчас происходит в мире.

Попробуем разобраться с некоторыми деталями, в частности, понять логику европейских санкций, каждый следующий блок которых наносит по самому Евросоюзу все более сильные удары, но при этом Брюссель продолжает следовать в том же направлении. "У всякого безумия есть своя логика", — некогда справедливо заметил Уильям Шекспир. 

Три заголовка из бельгийской ленты новостей

Лидеры Евросоюза на саммите в Брюсселе проявили беспрецедентное единство, согласовав удар по российской нефти 

Инфляция в мае в зоне евро установила новый исторический рекорд в 8,1% в годовом исчислении, предыдущий в 7,4% был в апреле

Бельгия парализована — общая забастовка госсектора против роста цен, высокая мобилизация профсоюзов.

Все эти три заголовка были даны не просто в один день, а вписаны буквально в одну колонку. Выводы европейские СМИ предпочитают не делать, видимо, считая, что Россию на саммите почти победили, а объяснения дестабилизации собственной экономики и общества приложатся. 

Шестой пакет

3 июня ЕС ввел в действие шестой пакет санкций против России, главным элементом которого стало урезанное и отложенное эмбарго на поставки нефти. 

Урезанное потому, что из него пока бессрочно исключены поставки российской нефти по нефтепроводу "Дружба" — в частности, для Венгрии и Словакии — и по морским перевозкам сделаны некоторые исключения для Болгарии и Хорватии. С условием, что эти страны не будут заниматься реэкспортом российской нефти. 

Отсроченное — поскольку отказаться от сырой нефти предстоит только через шесть месяцев, после введения санкций в силу с 4 декабря 2022 года; от нефтепродуктов из РФ — через восемь месяцев (4 февраля 2023 года). Не получилось странам ЕС договориться и о запрете перевозки европейскими танкерами российской нефти в третьи страны. Ибо ряд перевозчиков в этом случае одномоментно станут банкротами (с единственным шансом спастись — продать большую часть своего флота, например, той же России).

Глава Евросовета Шарль Мишель и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, комментируя санкции, представили даже конфликтующие цифры об объемах попадающей под запрет российской нефти. Мишель сказал, что они остановят 75% российских поставок в ЕС, фон дер Ляйен — 90% (при том, что Россия покрывает порядка 30% потребностей ЕС в нефти).  

Вывод здесь один: внутри многоголовой бюрократической системы Евросоюза нет понимания о масштабах ей самой произведенного бедствия. 

Хитрый план

Задача по отказу от российских энергоресурсов была заявлена Брюсселем еще задолго до российской спецоперации на Украине. Только темпы тогда предполагались менее самоубийственные. 

Острый газовый кризис в Евросоюзе начался еще в прошлом году — биржевые цены на газ временами достигали €2000 за тысячу кубометров. Тогда Еврокомиссия объявила, что свой газовый рынок она перестраивать не намерена, а целиком откажется от газа, причем в первую очередь именно от российского, который якобы используется РФ как политическое оружие. Нефть и уголь они планировали "грести под одну гребенку". 

Газовое оружие

Тезис про газ, как российское оружие, сам по себе — классическая подмена. Россия, как и СССР, никогда не перекрывала газ Европе ради политического давления — ни в холодную войну, ни сейчас. Разве что только за неуплаты по контракту. Зато Брюссель изо всех сил сейчас пытается надавить на Россию, используя именно энергоресурсы. То есть западные борцы с русскими энергоресурсами годами просто приписывали Москве собственную логику действий. Не ново.

Брюссель гордо заявляет, что, мол, санкции против российских энергоносителей соответствуют его "зеленой" повестке. Хитрость этого плана предельно примитивна.

"Зеленая" повестка означает размещение большого количества ветряков и солнечных батарей, с огромной избыточной мощностью; а в период избытка энергии (при солнечной и ветреной погоде) — массовое производство электролизом из воды водорода, который потом можно складировать и использовать в пасмурный штиль. Плюс "зеленая" повестка означает введение жестких норм экономии энергии, что тянет за собой очень высокие потребительские цены. Ведь энергии потребуется в разы больше, чем сейчас, поскольку автомобили, транспорт и отопление тоже должны стать электрическими. 

Претворить это в жизнь не просто дорого, а запредельно дорого. Никто, даже в обожающей отчеты, прогнозы и стратегии на десятилетия вперед Еврокомиссии, не дает точных оценок. Причем чем выше цены на энергию сегодня, тем дороже обойдется энергопереход — ибо миллионы ветряков и солнечных батарей производятся сейчас на классической энергии; и ресурсы, и комплектующие для них везут морем дизельные контейнеровозы.

Долг платежом красен

А платить за это, конечно, будут люди. В том числе и в рамках госкредитов, которые ЕС выдаст себе сам, но погашать которые предстоит следующим поколениям европейских граждан.

Заставить же людей платить такие деньги какой-либо идеологией крайне сложно, если и вовсе невозможно. Но! Если цены на энергию в Европе уже стали запредельными по якобы объективным причинам, то "зеленую" повестку можно представить не как сверхдорогой проект, а как попытку сэкономить. В итоге европейский средний класс по собственному желанию оплатит этот эксперимент, возможно, путем собственного исчезновения. 

Энергетические санкции против России прекрасно укладываются в этот план. Конечно, Еврокомиссия предпочла бы, чтобы злая Россия отключила европейцам газ, нефть и уголь сама. Но РФ упорно отказывается действовать по европейской логике: удушить экономически, пусть даже в ущерб себе. Потому Брюсселю приходится делать это самому, попутно используя информационные ресурсы, чтобы убедить собственных граждан, что в росте цен и стремительном падении уровня жизни в Европе виновата Москва.

О чистом воздухе

Справедливости ради, сами идеи чистой окружающей среды, воздуха и воды, отсутствия гор мусора и поддержания биологического разнообразия нашей планеты очень даже стоят того, чтобы ради этого работать и поступиться частью наших привычек. Проблема ЕС в том, что "зеленая" повестка здесь стала идеологической догмой, причем ярко политически окрашенной. Более того, не достигнув еще никаких результатов, Евросоюз прилагает немалые силы, чтобы обратить в свою веру весь мир. 

Против догмы, на мой взгляд, невозможен объективный анализ, который мог бы показать, что избранный путь ведет европейскую экономику в тупик, в силу элементарной неразвитости избранных технологий. Продемонстрировать, что "зеленое" будущее ЕС приведет к отказу от значительной части промышленности, фактически выведет автомобили в разряд недосягаемой роскоши, а квартиры грозит превратить в супермалометражки или, скорее, в коммуналки (простите — коливинги). Это уже и сейчас пропагандируется — не как резкое понижение уровня жизни, конечно, а как собственный экологический выбор.  

Самоубийство экономики политкорректно называть "большой перезагрузкой"

Европейское благополучие и большая часть европейской промышленности базируются "на очень дешевой энергии из России и очень дешевой рабочей силе из Китая", заявила 25 мая в немецкой газете Handelsblatt замглавы Еврокомиссии Маргрете Вестагер. "Был риск зависимости от России, но цена [на энергоресурсы] была привлекательной. Теперь наступили рисковые обстоятельства, и с этим нужно заканчивать", — сказала она. Фактически Вестагер описала большую перезагрузку по-европейски, к которой специальная операция на Украине не имеет никакого отношения. 

Благосостояние Европы последние 30 лет основывалось на чужих ресурсах (на самом деле это длится уже 300 лет), а когда ресурсов не хватало — на самокредитовании. О том же говорит и рост госдолга зоны евро за последние 20 лет — в большинстве ведущих европейских стран он колеблется от 80 до 120% ВВП. Старая модель не работает.

Чтобы избежать коллапса, нужно свернуть экономику и понизить уровень жизни. Только аккуратно, без социального взрыва и революций — в прежние века подобные системные кризисы решались именно так, эффективно обнуляя комплекс экономических проблем. А сейчас вот — "большая перезагрузка". 

Допустить качественного падения жизни на Западе на глазах у всего мира — немыслимо, поскольку это полностью дискредитирует все западные идеи мироустройства и ценности. Потому ЕС хочет проводить не собственную маленькую перестройку, а "большую", то есть мировую, перезагрузку. Все, что требовалось, — убедить мир, что теперь ему придется жить по "зеленым" нормам ЕС. А экспорт тех, кто не хочет, Запад "совершенно законно" обложил бы особой "зеленой" пошлиной, так как товары и ресурсы в этих странах производятся неэкологичным путем. Они и должны оплачивать "зеленый" курс Запада, который он "ведет на благо всей планеты" и благополучие "золотого миллиарда". Понятно, уровень жизни на Западе все равно понизился бы, но по сравнению с более бедными странами падение стало бы гораздо менее серьезным.

Если кто-то думает, что экологические пошлины — фантазия, то их механизм уже разработан и утвержден саммитом ЕС (11 декабря 2020 года). В действие он не был введен, поскольку для этого еще не подготовлена мировая правовая база.  

Инерция Европы

Попытки быстро сломать Россию экономически с началом спецоперации на Украине, а после неудачи — вычеркнуть ее из мировой экономики сделали этот изначальный план "большой перезагрузки" по "зеленой" колее бессмысленным. Однако десятки томов европейских стратегий и концепций, доказывающих "единственную правильность "зеленого" курса" Еврокомиссии куда девать? Больше того, под эти цели уже создан европейский фонд на €750 млрд заемных средств по преодолению последствий пандемии COVID-19, существенная часть денег из которого должна пойти на создание "зеленой" экономики в Европе.

Инерция махины евробюрократии невообразима, поэтому развернуться и пойти другим путем в новых условиях Евросоюз просто неспособен.  

Военная победа?

Вводя санкции, Запад наглядно показал, что его "святые" экономические принципы, включая неприкосновенность частной собственности и аполитичность системы резервных валют, не стоят ни гроша. Для всего мира это стало демонстрацией несостоятельности Запада как мирового лидера и инициатора создания глобальных правил. 

Еще больший удар по Западу наносит его неспособность даже такой ценой сломать Россию.

Логика примерно такова

"Зачем мне платить экологические пошлины, когда страны ЕС выстроились в очередь и готовы приплачивать за мою нефть, лишь бы заместить российскую?" — думают арабские шейхи. "Зачем мне продавать товары в Европу по ценам ниже рыночных, если высвободился немаленький российский рынок, оставленный рядом западных компаний?" — задаются вопросом корейские производители. "Почему мы должны обречь миллионы людей на голод, отказавшись от российской нефти, которая имеется в избытке и продается с премией?" — задаются вопросом в Дели. "Зачем мне следовать западным правилам, если есть возможность написать собственные?" — интересуется Китай.  

И у Брюсселя, и у Вашингтона осталась только одна возможность — создать условия для военной победы над Россией. Это, мол, покажет всему миру, что бросать вызов западному миропорядку все еще нельзя, и продлит агонию существующей системы. Однако и здесь скрыта ловушка. Не вызывает сомнений, что именно наличие у России мощного ядерного потенциала удерживает коллективный Запад от прямого военного вмешательства в конфликт на Украине. Потому, независимо от его результатов, желание обладать ядерным оружием в мире, в котором все еще доминирует Запад, в результате только вырастет.  

Стремлением непременно демонстративно наказать Россию объясняются и судорожные санкции в ущерб себе, и накачка Украины оружием, вплоть до истощения его запасов в самих странах Европы (там уже пытаются увеличивать военные расходы, что дополнительно подрывает экономику Евросоюза). 

США как бенефициар

Зато массовые закупки оружия улучшают экономическую ситуацию в США. Немного перепадет, конечно, Германии, Великобритании, Франции, Бельгии и Италии, но реально в денежном выражении не менее 80% военных средств уйдет именно в Вашингтон.  

Энергетические санкции Евросоюза против России настолько же выгодны США, насколько деструктивны для Европы. Прямое следствие: массированное расширение экспорта сжиженного природного газа из США в Европу по очень высоким ценам. Но есть и гораздо более важное непрямое: тяжелый удар по европейской промышленности, которая является главным конкурентом США. Рост цен на энергию и ее возможные перебои, социальная напряженность и столь любимые в Европе забастовки, сбои логистических цепочек и дефицит ресурсов могут привести к системным проблемам в европейской автомобильной и транспортной промышленности, оборонном секторе, самолетостроении, сельском хозяйстве и многих других отраслях. 

Все еще довольно упитанная Европа из конкурента впервые может стать простым потребителем американских товаров, у которого уже не получается выжать достаточно ресурсов для собственного развития из других регионов мира. 

Баланс интересов

Выгода нынешнего противостояния глобалистской элиты для США тоже имеет свои границы. Вторичный эффект санкций — неконтролируемый рост цен на энергию и продукты питания. Ему Вашингтон даже на своей территории ничего не может противопоставить. А это вполне может привести к социальному взрыву. Тем более что Штаты уже подорваны пандемией и культурными войнами BLM. Но США как лидер нынешнего глобального мира только путем конфронтации надеется удержать свои лидерские позиции. Кстати, лозунг Трампа "Сначала Америка" (America first) — это как раз лозунг лидера, попытавшегося заявить о приоритете американских национальных интересов над интересами глобалистскими. С известными всем результатами. 

Экономическая война против России — одновременно противостояние глобалистов и национальных интересов на Западе, в которой у первых полное доминирование. Отдельные политики, противостоящие им в своих странах, вроде Виктора Орбана в Венгрии или Реджепа Эрдогана в Турции, способны вести только партизанскую войну. Куснул — отскочил.  

Другой вопрос: как случилось так, что национальные лидеры на Западе сейчас практически вымерший вид, а государственная повестка в большей мере контролируется глобалистами?

Глобалисты — кто они

Глобалисты — транснациональный бизнес, большая часть которого образовалась еще на колониальных капиталах. К ним же относится обслуживающий эту систему аппарат политических, культурных и научных элит, которые зачастую вполне искренне убеждены, что государство является пережитком прошлого и мир должен управляться наднациональными организациями и бизнес-моделями. 

Либерализм и свободная торговля — символ веры глобалистов. Свобода, демократия, права человека — просто инструменты, используемые для ограничения возможности национальных государств. Демократия как форма управления обществом для глобалистов наиболее удобна, поскольку именно она имеет неограниченные возможности влияния не на конкретных лидеров, а на сами институты власти со стороны бизнеса, начиная от прямого финансирования политиков до использования ресурсов СМИ.

Глобализм — не политическая партия, это идеология, вера. Многие ее адепты, например, убеждены, что именно такая мировая система способствует прекращению войн и всеобщему процветанию. При этом они игнорируют генерируемые этим же миропорядком локальные конфликты и его неспособность решить ключевые экономические проблемы современного мира.  

Подводя итог

Развязанная Западом против России экономическая война имеет все признаки мирового конфликта элит. Это столкновение между глобалистским миропорядком, который мы знали на протяжении последних 30 лет, и сторонниками концепции взаимодействия суверенных государств. Государств, которые самостоятельно решают свои проблемы на своей территории и выстраивают свои отношения с соседями на договорной основе. То, что именно Россия оказалась в авангарде этой борьбы, совершенно закономерно: противостояние глобалистов с нашей страной полностью не прекращалось никогда.  

Само существование сильного российского единого государства для глобального миропорядка воспринимается как вызов — тем, что огромные ресурсы контролируются силой, находящейся вне полного влияния глобального бизнеса. Отсюда все попытки дестабилизации государства, вплоть до попыток организовать смену режима, а в идеале — его распад на мелкие управляемые территории. Идеальным вариантом государственного устройства в России для Запада, видимо, стал бы украинский сценарий или на худой конец — бесконечные 1990-е.  

Но недостаточная гибкость глобалистской элиты, ее слепая вера в собственное могущество не позволили на протяжении 30 последних лет найти механизмы полноценно встроить Россию в свою систему координат. Диалог с Россией должен вестись с позиции силы — мантра, которую всегда повторял генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

Станет ли следующий мировой порядок, который придет на смену, лучшим и более справедливым — будет зависеть от всех нас. Россия не является врагом Запада по определению, противостояние рождают лишь несостоятельные амбиции. Глобальный Запад в силу собственной идеологической близорукости, переоценки своих возможностей и острого недостатка компетенции сам похоронил западоцентричную систему мироустройства. Острый конфликт с Россией на территории Украины стал лишь заключительным аккордом этой пьесы.  

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru